В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Все мы хотим быть сильнее Времени

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 5 Июня, 2012 21:00
Время обжигает и торопит нас.
Виталий КОРОТИЧ
Возможно, что я устал и бурчу больше, чем надо. Недавно, зайдя в киевский Софийский собор, я попал в толпу туристов, которые веселились, безразлично поглядывая во все стороны, и мальчик громко спрашивал о чем-то у мамы, тыча пальцем в Оранту. Это совершенно нелепая мысль, но я запретил бы туристам приходить с экскурсоводами в Лавру или Софию - пусть приходят помолиться, если умеют, но не просто так, поглазеть. Хотя почему мы должны быть исключениями, если все крупнейшие святилища Европы, в том числе Миланский и Кельнский соборы, собор Святого Петра в Ватикане и Cвятого Марка в Венеции открыты для любопытных, и, наверное, это правильно, потому что такая красота должна быть доступна всем, верующим и неверующим.

Мы все вместе живем в едином и единственном мире, где тем лучше, чем меньше причин для боли и раздражения. Я, должно быть, завелся потому, что мне с утра киоскерша пожаловалась, что некоторые газеты подорожали, продавщица хлеба сказала, что буханки мельчают, а на Бессарабке торговали марокканской молодой картошкой, и я возмутился, что завозим картофель из Африки. Хотя все, что меня дразнило, было логичным проявлением сегодняшней жизни, как логичным стало наше умение возмущаться по мелочам - повышение цены на бензин или билеты в кино уже воспринимается как неизбежность и раздражает меньше.

Мы сосредоточены на ближнем мире, ближнем круге проблем, и то, что именно в этот момент люди погибают в Ливии, Дагестане, Боснии, Косово, Сомали, Чечне или Руанде, задевает поменьше в силу своей удаленности - географической и душевной. Киев постарел вместе со мной, и времена, когда мы все были сплочены общей бедой, когда в каждом доме висела карта мира с самодельными флажками, воткнутыми в нее для обозначения мест, ставших важными для каждого из нас лично, прошли. Сегодня наши личные проблемы уже не срастаются в общую, и мы уже не прижимаемся плечом к плечу, чтобы, как пел когда-то Булат Окуджава, «не пропасть поодиночке». Хотя есть еще одна великая причина для сплочения, называемая «национальной идеей», но ее никак даже не сформулируют.

Прихожу домой, сажусь на пол у книжных полок и начинаю их разбирать. Это особенное занятие. Я не очень люблю читать старые пожелтевшие книги, но люблю держать их в руках, нюхать, перелистывать. У книг тоже разные судьбы, и они запоминают столько прикосновений рук и взглядов, что их судьбы можно сравнивать с человеческими. Старые книги для меня перестают быть объектами для чтения, так же, как я иногда стесняюсь садиться в старинные кресла, принадлежавшие знаменитостям. Это набор неизбежностей - человеческие судьбы и судьбы старинных зданий, судьбы книг, мебели, дверных ручек и камней в тротуаре. Мои сегодняшние раздражения тоже неизбежны - многие из них происходят от нестыковки времен и, можно сказать, взаимного неуважения эпох.

Вы, я, каждый из нас вписывается в общий поток дней и старается сохраниться в нем неуниженно. Время обжигает и торопит нас. Наши предки считали, что весна начинается, когда речной бог затылком пробивает лед. Так и мы стараемся протолкнуться сквозь льды времени. Только что я получил электронное письмо от своего друга поэта Евгения Евтушенко, который пишет, как он мечтает приехать в Украину и как ему мешают операции, перенесенные в последнее время, но он все равно сделает все, чтобы приехать, пробиться сквозь все льды и выступить. Все мы хотим быть сильнее Времени...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось