В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Весь мир — театр

Фата-моргана

Юлия ПЯТЕЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 27 Июня, 2012 21:00
К концу невыносимо скучного театрального сезона Театр имени Ивана Франко порадовал премьерой «Перехреснi стежки» по одноименной повести Франко
Юлия ПЯТЕЦКАЯ
Когда я училась в школе, «Перехреснi стежки» в обязательную программу не входили - эту повесть, которую иногда называют романом, я прочла уже в университете, с удивлением открыв для себя, что Франко был не только каменяром и вiчним революцiонером, но и тонким психологом, чутким лириком и вообще живым человеком.

К сожалению, косная система школьного образования продолжает делать свое черное дело - огромное количество бывших выпускников, получив свою порцию Некрасова, Достоевского и того же Франко, никогда больше их не открывают. В этом смысле одна из главных задач современных экранизаторов и постановщиков  - вернуть классике дыхание.

«Перехреснi стежки», написанные в 1900 году, во многом свежи и актуальны, а основной конфликт, связанный с главным героем адвокатом Евгением Рафаловичем, исчерпывающе прост. Молодой, умный, образованный и порядочный человек не без амбиций лишен возможности достойно заниматься любимым делом в существующей системе социальных отношений. Из всех его характеристик общество более-менее спокойно относится только к молодости, а вот уже сочетание ума, образования и порядочности рассматривает как серьезную опасность.

Евгений приезжает работать в провинциальный «акустический городок», надеясь если не изменить, то хотя бы пошатнуть тамошний замшелый жизненный уклад, но постоянно наталкивается на глухую стену непонимания, козней и сплетен. К тому же на все проблемы адвоката, вызванные его активной деятельностью, накладывается еще и личная драма. Рафалович неожиданно встречает свою бывшую возлюбленную, с которой они давно расстались, но за годы разлуки не охладели друг к другу. Правда, Регина успела выйти замуж за бывшего гимназического преподавателя Евгения Валериана Стальского - человека деспотичного, низкого и по-своему глубоко несчастного.

В 1994 году украинский кинорежиссер Олег Бийма снял по этой повести Франко весьма удачный пятисерийный телефильм «Западня» («Пастка»), отмеченный позже Государственной Шевченковской премией, где главные роли антагонистов - Стальского и Рафаловича - блестяще сыграли Богдан Ступка и Анатолий Хостикоев.

Ближе к концу нынешнего театрального сезона режиссер Театра Франко Дмитрий Чирипюк предложил свою версию «Перехресних стежок», сделав из повести пьесу, а из всей глыбы авторского текста оставив лишь мелодраматическую линию Рафалович - Регина - Стальский. На мой взгляд, у такого подхода есть как плюсы, так и минусы.

Основной минус, затрагивающий прежде всего тех зрителей, которые с повестью не знакомы, - недостаток информации. В этом очень не равнобедренном любовном треугольнике мы наблюдаем трех совершенно разных людей, с разным мировосприятием, пульсом, отношением к жизни. Но нам почти ничего не известно о Рафаловиче (Александр Форманчук), кроме того, что он адвокат, ничего о Стальском (Петр Панчук), кроме того, что он снедаем разнообразными внутренними бесами, а еще меньше о Регине (Елена Фесуненко) - красавице-блондинке, которая, как и все блондинки, по глубокому убеждению ее мужа, «є варiант найлютiшого жiночого звiру». Зрителю предоставлена возможность активно додумывать самому то, что обычно ему сообщают, и я не знаю, насколько наш зритель активен.

Сам же треугольник выглядит весьма выразительно, особенно мужская пара Стальский - Рафалович, являющая собой не столько две судьбы, сколько две породы, созданные из разного человеческого материала. Одна (Валериан Стальский) олицетворяет хаос и энтропию, другая (Евгений Рафалович) - свет и горение.

Перед нами, по сути, не классовый, не социальный, не любовный, а антропологический конфликт. И главная заслуга постановщика, а также достоинство всего спектакля именно в том, что этот конфликт выведен за рамки банальной зрительской лав стори.

В истории, рассказанной Чирипюком, нет ни привычной характерной однозначности героев, ни заурядной положительности и отрицательности, ни правых, ни виноватых. Каждый из действующих лиц и жертва, и палач, каждый рано или поздно оказывается в своих ловушках, ловко расставленных судьбой на «перехресних стежках».

«Стежки» заявлены как трагифарс, хотя жанрово тяготеют к психологической драме, которую можно рассматривать как пример современной живой дышащей классики. Вдобавок это очень убедительная и интересная работа с художественной точки зрения - стилистически спектакль выглядит на редкость цельным. Замечательная музыка Юрия Шевченко и просто завораживающая сценография Андрея Александровича-Дочевского работают на замысел, а не формально нагружают пространство.

Благодаря талантливой работе художника спектакль получил дополнительное измерение - и дефицит информации, а также некоторый дефицит чувственности в актерском исполнении компенсируются художественными впечатлениями.

Сцена уставлена огромными колючими зеркальными призмами, где, помимо городского пейзажа и самих героев, отражается то, что может хранить лишь память и воображение.

Мне всегда казалось, что современному украинскому театру катастрофически не хватает фантазии, превратившей когда-то театр в искусство из вполне рационального ритуала. Хороший театр всегда немножко галлюцинация, мираж, фата-моргана, это довольно сложная оптика, необходимая для того, чтобы сказать простые вещи.

Рационально «Перехреснi стежки» - лаконичная история с трагическим финалом. История несложившейся жизни, которая у каждого не сложилась по-своему. Как подытожил другой хороший писатель: «Все уже случилось. Все окончательно не сбылось». Но запоминается не финальный белый шарфик на мосточке, где Регина окончательно решила все свои проблемы, а сумасшедшие алые цветы в зеркальных осколках памяти, фата-моргана возможного счастья, щемящая музыка... Ну и то, что не следует брать в жены блондинку.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось