В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Светлана ТОМА: «На экране я броская, яркая, а в жизни незаметная, стеснительная, закомплексованная — в общем, серая мышка»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 23 Мая, 2012 21:00
24 мая главная цыганка советского кино отмечает юбилей
Людмила ГРАБЕНКО
Судьба юной абитуриентки юридического факультета решилась в одночасье, когда на троллейбусной остановке в центре Кишинева к ней подошел кинорежиссер студии «Молдова-фильм» Эмиль Лотяну. Он искал актрису для новой картины «Красные поляны». На его предложение сняться в кино девушка ответила отказом, но Эмиль Владимирович сумел уговорить не только ее, но и родителей — в тот момент Светлана была еще несовершеннолетней. Так загорелась новая звезда советского кинематографа, одна из самых красивых и загадочных актрис 70-х. На долгие годы Тома стала не только любимой женщиной, но и музой Лотяну — он снимал ее во всех своих кинолентах. Но когда они расстались, актриса не ушла в творческое небытие, подобно многим бывшим режиссерским женам. На счету у Светланы Андреевны более полусотни фильмов, среди которых такие киношлягеры, как «Живой труп», «Лаутары», «Табор уходит в небо», «Мой ласковый и нежный зверь», «Благочестивая Марта», «Капитан Фракасс», «Анна Павлова», «Семь криков в океане». Сегодня Тома по-прежнему снимается, из последних ее работ — роли в столь любимых зрителями сериалах: «Воровка», «Леди Бомж», «Бедная Настя».
Светлана Тома в пальто, специально связанном для нее югославскими поклонниками, и Эмиль Лотяну в Париже возле афиши картины «Табор уходит в небо». «На премьеру во Францию невыездного Лотяну неожиданно отпустили»
«КОГДА НА ШЕСТИЛЕТИЕ РОДИТЕЛИ ПОДАРИЛИ КОСЫНОЧКУ, МОЕМУ СЧАСТЬЮ НЕ БЫЛО ПРЕДЕЛА!»

- Светлана Андреевна, как отмечать юбилей собираетесь?

- Этот праздник зависит прежде всего от возраста, поэтому я уже много лет день рождения не отмечаю - просто делаю вид, что его нет. Конечно, об этой дате знают мои близкие - родные и друзья, все они обязательно звонят, приходят, поздравляют. Но специально я ничего не устраиваю.

- Самый яркий свой день рождения в детстве помните?

- То были тяжелые послевоенные годы. Папу послали на работу в Молдавию, в сельскую местность. Сначала он стал начальником МТС, потом инструктором райкома партии, но возможности у нашей семьи были более чем скромные. Им соответствовали и наши желания. Помню, тогда все носили деревенские косыночки: на светлом фоне красные и розовые розы. И мне очень хотелось такую же. Когда на шестилетие родители мне ее подарили, моему счастью не было предела!

 

А когда мне исполнилось лет 12, нам с сестрой привезли из Средней Азии по тюбетейке - мне красную, ей голубую. Я была темноглазой и темноволосой, поэтому родители покупали мне много красных и бордовых вещей, а мою голубоглазую и светловолосую сестру одевали в синее и зеленое. У меня даже фотография есть, на которой я в долгожданной обновке.

- В то время каждая новая вещь становилась настоящим событием...

- Особенно если удавалось купить что-нибудь заграничное. Моя мама родилась в Бухаресте, когда Молдавия и Румыния еще были одной страной. Окончив школу, она уехала в Кишинев и вышла замуж за папу, а ее сестры, мои тетушки, остались в Румынии. Вскоре семья оказалась по разные стороны границы. Праздником было, когда мамины сестры присылали нам оттуда какую-то одежду. Но это происходило не так часто, да и то только после смерти Сталина, когда родственники наконец-то смогли напомнить о себе. Непростые то были времена, поэтому я не хочу, чтобы они возвращались.

Впрочем, и сегодня не все живут припеваючи. Чем дальше от Москвы, тем тяжелее приходится людям. Я это вижу, когда езжу по стране со спектаклями.

- Вы ведь не так давно после длительного перерыва снова вышли на театральную сцену?

Светлана в своем первом фильме «Красные поляны». «Я тогда была просто девочкой с улицы, совершенно не подготовленной профессионально»

- Окончив театральный институт, я работала в Русском театре имени Чехова в Кишиневе, но в 76-м уехала в Москву и долгое время была на вольных хлебах - много снималась. А 11 лет назад меня пригласили в антрепризу, с тех пор я работаю в разных компаниях и мне это очень нравится.

«Красные поляны», 1966 год

- Не жалеете, что так и не стали юристом?

- (Смеется). Нет, я ни о чем в своей жизни не жалею. К тому же не я выбирала - меня выбрали: Господь Бог с Эмилем Владимировичем Лотяну, у которого я снялась в своем первом фильме «Красные поляны». Тогда я была просто девочкой с улицы, совершенно неподготовленной профессионально. Лотяну стал для меня и другом, и учителем, и всем, чего мне удалось добиться в жизни, я обязана родителям и ему.

- С легкой руки Эмиля Лотяну вас начали называть «главной цыганкой советского кино». Как вы к этому относитесь?

В загсе со своим первым мужем актером Олегом Лачиным

- С «главной цыганкой» меня, честно говоря, уже достали. Рада в фильме «Табор уходит в небо» всего лишь одна из моих ролей, зачем же сразу ставить на человеке клеймо? Из-за этого я долгое время была лишена нормальной работы, потому что режиссеры тоже не чужды стереотипам. А я к цыганам не имею никакого отношения, и за свою они меня никогда не признавали, хотя очень хорошо ко мне относились. Кстати, с ними, с актерами театра «Ромэн», я снималась не только в «Таборе», но и в картинах «Живой труп», «Мой ласковый и нежный зверь» и сохранила о них самые лучшие воспоминания. Что же до попрошаек, которые пристают ко всем на вокзалах, то от них я спасаюсь бегством.

«В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ ПОКЛОННИКИ ПОРВАЛИ МНЕ ПЛАТЬЕ И ШАЛЬ»

- Партнеры-цыгане никогда не предлагали вам погадать?

- Я против гаданий - стараюсь не вторгаться в божественную ткань жизни. Никогда не пыталась узнать свою судьбу - пусть все идет так, как должно быть.

Если же вернуться к Эмилю Лотяну, то, несмотря ни на что, он подарил мне потрясающую жизнь. Благодаря ему я не только много и интересно работала, но увидела мир. С «Табором», который получил Гран-при на международном кинофестивале в испанском Сан-Себастьяне, я побывала в 46 странах на всех пяти континентах. Сегодня, возможно, это и не производит особого впечатления, но во времена Советского Союза и железного занавеса мало кто мог похвастаться такой удачей. Вообще, на мой взгляд, ничего более увлекательного и полезного, чем путешествия, на этом свете нет.

Картина Эмиля Лотяну «Табор уходит в небо» сделала Светлану Тому звездой советского экрана

- Подарки родным привозили?

- До сих пор удивляюсь, как мы умудрялись это делать, валюты-то у нас почти не было. Нам выдавали суточные - 15-20 долларов в день, что на них можно купить? Но если соблюдать режим строжайшей экономии, за неделю пребывания в стране набегало 140 долларов, которые я тратила на подарки всей семье - и дочери, и родителям, и сестре, и племяннице. Так приятно было видеть их радость, когда я приезжала и открывала чемодан...

Кстати, привозила не только вещи, но и книги - например, альбомы по живописи. Несмотря на то что они на английском и французском языке, храню их до сих пор. Например, любимый мною Дали почему-то был в нашей стране под запретом, и альбомы с его репродукциями нельзя было провозить через границу. Поэтому дрожала на таможне как осиновый лист, хоть и ехала с официальной делегацией. Я - человек законопослушный, но и отказать себе в удовольствии иметь такой альбом не могла. Тогда же я привезла из Европы своего первого Босха и томик Мандельштама, которого у нас тоже не жаловали.

- Как же вы экономили суточные - совсем ничего не ели?

Рада, «Табор уходит в небо», 1976 год

- Нас же приглашали на приемы и кормили. Например, в Индии, куда мы ездили с актером Григорием Григориу - моим партнером по фильму «Табор уходит в небо», вечеринку в нашу честь устроил звезда индийского кино Радж Капур. Он был на нашей премьере в Бомбее, оказался деликатным и умным человеком, прекрасным собеседником. Капур знал, что очень популярен в Советском Союзе, и ему это льстило. Хоть мы и общались через переводчика, стены между нами не было.

- Советские актрисы всегда имели за границей большой успех, и вы в этом смысле не исключение?

- Меня тоже принимали очень хорошо - где-то более эмоционально, где-то менее. В Латинской Америке, например, восторженные поклонники порвали мне платье и шаль.

- А дома, в Советском Союзе, поклонники досаждали?

- Ходила абсолютно свободно, потому что меня никто никогда не узнавал. На экране я броская, яркая, а в жизни незаметная, почти не крашусь, стараюсь не выделяться, не носила и не ношу кричащие цвета (их мне хватает в кино и на сцене), предпочитаю спортивный стиль в одежде - в общем, серая мышка.

Мой папа часто ругал меня за то, что могу выйти на улицу неприбранная, хотел, чтобы я и в жизни выглядела, как артистка. Мне же удобнее слиться с толпой, чтобы никто не обращал на меня внимания. Так я могу потихоньку наблюдать за окружающими, подмечая какие-то характерные черты - у кого-то походку, у кого-то мимику, которые могут пригодиться мне в работе. К тому же я человек стеснительный, в чем-то даже закомплексованный.

«В одежде предпочитаю спортивный стиль, мне удобнее слиться с толпой, чтобы никто не обращал на меня внимания»

«У МЕНЯ ДО СИХ ПОР ЛЕЖИТ ДЖИНСОВЫЙ КОМБИНЕЗОН, КУПЛЕННЫЙ У ФАРЦОВЩИКОВ В ОБЩЕСТВЕННОМ ТУАЛЕТЕ В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ»

- В советское время повального дефицита с одеждой в стране была напряженка, а выглядеть за границей нужно было на все сто. Как вы выходили из положения?

- На своем первом кинофестивале в Сан-Себастьяне я получала «Большую золотую раковину» за Эмиля Лотяну, которого тогда не выпустили из страны. Перед самой поездкой мне на какой-то базе в Кишиневе достали модный тогда материал - кримплен. У портнихи я сшила себе два платья, одно куда-то подевалось, а второе - именно то, в котором я получала Гран-при, - до сих пор висит у меня в шкафу. Оно очень красивое: белые четырехлистники на синем фоне, с каймой - ее еще называли купоном - внизу. В прошлом году я давала его на выставку, где известные люди выставляли свои вещи с историей.

Вообще же, мы тогда одевались у спекулянтов. У меня до сих пор лежит джинсовый комбинезон, купленный у фарцовщиков в общественном туалете в центре Москвы. Он настоящий, фирменный и стоил каких-то совершенно сумасшедших денег - я смогла купить его, получив гонорар за очередной фильм. Сегодня это настоящий раритет, и выбросить его рука не поднимается. Я вообще очень тяжело расстаюсь с вещами, которые сейчас называют винтажными, потому что с каждой из них у меня связаны какие-то воспоминания.

- А поклонники что-то дарили?

С Александром Ширвиндтом в фильме «Семь криков в океане», 1986 год

- Такое случилось лишь однажды - в Югославии, где я была на фестивале с «Табором». За 10 дней, которые провела там наша делегация, специально для меня связали роскошное шерстяное пальто. Как мне объяснили, в горах есть деревня, где женщины делают такие уникальные вещи. Мне преподнесли его на закрытии фестиваля.

Это пальто можно увидеть на фотографии, где мы с Эмилем стоим в Париже около тумбы с афишей «Табора». На премьеру картины во Франции невыездного Лотяну неожиданно отпустили. Принимающая сторона устроила нам тогда фотосессию: мы втроем - Эмиль, я и фотограф - гуляли по Парижу. Несколько снимков, в том числе и этот, нам потом подарили. Я очень его люблю.

- С тех пор ваша фигура мало изменилась, и любую из перечисленных вами вещей вы можете надеть и сейчас. Что помогает вам сохранять такую хорошую форму?

- С одной стороны, гены дают о себе знать - родители подарили мне хорошую конституцию. С другой - природе надо помогать - придерживаться какой-то умеренности в питании. Не могу сказать, что голодаю или сижу на диетах, просто есть продукты, которые я вообще не ем. Например, уже лет 30, как в моем рационе нет мяса, - мой организм просто перестал его принимать.

Алексей Баталов, Светлана Тома и Олег Басилашвили в картине «Живой труп», 1968 год

Фото Fotobank.ua

Зато я очень люблю сладкое и, если очень хочется, могу съесть и кусок торта, и пирожное. Но я стараюсь делать зарядку, давать себе какую-то физическую нагрузку. Ну и потом я все время нахожусь в движении: репетиции, съемки, поездки, гастроли.

- Любимые ароматы во времена тотального дефицита у вас были?

- В Советском Союзе выбор изысканной парфюмерии был предельно ограничен: в страну завозились одни и те же духи, да еще и в небольших количествах, поэтому те, кто мог себе позволить их купить, пахли одинаково. Для моего поколения это было нормально. А сегодня я очень люблю Chanel, причем не какие-то отдельные духи, а все, что они делают, и меняю ароматы в зависимости от времени года: свежие запахи хороши летом, теплые и пряные - зимой.

«ДЛЯ МЕНЯ ЛУЧШИЙ ОТДЫХ - СМЕНА ЗАНЯТИЙ И ВПЕЧАТЛЕНИЙ»

- Говорят, вы дружите только с мужчинами...

«Мой ласковый и нежный зверь», 1978 год. «К цыганам я никакого отношения не имею, и за свою они меня никогда не признавали, хотя очень хорошо ко мне относились»

- Так уж сложилась моя жизнь. Испытание временем и сложными жизненными ситуациями выдержали почему-то именно представители мужского пола. Хочу уточнить, что речь идет именно о дружбе, без какого-либо налета романтических отношений. У этих людей, естественно, есть жены, с которыми я тоже в хороших отношениях, и мы уже много лет дружим семьями.

Но это не значит, что у меня нет приятельниц среди женщин. С одной из моих подруг мы близки больше 30 лет. Она живет в Кишиневе, это актриса и певица Рита Ивануш. В моем возрасте новых друзей не заводят. Дружба - понятие долговременное, она формируется годами, а то и десятилетиями. Если же людей связывают отношения длиной в несколько дней, это называется иначе.

- Тем более что самые главные ваши подруги, наверное, все-таки дочь и внучка - Ирина Лачина и Мария Будрина?

- Они больше, чем друзья, дочь и внучка - моя семья, это самое дорогое, что есть в моей жизни. Ирина - актриса с именем, я довольна тем, как складывается ее творческая судьба. Маша актрисой стать не захотела, хотя в детстве и успела сняться в сериале «Маросейка, 12». Она - студентка режиссерского факультета и совсем на нас с Ирой не похожа: голубоглазая, светловолосая - в общем, типичная папина дочка. Ее отец - актер Олег Будрин.

Светлана Тома с внучкой Марией. «Маша актрисой стать не захотела, хотя в детстве и успела сняться в сериале «Маросейка, 12». Она студентка режиссерского факультета»

- У вас остается время на отдых?

- К сожалению, нет. Сегодня вернулась домой уставшая, но не могу позволить себе отдохнуть, потому что надо учить текст - завтра с утра мне нужно быть на съемочной площадке фильма Веры Сторожевой «Развод». Если выдается свободный час, стараюсь посмотреть новый фильм, что-то почитать - на эти занятия у меня катастрофически не хватает времени. А ведь еще надо успеть сбегать в музей на новую выставку и в театр - на премьерный спектакль. Поэтому правильным будет сказать, что для меня лучший отдых - это смена занятий и впечатлений.

Я давно не отдыхала на море, которое очень люблю. А в прошлом году неожиданно повезло - спектакль, в котором я занята, пригласили в Грецию. Мы сыграли его бесплатно, за что нам дали возможность пять дней там отдохнуть. Это было в сентябре - людей немного, море теплое, а солнце очень ласковое. Лежа на песке, я просто физически чувствовала, как уходит усталость. Теперь мечтаю: может быть, нас снова туда пригласят.

С дочерью актрисой Ириной Лачиной на вечере памяти Эмиля Лотяну в Доме кино, Москва, 2011 год. «Ирина — актриса с именем, я довольна тем, как складывается ее творческая судьба»

Фото Fotobank.ua

- По дому что-то успеваете делать?

- Абсолютно все - и убираю, и стираю, и глажу, и готовлю. И не потому, что такая замечательная, просто родители с раннего детства приучили меня к работе. Когда-то я и вышивала, и вязала, сейчас у меня уже просто не хватает на это времени. Мы с сестрой и в доме, и в огороде умели делать все. Очень жалею, что у меня нет дачи, я пока только мечтаю ее приобрести. Очень люблю копаться в земле, ведь мое детство было деревенским.

- Вы сейчас разочаровали многих зрителей, которые уверены, что актрисы не прикасаются ни к плите, ни к швабре, ни к утюгу!

- Может, мне и хотелось бы, чтобы кто-то помог, но я уверена: лучше меня никто этого не сделает.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось