В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Во весь голос

Николай ТРУБАЧ: «С Борей Моисеевым первые полгода я боялся в одном лифте ездить, а потом он сказал мне: «Слушай, Коля, это не заразно!»

Татьяна ЛЯХОВИЧ. Специально для «Бульвар Гордона» 14 Января, 2009 22:00
10 лет назад впервые прозвучала самая провокационная песня «Голубая луна» в исполнении Бориса Моисеева и Николая Трубача
Татьяна ЛЯХОВИЧ
Коля Харьковец, за любовь к игре на трубе прозванный в родном селе Трубачом, и не думал в детстве, что когда-нибудь его прозвище прогремит на всю страну, а сам он в считанные дни станет популярным. Сегодня Николай Трубач — нечастый гость на концертных площадках Украины. Мы встретились с певцом и композитором во время благотворительной акции «Путешествие в Страну мечты», ежегодно проводимой для детей сотрудников МВД, погибших при исполнении служебных обязанностей. Николаю было нелегко изъять эти два дня из плотного рабочего графика, но он все же приехал, чтобы выступить. Хороший человек Коля Харьковец, доложу я вам, и «гэкает» совсем по-украински...

«СЕГОДНЯ Я ОДИН ИЗ САМЫХ УВАЖАЕМЫХ ЛЮДЕЙ В РОССИИ»

— Николай, все считают, что вы из Николаева. А оказывается, не совсем.... Действительно родом из села?

— Да, и не скрываю этого. С рождения и вплоть до своего отъезда в Москву в 1995 году жил в селе Пересадовка Николаевской области. Поэтому не понаслышке знаю, что такое деревенский быт.

— Что умеете делать?

— Да все! Я в школьные годы трактористом работал, в силосной яме на бульдозере. Это был такой рок-н-ролл! Мне очень нравилась техника. Получал за труды, между прочим, 80 рублей — советских еще! — в месяц. По тем временам очень прилично. Учился в музыкальной школе, и уже тогда играл в селе на свадьбах и танцах — весь советский репертуар перепел.

— Представляю, что чувствовали люди, когда узнавали в известном московском артисте Колю, который пел у них на свадьбе...

— Поверьте, таких людей масса — весь Николаев и область! Я ведь не только на свадьбах играл, но и на похоронах, на проводах в армию. И знаете, когда мы с женой приезжаем в мое родное село (а оно довольно большое), идем по улице, то даже пожилые люди, здороваясь, называют меня Николаем Михайловичем. Это знак большого уважения. Я же отрабатывал там свой диплом музучилища три года перед отъездом, так что остались мои ученики. Недавно одного из них, парня-сироту, устроил на бесплатное обучение в Киевский университет культуры. Это мои родные люди, помогаю всем как могу.

— Почему вы не переезжали в Николаев?

— А куда мне надо было переезжать, в общагу, что ли? Купить квартиру тогда было невозможно. Я до последнего момента жил в родительском доме, мне там было хорошо и комфортно. Финансово себя прекрасно чувствовал, уже работал с братьями Меладзе, с группой «Диалог», записывался в студии вместе с Кимом Брейтбургом, пел в ресторанах.

— Получается, ваш переезд в Москву не был связан с необходимостью заработка?

— Признаюсь, я не очень-то и хотел уезжать в столицу. Меня все устраивало, мои песни звучали по радио по всей Украине: «Женская любовь», «Пять минут», «Научись играть на гитаре» — все они в армии еще были написаны, когда я служил на флоте в Анапе, но это было естественное движение вперед.

Боюсь показаться нескромным, но факт: в профессиональных кругах, среди музыкантов я сегодня один из самых уважаемых людей в России. Сотрудничаю со многими серьезными исполнителями: обоими Пресняковыми, Глызиным, Маршаллом, Салтыковым.


«У меня квартира в центре Москвы, и я не на «запорожце» езжу. И жена моя тоже ездит не на «запорожце». И у меня не одна пара джинсов, и дочка моя учится в Лондоне...».
Николай с супругой Еленой в своей квартире в центре Москвы



— Н-да, старая гвардия...

— Так я тоже старая гвардия! Мы 40-летние, нам уже не 18! Единственное, что немного удручает, — тенденция последних пяти лет к разным, не имеющим отношения к творчеству, проектам. Мне дико, что музыкант должен, допустим, совать голову в пасть тигру, чтобы его показали по телевизору. Или сломать три ребра на катке, или челюсть на ринге свернуть.

«Я НИКОГДА В ЖИЗНИ НЕ ПРИКАСАЛСЯ К ДЕНЬГАМ»

— Вас звали на эти проекты?

— Да постоянно зовут. Я отказываюсь от всего этого. Бокс этот... Ну что за бред? Или гонки на выживание, на островах червей каких-то жрать, змей... Кому это нужно?

— А как же изумительное ностальгическое шоу «Ты — Суперстар»?

— Вот это мне нравится, вот туда бы я хотел попасть, но чем-то, видно, не подошел — меня не позвали.

— А могли бы прийти и сказать: «Хочу участвовать!»?

— Никогда этого не делал. Когда в Москву уезжал, никого ни о чем не просил: дескать, возьмите меня.

— Подождите, так а чего просить-то было? У вас же с самого начала был продюсер...

— Да не было у меня никакого продюсера! Поверьте, я не дергался: писал свои песни, играл на свадьбах, пил самогон по выходным с друзьями, — нормально себя чувствовал. И тут звонит из Москвы человек, которого до этого в глаза не видел: «Я Евгений Фридлянд, продюсер Валерия Меладзе, хочу, чтоб ты приехал и работал со мной». Все! Я никого не умолял и не ждал. Так и сейчас — мне хватает работы, я не ищу ее. За последние два месяца дал 36 «живых» концертов. Думаю, мало кто из молодых артистов сейчас так сможет.

— Вас кормят только концерты?

— Есть разные источники дохода: и авторские отчисления, и песни для других исполнителей. Я не бизнесмен, но живу хорошо. А зарабатываю своим интеллектом, песнями, творчеством. Я никогда в жизни не прикасался к деньгам. Ни-ког-да!.. Они где-то там крутятся, дома жена распоряжается, а для работы у меня есть директор.

— Чем вы отличаетесь от себя 16-летней давности, когда только покинули Николаев?

— Тем, что у меня квартира в центре Москвы и я не на «запорожце» езжу. И жена моя тоже ездит не на «запорожце». И у меня не одна пара джинсов, и дочка учится в Лондоне...

— ...и сумка, я смотрю, «Прада»...

— Ну да, и это тоже. (Улыбается). А в остальном все так же. Я такой же, как и был. У меня дверь квартиры просто не закрывается. Едут мои одноклассники, однокурсники, односельчане, соседи — все, кто проезжает через Москву, у меня останавливаются. У нас в кухне кастрюля с борщом на плите не остывает.

— Коль, неужели не обжигались ни разу? Москва, так все жестко...

— А где не жестко сейчас?

— А морально, внутренне? Один известный шоумен как-то сказал мне: «Я стал намного циничнее здесь...».


«Голубая луна» — просто песня, некая история. Мы всего лишь прикололись».
С Борисом Моисеевым



— Это бред! Если тебя воспитали порядочным человеком, ты им и останешься. Что значит циничный? Я как плакал на похоронах друзей, так и плачу. Многих уже нет, недавно близкого своего друга потерял, год назад маму похоронил. Что значит стать циничным? Перестать чувствовать? Я знаю людей, которые как были мудаками, так ими и остались. А я всегда был простым, доступным, немного раздолбаем.

Может, это и вредно для меня, но уже ничего не изменить. Поэтому некоторые люди в нашем шоу-бизнесе смотрят на меня, как на прокаженного, который что думает, то и говорит. При этом принципиально остаюсь гражданином Украины. И дочери мои, кстати, тоже... Дом под Москвой есть, у нас все есть, что нужно в этой жизни. Я что захотел, то и делаю: с Борей Моисеевым «Голубую луну» или с Игорем Сарухановым «Лодочку» — пожалуйста!

— Как вы думаете, в чем причина того, что Моисеева, открыто заявившего, что он гей, уважают Иосиф Кобзон, Алла Пугачева и другие артисты? Как он смог так себя поставить?

— А что в этом удивительного? Думаете, среди политиков и депутатов мало геев? Просто ни один из них в жизни о себе правду не расскажет. Только премьер-министр Канады может признаться, что он голубой. Или, скажем, мэр Лондона. Нам, конечно, далеко до этого. Может, и слава Богу...

На самом деле, признаюсь, я страшный гомофоб. С Борей Моисеевым первые полгода боялся в одном лифте ездить, е-мое! А у нас уже слава гремела на всю страну! Однажды Боря сказал мне очень правильную вещь: «Слушай, Коля, это не заразно! Если ты мужик, так мужик. Что ты боишься...м-м-м... находиться со мной на одном гектаре?». И он прав. Что их теперь всех удавить, что ли? Ну так вот у людей в жизни получилось...

«БЫЛ МОМЕНТ, КОГДА МОЯ ЖИЗНЬ ВИСЕЛА НА ВОЛОСКЕ»

— Что-то вы не сильно на гомофоба похожи.

(Задумавшись). Ну я против гей-парадов, всей этой херни. Я бы им сказал: «Ребята, к вам в постель никто не собирается залезать. Делайте что хотите. Но выносить это на суд публики — дикость». Им отменили статью в Уголовном кодексе — пусть радуются. У них есть свои клубы, своя тусовка. Считаю, что грешен, в какой-то мере участвовал в популяризации этого всего. Хотя...

«Голубая луна» — просто песня, некая история. Это ж не «Тату», которые целовались на сцене! Мы всего лишь прикололись. Кто-то же хорошо сказал: «Если Роберт де Ниро в каждом втором фильме играет полицейского, это же не значит, что он полицейский». И если я спел с Борей, это не значит, что я голубой.

— Кстати, о благотворительности. Что, по-вашему, должно произойти, чтобы в этой сфере произошли сдвиги, чтобы мы начали помогать тем, кто в этом нуждается?

— Нужно просто забыть о том дерьме, в котором варится наша политическая элита. Какие-то заводы делят — не поделят... Нужно взять и подумать о том, что останется после них. Надо в Бога поверить и посмотреть на мир с позиции веры. Я счастлив, что могу порядка 20 процентов своих заработков отдавать адресно. Очень многим помогаю с тех пор, как только начал зарабатывать.

— Николай, а у вас был в жизни момент, когда вера изменила ситуацию?

— Конечно. Не знаю, в курсе ли вы, но был момент, когда моя жизнь висела на волоске. (Из-за изнурительных гастролей и чесов по стране несколько лет назад Трубач тяжело заболел, и шансов на выздоровление медики почти не давали. — Авт.). Сразу попытался понять, за что мне это наказание. Любой человек, которому объявляют приговор, задается вопросом: «За что?». Я тоже подумал: как же так? Здоровый молодой парень, маленькие деточки у меня, надо их на ноги ставить... Уверен, что Господь просто дал мне последний шанс для покаяния. Надеюсь, что потихонечку буду его использовать...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось