В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Народный артист России Сергей ШАКУРОВ: «Почему меня иногда за глаза Злым Татарином называют? Стремлюсь просто делать все профессионально и очень быстро, а есть тугодумы или кто-то нарочно резину тянет — таким хочется дать по башке канделябром»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 5 Июня, 2012 21:00
В этом году культовый советский актер отметил свое 70-летие
Дмитрий ГОРДОН
По утрам, проснувшись, Сергей Шакуров поет вместе с сыном все подряд — от песенок из мультфильмов до оперных арий, а еще проплывает километр в бассейне за 24 минуты и может пройтись колесом по сцене (не говоря уже о том, что супруга моложе его на 30 лет). Ну как, будучи в трезвом уме и твердой памяти, поверить, что 1 января народный артист России отметил 70-летие? Вот и его сын Маратик уверен, что отцу 46 или 43, а, как известно, устами младенца... Актерский дар у Сергея Каюмовича — искристый и бурлящий, как шампанское, которое в день его рождения — так уж распорядилась судьба! — по всей стране льется рекой, однако известен он не только своей мощной харизмой, но и тем, что может отменить съемку, если сомневается в профессиональной состоятельности режиссера, или заставить уйти из спектакля актрису, которая слишком часто опаздывает. Не случайно в Театре имени Станиславского (последнем, где Шакуров числился в труппе) ему дали прозвище Мустанг — за неукротимый и подчас непредсказуемый нрав.Хотя за почти полвека, проведенные на театральной сцене, он переиграл практически весь мировой репертуар и в кино на его счету более 80 фильмов, к себе мой суровый собеседник относится еще строже, чем к другим. «Количеством хвастаться не стоит, - считает он, - у меня только около 40 картин, которыми горжусь, - лишь половина»... Наверное, его послужной список мог быть и больше, но Сергей Каюмович только и делает, что отказывается. От сериалов и халтур, которые ему наперебой предлагают. От всевозможных интервью - они ему попросту не нужны (уже несколько лет артист не выписывает и не читает газет и журналов). От телевидения - поскольку это, по его словам, «билет в один конец», а медийность - враг актерской профессии.

В годы, когда он начинал, понятия «секс-символ» еще не существовало, однако толпы поклонниц у него были, и хотя в отличие от некоторых именитых коллег Шакуров не просил оставлять для экзальтированных дамочек места в первом ряду и не платил клакерам за то, чтобы они кричали ему: «Браво!» и вручали цветы, женской любовью никогда обделен не был - она всегда питала его талант и вдохновляла на подвиги.

Вот уже 15 лет Музу Сергея Каюмовича зовут Екатерина Бабалова - как-то актер смущенно признался, что за семь лет, которые они прожили до официального брака, Катя сделала от него девять абортов, а когда вновь забеременела, Шакуров, осознав наконец-то, что может ее погубить, решился и сказал: «Давай! Рожай!». Сегодня жалеет лишь об одном - что дошло это до него поздно, ведь «можно было сделать мальчишку раньше». По удивительному совпадению свою звездную роль в фильме «Брежнев» Сергей Каюмович сыграл именно в тот год, когда появился на свет его младший сын Маратик, отчего Шакурова переполняло счастье.

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

Кстати, «дорогого Леонида Ильича» актер видел, по слухам, однажды «живьем» и даже чокнулся с ним после награждения в Кремле рюмкой водки (в 1980 году Сергей Каюмович получил Государственную премию СССР за фильм «Вкус хлеба»), тем не менее ввязаться в такую роль казалось полной авантюрой. Согласитесь, повторять вслед за фольклором набившие оскомину «сиськи-масиськи» и «сосиски сраны» и хохмить над «верным ленинцем» от души - задача не столько для драматического актера, сколько для бойкого шоумена: не зря же поэт Иртеньев иронично писал:

Какое время было, блин!
Какие люди были, что ты!
О них не сложено былин,
Зато остались анекдоты.

И все-таки от простецкой пародии Шакуров сумел подняться до поистине трагических высот - пятисантиметровые подставки для ног, на которые, компенсируя недостаток роста, Сергея Каюмовича взгромоздили, он превратил в котурны античного актера, ведь подлинный талант как раз и отличается способностью ломать штампы и стереотипы, срывать шоры. За эту роль Шакурову дали премию ТЭФИ, и все же важнее, что отныне потомки будут судить о человеке, 18 лет правившем Советским Союзом, не только по анекдотам, но и по историческим фактам.

«Я ПЛЕЧАМИ ПОЖАЛ: «ТУТ, КРОМЕ ЛЕОНИДА ИЛЬИЧА, ИГРАТЬ НЕКОГО, НО НИ ПО ЦВЕТУ КОЖИ, НИ ПО РОЖЕ, НИ ПО ПРОЧИМ ПАРАМЕТРАМ Я НА ЭТУ РОЛЬ НЕ ГОЖУСЬ»

- Не скрою, Сергей Каюмович, вы один из самых любимых моих артистов, и это не дежурная фраза, не дань вежливости, а чистая правда. Меня неизменно поражает какая-то фантастическая достоверность в образах, которые вы создаете, и необыкновенный внутренний свет, от вас исходящий, а вот интересно, актеров этому учат или таким надо родиться?

- Не учат - видно, это было обозначено от природы и проросло в детстве, а оно мне досталось свободное: никто меня не напрягал, не заставлял учиться.

С кинорежиссером Сергеем Соловьевым

- Вы же москвич?

- Ну да, арбатский... Отец вечно на работе - на охоте, матери тоже никогда дома не было, и я предоставлен был самому себе. Двор, пацаны, крыши, заборы, канализационные трубы и колодцы...

- Трубы еще не медные?

- Ну да (улыбается), и все это трансформировалось потом в спорт: в 11 лет я начал акробатикой заниматься, а когда ты себя серьезным спортсменом чувствуешь, еще больше расслабляешься, что называется, поэтому школа была мне до фени, и еле-еле до восьмого класса я доучился. Если бы не Виктор Сергеевич Розов - известнейший драматург, по пьесам которого великий Анатолий Эфрос поставил массу спектаклей, я бы, наверное, или в спорте остался, или угодил бы вместе с ребятами из своего двора в места не столь отдаленные, а так он меня в студию при Центральном детском театре за руку буквально привел...

Короче, все вышло слу-чай-но, к тому же это теперь родители своих детей в гимназию престижнейшую устраивают или в 40-ю непременно школу (если в Кембридж не отправляют), а тогда ничего такого не было. Полная свобода: что бы я ни вытворял, никто меня не ругал, не бил...

- Это важно, наверное, правда?

- Да, конечно. (Пауза). Мать меня все равно любила - принесу домой двойки, колы, а она (гладит себя по затылку): «Сереженька...».

- Вы в огромном количестве прекрасных фильмов снялись - сразу на память и

Забелин, «Свой среди чужих, чужой среди своих», 1974 год

«Свой среди чужих, чужой среди своих» приходит, и «Сибириада», и «Визит к Минотавру», но особняком для меня стоит сериал «Брежнев». Людей, которые знали Леонида Ильича лично, я спрашивал: «Ну как, справился с этой ролью Шакуров?», и все отвечали, что не могли оторваться от телеэкрана. Почему, впервые прочитав сценарий Валентина Черныха, по которому эта картина снята, вы воскликнули: «Брежнев - это я!»?

- Нет, я не так сказал. Изначально режиссер Сергей Снежкин на роль Чазова меня пригласил...

- ...кстати, на тогдашнего начальника IV Главного управления Минздрава СССР, попросту говоря - медицинской службы Кремля вы немножко похожи...

- Ну, наверное, но и подбирали актеров по внешнему сходству, поэтому Игорь Ясулович очень напоминает...

- ...главного идеолога СССР Суслова...

- ...Вася Лановой - председателя КГБ Андропова, Володя Меньшов - министра обороны Устинова... Типажность, конечно, должна быть хотя бы приблизительно, и Снежкин как толковый высокообразованный человек - я его обожаю! - позвал меня на роль Чазова. Приехал я в Питер, сделал там пробы, но удовольствия не получил, а я от всего, чем бы ни занимался, должен, выражаясь современным языком, получать кайф: интервью ли даю, статьи ли пишу, просто на радио прихожу, где никто меня вообще не видит...

- Ну а иначе зачем?

Елена Майорова, Сергей Шакуров, Марина Шиманская и Олег Борисов в «Параде планет»

- Да, и, уходя со студии, я стал прощаться: «Сережа, я, наверное, уже не приеду: мне не хочется это играть». Он в шоке был: «Как?». - «Ну, не интересно... Сам посуди: с палитрой таких ролей за спиной какой-то чепухой заниматься? Неохота!» - просто времени было жалко. Мне, безусловно, хотелось сделать ему приятное (навстречу режиссерам, когда меня просят что-то сыграть, я иногда иду), но ничего любопытного в данном случае для себя не нашел.

Уже на пороге он меня остановил: «Стоп, подожди минуточку - а кого бы ты хотел здесь сыграть?». Я плечами пожал: «Да тут, кроме Леонида Ильича, и некого, но ни по цвету кожи, ни по роже, ни по прочим параметрам я на эту роль не гожусь». Помахал ему и уехал в Москву, а через неделю звонят: «Сергей Каюмович, Снежкин хочет пробовать вас на Брежнева». - «А он хорошо подумал?» - задал вопрос я (смеется). «Да, очень хорошо...». Короче, приезжаю вновь в Питер и на пробе сцену с пачкой «Мальборо» делаю, которую Леонид Ильич из тайника в томике Ленина вытаскивает - и такая ржа в мониторы идет...

- При этом вы как бы Брежнева пародировали?

- Нет, показал генсека таким, каким слышал и видел по телику. Ну, брови мне, понятное дело, наклеили, седину впереди наложили, а дальше я просто все сделал своим голосом - я это умею. Смотрю, они просто ржут и мне мешают - я же тоже начинаю колоться.

- Живой человек...

В роли мясника Султана в фильме «Парад планет», 1984 год

- «Стойте, ребята, - прошу, - кончайте...», и Снежкин им: «Да-да, все, прекратите!». Ну, я второй сделал дубль, естественно, и снова всех посмешил. Ей-богу, в буквальном смысле этого слова валял дурака, а костюмерши, гримерши шепнули: «Знаете, Сергей Каюмович, сколько народу на Брежнева пробовалось?».

- Ну, Богдан Ступка, насколько я знаю, Вячеслав Шалевич...

- ...Юра Стоянов - даже Нахапетова из Америки приглашали. В общем, 20 человек и все артисты немаленькие...

- Ступка потом сыграл-таки Брежнева в комедии Тиграна Кеосаяна «Заяц над бездной»...

- Меня туда звали, но я глупостями заниматься не стал, и вот прихожу вскоре на КВН (я иногда игры ребят сужу), и Константин Львович Эрнст наклоняется: «Каюмыч, мы тебя утвердили». Прошло между тем недели две-три, наверное, я уже про это забыл... «Куда?» - переспросил. «Как? На роль Брежнева». - «Да? Ну, спасибо».

«БРЕЖНЕВА МНЕ ЖАЛКО: НЕМОЩНЫЙ МУЖИК, КОТОРОМУ БЫ НА ПЕНСИЮ, НА ЗАСЛУЖЕННЫЙ ОТДЫХ, А ЕГО ТАКОЙ ДЕРЖАВОЙ ЗАСТАВЛЯЮТ РУЛИТЬ»

- Сколько времени уходило у вас обычно на грим?

- Около двух часов, но в течение их я постоянно спал, потому что приходить надо было рано утром (мне специальное кресло купили - не гримерное, как обычно на киностудиях, а с откидывающейся спинкой, как в самолете). Грима как такового не было - занимались только бровями (они состояли из шести небольших частей, и на каждую тратилось минут 20) и головой. Мне очень тщательно делали сперва седину, потом темные волосы - все-таки я же блондин, а с лицом ничего, кроме старческих пятен.

- Опасность окарикатурить героя была?

В роли Брежнева в одноименном сериале Сергея Снежкина

- Вот это самое сложное было, чтобы...

- ...зрители не смеялись...

- Да, сыграть его так, чтобы не скатиться в пародию, не переступить грань и протащить образ буквально по острию, потому что чуть завалился бы - и все. Был бы тот «Заяц», в котором мне предлагали сниматься, а позволить такие вещи я себе не могу. Ну а поскольку Валентин Черных...

- ...грандиозный, вне всякого сомнения, мастер...

- Я недавно тоже по его сценарию снял картину - называется «Пират и пиратка». Я обычно какие-то тексты под себя подрабатываю, чтобы удобоговоримые были...

- ...а там все было точно, да?

- Абсолютно! - ничего не надо было поправлять, потому что написано потрясающе. Я Черныха обожаю и так ему благодарен... Ну и, разумеется, Снежкину.

- Те, кто смотрел этот фильм, разделились на два лагеря - одни говорили: «Хорошее было время, пусть и называют его «застоем» - жилось все равно спокойно, прогнозируемо, стабильно», а другие им возражали: «Да что же это такое?! Воспевают творца застоя и героя многочисленных анекдотов». Вы сознательно стремились к тому, чтобы Брежнев в вашей интерпретации вызвал симпатию?

- Ну конечно - а иначе зачем браться? Это была для меня сверхзадача, тем более что даже мой старший сын Иван, который брежневские времена помнит, ничего плохого об этом не говорит. Может быть, эта трактовка с точки зрения политической спорна, исходя из перспектив международных и прочих - то есть, если глобально мыслить... Ну а что, Горбачев лучше или Ельцин? Смешно даже сравнивать!

«Брежнев», 2005 год. «Самое сложное было — сыграть так, чтобы не скатиться в пародию, не переступить грань и протащить образ буквально по острию»

- В вашем исполнении Леонид Ильич вызывает острое чувство жалости, а какое лично у вас отношение к нему было, когда его играли?

- Ну, естественно, жалко его. Немощный мужик, которому бы на пенсию, на заслуженный отдых, а его такой державой заставляют рулить. Тут сейчас два наших парня, и то с трудом справляются - вдвоем! Понятно, что там мозговой центр был - Политбюро, но все они тоже, что называется, Кембриджей не кончали.

- Дорого было...

- Не в том дело (смеется). Я понимаю: в молодости им было не до учебы, тем не менее, чтобы страной управлять, нужно экономическое образование. У нас же министр культуры Демичев был...

- ...химиком...

- ...этот - физиком, хотя физиков-то как раз вообще не было. Катастрофа! - сегодня такое в принципе невозможно.

- О Брежневе много анекдотов ходило, и вы их, наверняка, знаете...

- О да, их было полно. Вот, например, коротенький. (Голосом Брежнева): «Внуча, а, внуча, честно и откровенно скажи, кем  хочешь стать, когда вырастешь большим?». - «Я, дедушка, тоже хочу быть Генеральным секретарем». - «Внучек (грозя пальцем),должен тебе со всей большевистской прямотой заявить, что двух Генеральных секретарей не бывает».

С Лидией Константиновой в картине «В Москве проездом» (Степа), 1970 год

- Как потрясающе вы сразу преображаетесь! Любопытно, а после выхода фильма на экраны с кем-то из родственников Брежнева общались?

- Нет.

- Но хоть соратники Леонида Ильича, которые хорошо его знали, что-нибудь говорили?

- Да, на просмотре. Когда картину уже смонтировали, Константин Львович Эрнст позвонил, я приехал в «Останкино», и мы смотрели ее вместе с заместителем начальника личной охраны генерального...

- ...Владимиром Медведевым?

- Да-да, и, по-моему, кто-то еще из таких серьезных людей присутствовал. Они были просто в восторге!

«В ЗАПАСНИКАХ ЭРМИТАЖА Я УВИДЕЛ СЮРТУК ПЕТРА I И ПОПЫТАЛСЯ ЕГО НА СЕБЯ НАДЕТЬ. НАТЯНУЛ ТОЛЬКО НА ОДНУ РУКУ, А ДАЛЬШЕ ОН ПРОСТО У МЕНЯ НЕ ПОШЕЛ - ОЧЕНЬ УЗКИЙ ОКАЗАЛСЯ И ДЛИННЫЙ»

- Вы сказали: «После Брежнева политических деятелей больше никогда играть я не буду», а почему?

В роли директора целинного совхоза «Бескрайний» Степана Сечкина с Натальей Аринбасаровой, «Вкус хлеба», 1979 год

Фото «РИА Новости»

- Ну, не то чтобы так сказал... С удовольствием бы сыграл Горбачева, к примеру - мне любопытно, что это за тип такой, и потом, время, которое он олицетворял, очень...

- ...динамичное, переломное...

- ...и неоднозначное - это история интересная, но нужно, чтобы современный Лев Николаевич появился и хорошо об этом написал.

- Вы же и Сталина в фильме «Враг народа - Бухарин» играли - эта роль, на ваш взгляд, вам удалась?

- Она не очень мобильной была: это все-таки история репрессий, и там не о Сталине шла речь, а о том, что его руками творилось, - вот в чем дело. Когда материала мало, мне очень неудобно: я большие люблю роли, мощные, от которых многое по сюжету зависит, - мне с ними легче. Конечно, иногда и такие эпизодические себе позволяю - вот и тут режиссер уговорил, но развернуться было негде, поэтому не сильно эта работа и прозвучала.

- Когда вы примеряете сталинский френч или надеваете костюм Генерального секретаря с пятью золотыми звездами, чувствуете себя хоть на секунду Сталиным или Брежневым?

- Нет, это невозможно. Когда-то давно я работал в Театре Советской Армии, мы делали спектакль «Декабристы» и всем нашим актерским составом спускались в запасники Эрмитажа. Я там простреленный мундир Милорадовича (генерал-губернатор Санкт-Петербурга, получивший смертельное ранение 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. - Д. Г.) держал, а потом увидел сюртук Петра I и попытался его на себя надеть.

В роли Сталина в фильме «Враг народа — Бухарин», 1990 год. «Режиссер уговорил, но развернуться было негде, поэтому не сильно эта работа и прозвучала»

Фото «ИТАР-ТАСС»

Натянул только на одну руку, а дальше он просто у меня не пошел, потому что был вот такой (показывает) - 42-го размера. Очень узкий оказался и длинный... Да, действительно!

- Жутко непропорциональный был Петр Великий - что за люди руководили Россией!

- То ли усох этот сюртук, то ли вытянулся, поэтому тоже никаких ощущений: внутри ничего, так сказать, не происходило.

- Тем не менее, по рассказам очевидцев, когда в гриме и костюме Брежнева вы направлялись в съемочный павильон, шаркали уже ногами по-старчески...

- Ну а как же? Надо было входить в роль - я это «работой с погружением» называю, а потом еще 12 часов из нее не выползать, поэтому я не любил, когда наши веселые артисты, коллеги мои и партнеры, подкатывались: «Каюмыч, слушай анекдот» - я пропускал все мимо ушей, потому что их хохмы могли выбить меня из образа. Не выбивали, конечно, но этого я очень боялся: так и удалось удержать это все в течение года с лишним, пока шли съемки.

- Вы как-то признались: «Я совершенно вне политики - мне абсолютно все равно, кто у руля». Это в вас опыт репрессированного поколения говорит? После 37-го многие ведь усвоили, что лучше даже в ту сторону не смотреть...

- Да нет, просто у меня такая профессия. Могу какого-нибудь Калигулу сыграть (римский император, который, придя к власти, руководствовался выражением «Пусть ненавидят, лишь бы боялись». - Д. Г.) или Дуче отвратительного на сцене изобразить, а влезать в это - нет, честно говоря, не понимаю, зачем. Это во-первых, а во-вторых, политическая стабильность-нестабильность в стране или личность того, кто у руля, никак на мою профессию не влияет. Митинги? Манифестации? Под танки ложиться не надо: приходит сперва один кукловод, потом другой без царя в голове - это для меня розыгрыш, плохой цирк, плохой театр, а я хороший театр знаю.

- Слышал, что когда в фильме «Зимняя вишня» режиссер Масленников предлагал вам сыграть главную роль в тандеме с Еленой Сафоновой, вы отказались, посчитав ее плохой актрисой...

С Людмилой Гурченко в «Сибириаде» (Спиридон Соломин), 1978 год

- Не плохой - молодая еще была, не очень опытная. Там в одной сцене надо было заплакать, а она не смогла, ну а меня, честно говоря, не устраивало, когда артисткам льют в глаза жидкость, будто бы это слезы...

- Вы ведь к съемкам уже приступили...

- Да, к тому времени месяц (ну, может, полмесяца) на берегу Финского залива снимали.

- И что же - развернулись и уехали?

- «Игорь, - сказал Масленникову, - сниматься в такой картине я не могу» - сел в поезд и отбыл...

«ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК ЦЕНУ СЕБЕ ЗНАЕТ, ДРУГОЕ ДЕЛО, ЧТОБ ТЫКВУ НЕ СНОСИЛО»

- Есть актеры, которые за любую работу, которую им предложат, хватаются, а вы совершенно другой и, как мне рассказывали, часто отказывались от ролей - почему?

- Понимаешь, ничего особенного в этом нет - нормальный процесс творческий, к тому же есть вещи, переступить через которые невозможно. Да, ты соглашаешься на роль, хочешь работать, а потом... Вот как в известной истории с Володей Высоцким, когда режиссеры пообещали, что он будет сниматься в «Земле Санникова». Мы в «Красную стрелу» садимся: Вицин и я, а Высоцкого нет. «А где же он?» - спрашиваю. «Ты знаешь, Сережа...» - мне объясняют, - то-се, пятое-десятое... Приезжаем в Питер, у нас съемка - Высоцкого нет. Я опять: «В чем дело?». - «Ну, в общем, его на эту роль не утвердили». - «Кто не утвердил?». - «Гуревич (он был начальником актерского отдела «Мосфильма». - С. Ш.) и худсовет». - «Как? - недоумеваю. - Не может быть».

Никитин, «Друг», 1987 год

Приступили к работе, и вот тут началось что-то неправильное, а через месяц вообще пошли разброд и шатания. Вижу я, что ребята (снимали картину дебютанты кинорежиссуры Альберт Мкртчян и Леонид Попов. - Д. Г.) растерялись - не ясно, как надо, чего, поэтому сам ставил кадры, с артистами разбирался. Плюнул, короче, правда, со скандалом чудовищным. (Конфликт разгорелся на фоне того, что актеры считали режиссеров дилетантами - сперва выполнять их установки отказался Шакуров, а затем к этому бунту присоединились Владислав Дворжецкий и Олег Даль. Георгий Вицин выдерживал нейтральную позицию, но все же подписал совместную телеграмму, отправленную руководству «Мосфильма»: «Сидим в говне на волчьих шкурах. Дворжецкий. Вицин. Даль. Шакуров». Актеры требовали заменить двух непрофессионалов на одного нормального режиссера, однако руководство «Мосфильма» заняло принципиальную позицию - Мкртчян и Попов будут продолжать снимать. Целый месяц бунтовщиткам «промывали мозги» - уломали всех, кроме Шакурова, который получил выговор и был снят с роли. «Влад и Олег меня предали: они согласились работать дальше, - признался Сергей Каюмович, - а я пошел до конца и написал заявление. По моему поводу на «Мосфильме» было два худсовета, но я уже не мог от своих слов отказаться, остановиться. Это было вопреки моему разуму, который мне в тот момент твердил: «Ты что, Сергей, делаешь?», но, кроме бешенства, ничего у меня не было, а после бешенства наступила апатия. Как бы там ни было, я этих двух людей - Даля и Дворжецкого - из своей жизни вычеркнул...». - Д. Г.)

Меня от «Мосфильма» на год отлучили - решение было принято: не пускать. Спас Александр Борисыч Столпер при помощи Константина Михайловича Симонова: они дружили...

- ...ну да, после фильма «Живые и мертвые»...

- Александр Борисыч позвал Высоцкого и меня в свою картину по симоновской пьесе «Четвертый».

- «Я много чего сыграл на своем веку, включая Сирано и Гамлета, и хорошо знаю себе цену» - обмолвились вы однажды: в этой фразе столько человеческого и актерского достоинства, которые вы сквозь все сыгранные вами роли проносите, а легко ли знать себе цену и какова она?

С Дмитрием Гордоном. «Я уже в зале спортивном слышал аплодисменты, и перейти в актерство мне было проще. На сцене я не зажимался и не начинал звездить, потому что, когда пришел в театр, был звездой в спорте»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

- Ну, мне кажется, любой человек цену себе знает, другое дело, чтоб тыкву не сносило - вот и все. Тут, безусловно, какой-то элементарный контроль нужен, потому что иначе - беда, и она может к непредсказуемым привести последствиям.

- А тыкву сносило?

- У меня нет, потому что так как-то жизнь сложилась... В том же спорте все было удачно: быстро стал мастером - лет в 18. Я уже в зале спортивном слышал аплодисменты, и перейти в актерство мне было проще. На сцене я не отчаивался, не зажимался и не начинал звездить, потому что, когда пришел в театр, уже был звездой в спорте.

- Все было привычно...

- Ну да - стабильно, накатано, и первая же роль стала знаменитой: я сыграл ее в спектакле Леонида Хейфеца «Смерть Иоанна Грозного» с замечательным партнером - Андреем Поповым...

- В Театре Советской Армии?

- Да, в ЦАТСА. Я там шута просто офигенного сыграл, потому что владел телом, и хотя текста у меня практически не было, заполнил сцену собой: какие-то кульбиты делал, колеса, показывал послу на троне голую задницу, - в общем, массу всяких интересных финтов придумал. Представляете, первая роль пацана в театре - и сразу звездой стал, поэтому вот этого, знаете (задирает нос): «Я такой!» у меня не было... Нет, это работа.

- Сами вы о себе говорите: «Я злой, но бесконфликтный»...

- Конфликтовать не люблю - это правда.

- Почему же иногда за глаза вас Злым Татарином называют - в чем злость выражается?

- Просто стремлюсь делать все профессионально и очень быстро, и когда идет затягивание чего бы то ни было, меня это раздражает, я начинаю заводиться и кого-то долбить, чтобы вопрос поживее решался. Это, знаете ли, как преферанс...

- ...где ценятся скорость и ум...

- Ну, конечно, а есть тугодумы или кто-то нарочно резину тянет - таким хочется дать по башке канделябром.

Киев - Москва - Киев



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось