В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
К нам приехал наш любимый

Эмир КУСТУРИЦА: «Дамы, останьтесь, кавалеры — свободны!»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 5 Июня, 2012 21:00
Всемирно известный сербский кинорежиссер и музыкант выступил в Киеве с группой The No Smoking Orchestra
Анна ШЕСТАК
Планировалось, что Кустурица успеет не только на концерт, но и в «Кинопанораму», где показывали первую документальную картину о нем, однако рейс, которым режиссер должен был лететь в Киев, задержали из-за неблагоприятных погодных условий, и на украинскую землю Эмир со товарищи ступил уже после того, как киевляне кино увидели. Разочарованные тем, что не удалось пообщаться со звездой, были, но мало - фильм «Балканская звезда» оказался таким интересным, что заменил пресс-конференцию. Более того - благодаря молодому российскому режиссеру Андрею Григорьеву зрители смогли не только услышать рассказ о жизни и творчестве Кустурицы, но и увидеть воочию и его семью, и его учителя, дожившего до 100 лет чешского режиссера Отакара Вавру, и замечательный Кустендорф, или Дрвенград - деревянный городок, построенный Эмиром в Сербии, недалеко от границы с Боснией и Герцеговиной.

«Я УЖЕ НЕ ЗЛЮСЬ, НО И НЕ ПРОЩАЮ...»

Фильм с удовольствием посмотрели даже те, кто видел его на Третьем международном кинофестивале «Золотая пектораль» в Трускавце, где Григорьев получил диплом за смелость и дерзновенность. Причем абсолютно заслуженно, ведь далеко не каждый мальчик-студент (кстати, не московский - екатеринбургский) отважится проникнуть в гримерку звезды мировой величины и сказать: «Вам понравились наши подарки? Приглашайте в Кустендорф!». Обалдевшему Кустурице ничего не оставалось, кроме как согласиться, и Андрей с другом, художником Никитой Плюсниным, помчались искать деньги на билеты....

То, что парни приехали, не имея ни спонсоров, ни продюсеров, да еще с идеями, как украсить городок Эмира портретами выдающихся людей, поразило 57-летнего режиссера еще больше, и он рассказал этим мальчишкам то, о чем не говорил с маститыми журналистами. К примеру, почему он уже почти 20 лет не живет в родном Сараево и почему те, кто рос вместе с ним и ходил в одну и ту же школу, могут позволить себе обозвать его подонком. Даже несмотря на мировую славу.

На заре 90-х в одной из статей Кустурица высказал мнение, что межнациональный конфликт в Боснии разжигают искусственно и почвы для него нет. После этого экстремисты ворвались в дом, где жили родители Эмира, и устроили погром. Ни отца, ни матери режиссера дома в тот момент не оказалось, однако когда стало известно, что преступники унесли награды сына, у Мурата Кустурицы случился сердечный приступ, после которого он умер...

«Я уже не злюсь, но и не прощаю», - говорит Эмир, объясняя, почему не бывает на родине и почему городу, в котором вырос и который продолжает любить, несмотря ни на что, предпочел полусказочный Кустендорф, ставший его вторым домом.

Все, кто смотрел кино, имели возможность убедиться: это ни в коем случае не бутафорская деревенька для проведения массовых действ, а место, где на самом деле живут и работают люди. И в первую очередь, конечно, семья Профессора (Кустурица любит, когда его называют именно так): жена Майя, совладелица студии, на которой были сняты все фильмы Эмира, сын Стрибор, выполняющий функции администратора и к тому же ударник The No Smoking Orchestra, и дочь Дуня - первая помощница и точная копия папы.

«ДАВНО ХОЧУ У СЕБЯ ТАКОЕ ПОСТРОИТЬ, ДА ВСЕ ВРЕМЕНИ НЕТ...»

От уютных деревянных домиков, витиеватых улочек, названных в честь Феллини, Марадоны или Фиделя Кастро (кубинского лидера Кустурица уважает, потому что «все побеждают на выборах с помощью денег, а он - настоящий мужик, победил с помощью винтовки»), невозможно оторвать взгляд. Радует глаз даже местная тюрьма - чистый и аккуратный погребок, где вместо заключенных находятся портреты тех, кого Эмир хотел бы видеть за решеткой, в частности Хавьера Соланы, которого он винит в ужасных разрушениях в Боснии. Забавное и приятное в Кустендорфе тесно переплелось с грустным - так же, как в фильмах Кустурицы, во время просмотра которых порой не знаешь, что уместнее: смеяться или плакать...

Даже Никита Михалков, погостивший в Дрвенграде, целиком и полностью вписался в общую трагикомическую картину: режиссер Григорьев сперва решил вырезать советского корифея, поскольку фильм, в общем-то, не о нем, но смилостивился - оставил один эпизод. Зато какой! Свежевышедший из вертолета Михалков, в каком-то барском тулупе, солнцезащитных очках и меховой шапке, дружески похлопывает по плечу Кустурицу со словами: «Люблю я этого человека!», а потом, оглядываясь вокруг, говорит: «Давно хочу у себя такое построить, да все времени нет...». После чего то ли шутки ради, то ли еще зачем-то в кадр попадает бородатый дядечка: «I'm Leo Tolstoy from Yasnaya Polyana» - и всем становится понятно, что в данном случае Никита Сергеевич и дядечка - равные величины, по крайней мере, роли им отведены одинаковые.

Закадровый текст в картине читает подросток, и никто из тех, кто смотрел, не спросил, почему - всем было ясно, что в свои 57 человек, собравший награды в Каннах и подаривший миру «Аризонскую мечту», «Время цыган», «Черную кошку, белого кота» и «Жизнь как чудо», самый настоящий пацан. Способный гонять мяч ничуть не хуже, чем Диего Марадона, о котором снял фильм, а главное - со стопроцентной отдачей.

«FUCK YOU, MTV!»

Точно так же, по-мальчишески, по-хулигански, Эмир и его «Некурящий оркестр» выступили во дворце «Украина», как мне кажется, слишком пафосном и консервативном для такого концерта. Кустурице, который с ходу заявил публике: «Можете делать что угодно: петь, танцевать, прыгать, ходить, выпивать...», больше подошел бы какой-нибудь клуб - там, по крайней мере, есть где развернуться. А на главной площадке страны было попросту негде: трубач и скрипач, отправившиеся в путешествие по залу, то и дело натыкались на сиденья. Зачастую - пустые...

Однако то, что аншлага не было, Эмира из колеи не выбило - уже после третьей песни он докричался до своего зрителя, и сцену заполнили танцоры-аматоры, за которыми потерялись музыканты. Молодые люди так самозабвенно скакали, что вскоре были отправлены в зал: «Дамы, останьтесь, кавалеры - свободны!». Девушки же прошли настоящий мастер-класс: Профессор учил их вилять бедрами, кружиться и поворачиваться в такт музыке, синхронно поднимать руки... В общем, приехал человек без балета - и за каких-то 15 минут обзавелся едва ли не Ансамблем имени Вирского.

Потом, правда, ансамбль пришлось распустить: устав двигаться, барышни усаживались прямо посреди сцены и глазели на Кустурицу, словно на импозантного тренера в фитнес-клубе. Нельзя сказать, что лидеру «Некурящего оркестра» это не нравилось, но от работы отвлекало.

Ввиду отсутствия харизматичного вокалиста Нелле Карайлича (Доктор Нелле недавно перенес операцию на сердце и как раз проходит курс реабилитации) песни пели все, включая Эмира, который обычно играет на бас-гитаре. А скрипач, позабыв на время о скрипке, не только вдохновенно пел, но и плясал - с тоненькой молоденькой девушкой в воздушном платьице, которую называл Джульеттой. Композиция, кстати, была подходящая: Was Romeo Really A Jerk? («Ромео, правда, был сопляк?»). И судя по тому, как энергично двигался взрослый музыкант и как вяло - его юная партнерша, возможно, таки не был. Иногда и в 50 за Ромео сойдешь.

Раздухарившись, Эмир и его команда стали исполнять самые что ни на есть хулиганские вещи и даже заставили зал послать подальше... канал MTV. «Вы любите этот канал?» - спросил Кустурица у публики. «Да-а-а!» - послышалось в ответ. «Отлично! Значит, как только услышите мой вопрос: «Do you agree?» («Вы согласны?» - Авт.), хором отвечайте: «Fuck you, MTV!». И киевляне, все так же любя, отвечали. Причем некоторым фраза пришлась по вкусу настолько, что они выкрикивали ее даже после того, как закончилась песня...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось