В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Больше, чем поэт

Дочь поэта Арсения ТАРКОВСКОГО Марина: «Признание к отцу пришло в 55 лет, в один год с братом. Создай он два-три стихотворения о партии и Сталине, его первый сборник увидел бы свет гораздо раньше, но папа никогда не служил системе — он был настоящим аристократом духа»

Татьяна ЧЕБРОВА. «Бульвар Гордона» 27 Июня, 2012 21:00
25 июня исполняется 105 лет со дня рождения одного из лучших поэтов XX века
Татьяна ЧЕБРОВА
«Вот и лето прошло, словно и не бывало. На пригреве тепло. Только этого мало...». Эти строки из песни в исполнении Софии Ротару — первое, что вспоминают люди, далекие от поэзии, услышав имя Арсения Тарковского. Последний из плеяды великих русских поэтов родился в Елисаветграде, как тогда назывался Кировоград, отец поэта Александр Карлович был воспитанником Ивана Карповича Карпенко-Карого (Тобилевича), драматурга, корифея и одного из основателей украинского театра. Большую часть жизни Арсений Александрович прожил вдали от родных мест, но не в разлуке с ними: Где вьюгу на латынь Переводил Овидий, Я пил степную синь И суп варил из мидий... Приходилось слышать, что ни отцу-поэту, ни его знаменитому сыну-кинорежиссеру в личной жизни не везло. Вопреки этому (или благодаря?) Андрей Тарковский снял «Солярис», главная героиня которого — пример абсолютной, до самоуничтожения, жертвенной любви, а Арсений Тарковский написал «Первые свидания». По-моему, это — одно из самых точных в мировой поэзии стихотворений о любви (если в данном случае возможны какие-либо определения): ...Сама ложилась мята нам под ноги, И птицам с нами было по дороге, И рыбы подымались по реке, И небо развернулось пред глазами... Когда судьба по следу шла за нами, Как сумасшедший с бритвою в руке...«Папа не был ловеласом. Просто, как и всякий творчески одаренный человек, умел ценить красоту, - вспоминала дочь Арсения Тарковского Марина (книга ее мемуаров «Осколки зеркала» удостоилась российской литературной премии «Антибукер», недавно вышла новая - «Арсений Тарковский: судьба моя сгорела между строк»). - В юности он был влюблен в Марию Фальц. Это чувство он пронес через всю жизнь («Свиданий наших каждое мгновенье мы праздновали, как Богоявленье...» написано о ней. - Авт.), может, потому, что Мария рано умерла, они не жили вместе - быт ведь разрушает отношения, особенно страшный, советский.

Потом отец полюбил мою маму (Арсений Тарковский и Мария Вишнякова познакомились в Москве на Высших литературных курсах. - Авт.), но они рано поженились, а такие браки хрупкие. Затем в жизни отца появилась Антонина Александровна Бохонова - чудесная женщина. Папа победил ее своей страстью. Ей было непросто разрушить свою семью и уйти к поэту. Она была милым, добрым, глубоко порядочным человеком, но и ее постигла участь моей мамы, а папа ушел к Татьяне Озерской.

Марина Тарковская

Знаю, отец страдал оттого, что причиняет боль окружающим»...

С Мариной Арсеньевной мы говорили не о «лишней жизни», как в шутку называл интимные подробности ее отец, а просто о нем. Но и о брате, конечно, тоже, ведь темы эти неразрывны: «Мама часто отмечала сходство их характеров и судеб. Только творчество спасало и уводило от жизненных сложностей, которые они порой сами же и создавали»...

Нынешний год для Тарковских - юбилейный дважды: 105 лет со дня рождения выдающегося поэта, 80 лет могло бы исполниться выдающемуся режиссеру, в фильмах которого «Зеркало», «Сталкер», «Ностальгия» звучат стихи отца...

«ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ОТЦА БЫЛИ ТРАГИЧЕСКИМИ - ЕГО ОТПРАВИЛИ В ДОМ ВЕТЕРАНОВ КИНО»

- Марина Арсеньевна, Арсений Александрович писал, как на день рождения ему пекли воздушный пирог, прятали в чулан. Однажды мальчик туда пробрался и стал отщипывать кусочек за кусочком. Александр Карлович, заметив это, не стал ругать испуганного сына - взял его на руки и принялся успокаивать: «Это у нас не Асик, это зайчик маленький»... А какое у вас самое раннее воспоминание об отце?

- Папа с Антониной Александровной жили совсем рядом с нами, в 10 минутах ходьбы. Так что мы с Андреем видели его довольно часто. Хотя для меня это были мучительные встречи: папа усаживал меня на колени, обнимал, расспрашивал о моей жизни, но я не могла отвечать, вообще говорить не могла - только плакала...

 

Детская травма осталась у меня на всю жизнь. Я вообще из плачущих людей...

- «Нашу крошку звать Марина. Наша крошка - балерина» - строчки из шуточной колыбельной, которую вам напевал папа...

- У меня было домашнее прозвище - Мышь.

- Потому, что «мышка» рифмуется с «Маришка»?

- Просто я была очень маленькой и очень зоркой - находила все, что обронили на пол...

- Когда вы с братом выросли, так же часто встречались с отцом?

- Да, он наведывался к нам домой, мы бывали у него. Правда, общаться стало труднее, когда он женился в третий раз. Была просто выстроена стена - кирпич за кирпичом, выше и выше... Обычно папа звонил и приезжал, когда ненадолго оставался один.

Последние полгода жизни он провел в больнице. Когда я потом заболела сама, вдруг вспомнила историю, которая стала первым рассказом в «Осколках Зеркала». В 1943-м мы с Андреем вернулись из эвакуации в Переделкино, потому что наша московская комната была кем-то занята. От соседки я принесла в дом маленькую козочку, назвала ее Сильвой.

Году в 1946-м мы с Андреем пришли в Дом творчества писателей, где часто бывали у папы. Там ходили разряженные дамы - в шляпках, с зонтиками, мы же появились босые, брат - в подаренных кем-то галифе, а за мной, как собака, бежала коза Сильва...

Арсений (справа) со старшим братом Валерием и матерью Марией Даниловной, 1909 год, Елисаветград. Брат Тарковского погиб в мае 1919-го в бою против атамана Григорьева

- Читала, как рыдал Тарковский, когда кошка Мариэтты Шагинян разорвала белку, которую он привык кормить в парке чуть ли не с руки...

- Это подлинная история, после которой папа возненавидел шагиняновскую кошку.

- А заодно и саму советскую писательницу, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Сталинской премий?

- Ну да (смеется)... Она была своеобразным человеком - если у Мариэтты Сергеевны кончались аргументы в споре, эта дама демонстративно вынимала слуховой аппарат из уха: человек мог возмущаться сколько угодно и чем угодно, но она его не слышала...

- Говорят, психологически Арсений Александрович был вечным ребенком, даже младше собственного сына Андрея...

Арсений, 1908 год

- Подобные воспоминания меня не умиляют, даже немножко раздражают. В биографии Тарковского все не просто - такая ситуация была очень удобна человеку, который находился рядом с ним...

- Третьей жене вашего отца Татьяне Озерской?

- Не хочу сейчас называть имен. Действительно, выгодно было иметь рядом не самостоятельного мужчину, а дитя, пусть гениальное, которым можно руководить. Видеть это мне было очень больно...

Помните строки Бориса Пастернака: «...но кто мы и откуда, когда из всех тех лет остались пересуды, а нас на свете нет». Их уже нет на свете - остались пересуды. (Поэт Кирилл Ковальджи вспоминал саркастическое двустишие Тарковского: «Я единственный в нашей семье, кто женат на гремучей змее». - Авт.).

Мне хочется восстановить отца в глазах многих читателей и любителей поэзии как личность...

В 1921 году Тарковский и его друзья были арестованы из-за публикации в газете акростиха, в котором нелестно характеризовался Владимир Ленин. Арсению удалось бежать с поезда по дороге в Николаев, куда везли арестованных, после чего он много скитался по Украине, был сапожником, работал в рыболовецкой артели

Последние его годы были просто трагическими (Тарковский месяц не дожил до 82-летия. - Авт.) - абсолютно с ним не посчитавшись, его отправили в Дом ветеранов кино. Конечно, спасибо Союзу кинематографистов СССР, который пошел навстречу пожеланиям тогдашней папиной жены. Руководители творческой организации сделали это от чистого сердца, ведь не могли знать ситуацию изнутри. У папы есть строки: «...если правду сказать, я по крови - домашний сверчок», а ему приходилось жить...

- ...в казенном доме...

- Абсолютно верно! Папа любил свою квартиру, и коллекцию пластинок, и книги, и свою, простите за подробности, ванну. Он ведь был инвалидом войны...

- ...передвигался с помощью «палки-упалки», но даже в таких обстоятельствах - бытовых, житейских - ему не изменяло чувство юмора: «возвращаюсь в родные пеналы»...

Арсений с сыном Андреем и первой супругой Марией Вишняковой, 1934 год. «Мама была плохим кузнецом своего счастья. Она не вышла второй раз замуж, не умела устраиваться в жизни, все было направлено на наше с Андреем благо»

- Комната, где папа жил в Доме творчества «Переделкино», как раз и была настоящим пеналом. Жена обитала в соседнем номере, у него же стояли только кровать и стол. Окно было расположено очень высоко, почти недосягаемо, где-то под потолком, так что смотреть в него было невозможно. В Доме ветеранов кино условия оказались лучше - все-таки две комнаты...

- То есть Арсений Александрович и Татьяна Алексеевна фактически жили раздельно?

- Она любила спать допоздна. Папа спал в первой, проходной комнате (как бы гостиной), на узком диване со спинкой, очень неудобном (надолго умолкает). Но давайте на этом закончим этот разговор...

«СЕМЬЮ МОИХ РОДИТЕЛЕЙ РАЗРУШИЛО СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ. ТОЧНЕЕ, ТОТ НЕВЫНОСИМЫЙ БЫТ...»

- Почему ваша бабушка противилась браку ваших родителей, чуть ли не расписку взяла с дочери, Марии Ивановны Вишняковой: мол, если разведешься с Арсением, меня не ругай?

Когда Арсений Александрович ушел из семьи к Антонине Бохоновой, Андрею было три года, а Марине полтора, 1935 год

- Матери часто создают образ идеального мужа для своей дочери и, если воображаемый образ не совпадает с реальным человеком, бывают недовольны выбором. Но мама полюбила Арсения Тарковского, потом бабушка узнала его поближе и тоже полюбила. Заботилась о нем: шила пальто, белье (родители поженились в 1928 году, тогда ничего не было - полная разруха), купила плащи прорезиненные, чтобы мама с папой могли ездить на экскурсии. Бабушка вообще была добрым и любящим человеком.

- Настоящее потрясение - читать письма Марии Ивановны к вашему отцу, написанные уже после развода: «Милый Асинька! Не бойся обращаться со мной как с мамой... О своих личных делах не страдай, Асик... Я все прекрасно понимаю... Мы обменяем комнатки, и ты будешь жить хорошо и спокойно. Возьмешь кое-что из мебели, у меня есть лишнее ложе (диван)... Нужны ли тебе деньги? Крепко целую, дети не знают, что я тебе пишу.

Марина и Андрей Тарковские, конец 40-х

Они тебя очень крепко любят. Они кошки милые, только буйные иногда...». Мария Ивановна сдружилась со второй женой Арсения Александровича, помогала Антонине Александровне, когда та заболела, даже, кажется, хоронила ее, сгоревшую в 46 лет от рака мозга...

- Точнее, была на похоронах (у Антонины Александровны осталась дочь Лена от первого брака с литературоведом Владимиром Трениным, другом Владимира Маяковского и Давида Бурлюка)...

Есть пословица - каждый кузнец своего счастья. Мама была плохим кузнецом. Она не умела устраиваться в жизни и как будто нарочно выбирала для себя самые трудные пути. Она не вышла второй раз замуж, пошла работать в типографию с ее потогонными нормами, не поехала в эвакуацию с Литфондом - и все потому, что не могла кривить душой даже перед собой. Казалось, в жизни ей ничего не нужно - была бы чашка чая с куском хлеба да папиросы. Вся ее жизнь была направлена на наше с Андреем благо...

Первая супруга поэта Мария Вишнякова и Маргарита Терехова на съемках картины Андрея Тарковского «Зеркало», 1974 год

Мне кажется, семью моих родителей разрушило советское время. Точнее, тот невыносимый быт, на который оно их обрекло. Две комнаты по 10 квадратных метров, муж-поэт работает ночью, днем ему надо спать, а тут как раз проснулись дети...

Творчество, как монашество, требует всего человека - целиком. Я это на себе испытала, когда работала над «Осколками зеркала». Среди ночи вставала, чтобы что-то записать. Папа не мемуары писал, а стихи, но представьте, сколько было раздражителей вокруг. Плюс недовольная жена, которой надо с двумя маленькими детьми идти на рынок за молоком, топить печку. (Когда Арсений Александрович ушел из семьи, Андрею было три года, а Марине - полтора. - Авт.). А у Антонины Александровны, его будущей второй жены, прелестной женщины, в доме уже подросшая дочь, богемные гости, шутки, светскость...

Марина с отцом, 70-е годы

- Правда, что когда Арсений Александрович решил оставить вторую семью, Антонина Александровна вызвалась погладить его единственные выходные брюки, поставила на них утюг и специально прожгла, чтобы мужу не в чем было пойти на свидание с соперницей - грузинской актрисой Нато Вачнадзе? Но перемены в личной жизни все равно произошли: расстроенный Тарковский отправился в гости к соседям, где встретил Татьяну Озерскую...

- Полагаю, эту историю кто-то придумал (Нато Вачнадзе погибла в 1953 году в авиационной катастрофе. По слухам, к ее смерти приложил руку Лаврентий Берия, безуспешно добивавшийся благосклонности актрисы. - Авт.)... Антонина Александровна была замечательным человеком, с чувством собственного достоинства. Я уверена, что такую глупость она сделать не могла...

«ПАПЕ СДЕЛАЛИ ПЯТЬ ОПЕРАЦИЙ, АМПУТИРУЯ НОГУ ВСЕ ВЫШЕ И ВЫШЕ, И ТОЛЬКО НА ШЕСТОЙ ГАНГРЕНУ УДАЛОСЬ ОСТАНОВИТЬ»

- В войну Антонина Бохонова буквально спасла жизнь вашему отцу, когда он, раненный, погибал в полевом госпитале...

Стихотворения Тарковского, посвященные Марине Цветаевой, составляют отдельный цикл. «Папа не мог ответить на ее горячую дружбу, он был семейным человеком»

- В декабре 1943 года под городом Городок Витебской области папа был ранен разрывной пулей в ногу. У него развилась газовая гангрена. Антонина Александровна с помощью друзей получила пропуск в прифронтовую полосу и привезла отца, которому к тому времени сделали пять неудачных операций, ампутируя ногу все выше и выше, в Москву. Там, в Институте хирургии, знаменитый профессор Александр Вишневский сделал ему шестую реампутацию - гангрену удалось остановить...

Кстати, папа спокойно мог остаться в тылу: имел бронь, да и по медицинским параметрам к воинской службе не годился. Но еще в Москве рвался в ополчение, а когда перевез семью в эвакуацию в Чистополь, добился отправки на фронт. Как член Союза писателей был откомандирован во фронтовую газету «Боевая тревога», где работал военным корреспондентом. Участвовал в боевых действиях, был награжден орденом Красной Звезды...

- Арсений Александрович признавался, что больше других фильмов сына любит «Сталкер», хотя героиня «Соляриса» буквально списана с вас... Отец это сходство сразу заметил?

- Не знаю. Мы мало разговаривали друг с другом - в основном молчали. В последние годы папа держал меня за руку, где-то рядом присутствовала его жена. Я не любопытна, и мне было трудно задавать какие-то вопросы...

Действительно, Андрей попросил, чтобы на роль Хари подобрали актрису, похожую на меня, и нашли прелестную Наталью Бондарчук. Там великолепная работа оператора Вадима Ивановича Юсова. Первое появление Хари - крупный план: щека, пушок на этой щеке, как у персика...

Хари мне так близка еще и потому, что олицетворяет совесть автора. Вероятно, домысливаю, но раз Андрей хотел, чтобы актриса была похожа на меня, может, он и меня считал человеком достаточно порядочным...

С третьей женой Татьяной Озерской, 80-е годы. «Я единственный в нашей семье, кто женат на гремучей змее»

Кстати, в «Ностальгии» жену главного героя Горчакова зовут Марией, как нашу маму, но актриса Патриция Террено - один к одному я в молодости. У меня такая же коса была, сзади закрученная...

- Ваш сын Михаил похож на Арсения Александровича?

- Талантом - да. Михаил - чудесный прозаик. В прошлом году сборник его рассказов «Замороженное время» получил премию «Ясная Поляна» имени Льва Николаевича Толстого в номинации «XXI век».

Думаю, Миша (сейчас ему 53 года) очень похож и на меня. Совершенно мой человек, хотя с дочерью Катей у нас тоже близкие отношения. По первому образованию сын - географ и биолог. Работал на Енисее, в поселке Мирный, где один человек сказал о Михаиле-орнитологе: «Тарковский - третий гениальный человек в этой семье». Потом сын переехал в поселок Бахта и стал охотником. Писать начал еще в Мирном, но нам стоило большого труда уговорить его показать свои стихи дедушке. Арсения Тарковского окружало множество молодых людей - ему присылали стихи по почте, и он очень добросовестно отвечал каждому, считая это своим долгом. Хотя в основном это были просто графоманские опусы - редко кто становился настоящим поэтом - таких можно пересчитать по пальцам одной руки...

У Михаила очень развито чувство достоинства, он никогда не пользовался именем дедушки или дяди.

- Что сказал Арсений Александрович?

- «Миша, ты должен писать».

- И внук написал:

Похороны Анны Ахматовой 10 марта 1966 года. С матерью прощается Лев Гумилев, слева — поэты Евгений Рейн и Арсений Тарковский, крайний справа — Иосиф Бродский. «Уход Анны Андреевны сталдля папы огромным горем»

Фото «РИА Новости»

Я не трогал ваши перья,
Не вертелся у стола
И не рвался в подмастерья,
Но Она меня нашла...

- Она - это Муза...

- Вы поддерживаете отношения с младшим, норвежским, племянником?

- У Андрея три сына. Со старшим (от Ирмы Рауш. - Авт.) поддерживаю - Арсений Андреевич живет в Москве, он хирург. Средний - Андрей (от Ларисы Кизиловой. - Авт.), президент Международного института искусств имени Андрея Тарковского, обитает во Флоренции и редко приезжает в Россию из Италии. С младшим сыном Андрея Александром мы очень часто общались, когда Саша был маленьким, а его мама Берит - свободной. Она по-настоящему любила Андрея и очень горевала о его смерти, но жизнь не стоит на месте...

- Лейла Александер-Гаррет в книге «Андрей Тарковский: Собиратель снов» пишет, что после похорон его вдова Лариса Павловна Кизилова выпытала у знакомых телефон Берит и стала регулярно звонить ей с угрозами...

- Не хочу рассказывать о Берит, не имею внутреннего права... Саша уже взрослый. В последний раз приезжал в Москву, когда ему было лет 15 или 16, с тех пор прошло много времени. Сейчас мы не общаемся, но это не наша вина, а наша беда...

«ПАПА БЫЛ УВЛЕЧЕН ЦВЕТАЕВОЙ ПРЕЖДЕ ВСЕГО КАК ПОЭТОМ»

- Еще одна деликатная тема - Цветаева и Тарковский. «Всякая рукопись - беззащитна. Я вся - рукопись», - писала Марина Арсению. А он, узнав о ее гибели, откликнулся трагическими строками: «...наш хлеб отравленный возьмешь на Страшный суд...». Возможно, беду в Елабуге удалось бы предотвратить, если бы Арсений Александрович приехал в Чистополь не 16 октября 1941 года, а всего на два месяца раньше - в середине августа...

- Именно так я и писала о Цветаевой и Тарковском.

Для начинающего поэта Цветаева была значительной фигурой, в свое время поэтически ему очень близкой. Марина Ивановна на протяжении всей своей жизни нуждалась в присутствии рядом с собой друга, который бы ее понимал, - это поддерживало ее, подпитывало как поэта, оживляло чувства. Порой она стремилась целиком захватить объект внимания в свой плен. Таким человеком на время и стал мой папа...

- В одном из ваших интервью я прочла: «Не перестаю поражаться Цветаевой - удивительная женщина! В тюрьме - муж, дочь, на руках - сын, ни дома, ни работы, от нее, «белогвардейки», «эмигрантки», все шарахаются, а она ищет общения с молодым поэтом Тарковским»...

- Папа был увлечен Цветаевой прежде всего как поэтом. Он не мог не ответить на ее горячую дружбу, он был семейным человеком. Однажды, когда Тарковский с женой и Цветаева оказались на книжной ярмарке, он не подошел к Марине Ивановне, ее это обидело...

Началась война. Однажды Цветаева и Тарковский случайно встретились на Арбатской площади и попали под бомбежку. Спрятались в бомбоубежище. Марина Ивановна была в панике - раскачиваясь, повторяла одну и ту же фразу: «А он (фашист) все идет и идет...».

- Цветаева говорила Тарковскому: «И - гроба нет! Разлуки - нет!»...

- Отец сильно горевал о смерти Марины Ивановны. Сейчас, публикуя его книги, выделяю стихи памяти Цветаевой, написанные в разные годы, в отдельный цикл. При жизни папы это было невозможно из-за редакционной цензуры...

Позже самым драгоценным поэтом для отца стала Ахматова, дружбой с которой он чрезвычайно дорожил. Уход Анны Андреевны стал для папы огромным горем. Попрощался он с ней в Москве, потом в числе других сопровождал гроб с ее телом в Петербург (тогда еще Ленинград) и был во время отпевания Анны Андреевны в Никольском морском соборе...

- Первая поэтическая книга Арсения Тарковского, как известно, увидела свет в 1962 году - прежде выходили только его переводы: грузина Симона Чиковани, азербайджанца Разула Рзы, туркмена Мамедвели, известного под псевдонимом Кемине... «Ах, восточные переводы, как болит от вас голова»... В 1967 году ему присвоили Государственную премию Каракалпакской АССР, в 1971-м - Госпремию Туркменской ССР, лауреатом же Государственной премии СССР Арсений Александрович стал только в 1989-м, посмертно...

- Признание к отцу пришло в один год с Андреем. Брат получил Гран-при Венецианского международного кинофестиваля (в 1962-м «Золотой лев» достался ему за фильм «Иваново детство»), а у папы появился сборник с символическим названием «Перед снегом»...

«ОН УЕХАЛ ЗА ГОРОД ОТ СВОЕЙ ПОСЛЕДНЕЙ ЖЕНЫ, НО НАЧИНАТЬ ЖИЗНЬ СНАЧАЛА НЕ РЕШИЛСЯ»

- Дебют Арсения Тарковского состоялся довольно поздно, в 55 лет...

- Создай он два-три стихотворения о партии и Сталине, книга увидела бы свет гораздо раньше, но папа никогда не служил системе - он был настоящим аристократом духа...

- «Гений - это не дар, а путь, избираемый в отчаянных обстоятельствах» - эти слова Жана Поля Сартра процитировал кинорежиссер и сценарист Александр Витальевич Гордон, ваш муж и однокурсник Андрея. Они ведь и о сыне, и об отце. Вопреки житейским обстоятельствам поздняя лирика Арсения Тарковского потрясает:

Я врезался в возраст учета
Не сдавшихся возрасту прав,
Как в город из-за поворота
Железнодорожный состав...

- Поэты отличаются от людей, которых называют нормальными. Испытания и горе подавляют обычного человека, а поэта стимулируют. Очень люблю цикл, посвященный последней любви отца, с которой он был разлучен:

...Какое счастье у меня украли.
Когда бы ты пришла в тот страшный год,
В орлянку бы тебя не проиграли,
Души бы не пустили в оборот...

Это было ужасное время для папы (в рукописи было - «в орлянку бы меня не проиграли»)... Он никогда не произносил имени той женщины, никогда со мной о ней не говорил. Хотя уехал за город от своей последней жены и какое-то время жил один, в санатории. Потом вернулся - куда деваться? Другого жилья не было. Начинать жизнь сначала не решился, ведь был уже не молод.

 - Что сейчас на месте дома в 1-м Щипковском переулке Москвы, где прошли детство и юность Андрея, где родился ваш сын Михаил, внук Арсения Александровича, где жили три поколения вашей семьи? Он ведь был снесен - по иронии судьбы, как раз накануне одного из Международных московских кинофестивалей...

- Надеюсь, там скоро будет стройка. Дом постепенно разрушался, последний инвестор стер его с лица земли окончательно, но в этом году решился, наконец, вопрос о восстановлении. Это собирались сделать еще при Юрии Лужкове, новый мэр Москвы Сергей Собянин постановил окончательно: в Замоскворечье будет «Дом Тарковских». Префект центрального округа очень способствует проекту. В этом культурном центре запланированы библиотека, синематека, просмотровый зал и, конечно, музей. Уже выделены деньги на подготовительные работы, на будущий год строительство должно завершиться.

- Ваша дочь Катя учится на музейном отделении Российского государственного гуманитарного университета. Собирается ли она заниматься музеем «Дома Тарковских»?

- Очень надеюсь...

- Планировались ли в Кировограде юбилейные торжества?

- Думаю, да. Дом Тарковских там тоже, увы, снесен, но осталось здание банка, в котором работал наш дед - Александр Карлович Тарковский. В местном коллегиуме есть небольшой Музей Арсения Тарковского, недавно горсовет распорядился открыть также городской музей поэта и установить памятник. Конечно, на это нужно время...

- Плюшевую обезьяну, которая в последние годы жизни Арсения Александровича обитала на его диване, в музей передадите?

- Той игрушки у меня нет. Обезьяне кто-то из папиных гостей даже подарил калоши...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось