В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Ругают всегда за то, за что раньше хвалили

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 24 Июля, 2008 21:00
Не устаю восхищаться великолепием наших планов. Пусть они никогда не выполняются, пусть политики обещают нам все, что слюна приносит им на язык, но планы эти безукоризненны, как модель какой-нибудь «таврии», еще не запущенной в производство.
Виталий КОРОТИЧ

Не устаю восхищаться великолепием наших планов. Пусть они никогда не выполняются, пусть политики обещают нам все, что слюна приносит им на язык, но планы эти безукоризненны, как модель какой-нибудь «таврии», еще не запущенной в производство. Затем уже, на конвейере, когда похмельный слесарь тяжелым молотом заколотит в «таврию» шурупы, сорвав с них резьбу, автомобиль может потерять часть привлекательности за счет того, что будет дребезжать на ходу, но как же он был прекрасно задуман! Дальше неинтересно, так как теперь начнется самая традиционная часть отечественного анализа-рассуждения о том, почему замысел не удался. На разоблачении слесаря дело не остановится. Будут искать врага покрупнее — того, кто все это устроил...

Прежние залежи негодяев выработаны, и новым «врагокопателям» приходится переписывать или уточнять приговоры, вынесенные годы назад. Но это веяние времени. Критики отмечают, что и в мировом искусстве усилилась мода на «конспирологию» (возьмем хотя бы популярный «Код да Винчи» Дэна Брауна), то есть науку о заговорах, разоблачение которых облегчает жизнь. Причем, как заведено, поиск врагов надо сочетать с безусловной поддержкой изменчивых телодвижений власти. Такой стиль отрабатывался разоблачителями в советские годы, но так и не доведен до совершенства. Критики пузырятся, как йогурт, у которого вышел срок годности: стаканчик тот же, а есть противно.

Ровно 70 лет назад Ильф отметил в записной книжке участившуюся ругань в адрес знакомого поэта. «Раньше 10 лет хвалили, — замечает он, — теперь 10 лет будут ругать. Ругать будут за то, за что раньше хвалили. Тяжело и нудно среди непуганых идиотов». Илья Ильф записывал эти, может быть, резковатые слова после первого съезда писателей, ставшего фестивалем взаимных доносов. В то время самым страшным эпитетом было слово «фашист», и тут уж наши инженеры человеческих душ наупражнялись вдоволь.

Кого только не заносили в «фашисты» украинские мастера слова! Чаще других таковым обзывали западноукраинского поэта Евгена Маланюка, накликая на его голову всяческие напасти. Время шло. Через 30 с лишним лет после упомянутого съезда я в «Лiтературнiй Українi» удостоился разоблачительной статьи на целую полосу, где меня обозвали воспевателем фашистов и таким образом зачислили в пособники злодея Маланюка. В тот раз все обошлось, и я бы не вспоминал о случившемся, если бы недавно в той же «Лiтературнiй Українi» меня не упрекнули, что некогда злодейский Евген Маланюк, оказывается, в родной ему эмигрантской прессе лет 30 назад написал, что не очень меня любит. Ну и что? А то, что сегодня Маланюка полагается любить, а про любовь ко мне распоряжений не поступало...

Наверное, одна из исторических наших бед заключается в том, что самыми успешными в Украине бывали не восстания против угнетателей, а друг против друга. Гражданская война получается лучше национально-освободительной. При этом все любят выискивать в себе черты, роднящие их с Тарасом Шевченко и Тарасом Бульбой. Только не знаю, куда подевались потомки тех, кто предавал обоих Тарасов. Ощущение того, что они где-то поблизости, никуда не уходит.

Недавно прошли президентские выборы в бананово-лимонном Парагвае, от сравнения с которым большинство наших политиков и культуртрегеров сильно обиделись бы. Победил кандидат оппозиции. Но знаете, что сказал проигравший? «Я верю выбору моего народа и буду работать на благо отечества вместе с победителем». И ни одного обещания вывести того на чистую воду...

У меня еще нет шевченковского ощущения «Доборолась Україна до самого краю...». Но все-таки...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось