В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Красота - это страшная сила

"Мисс Вселенная-2002" Оксана ФЕДОРОВА: "Чаще меня зовут не замуж, а в ресторан"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 31 Июля, 2006 21:00
На конкурсе "Мисс Вселенная" Оксана Федорова наделала большого шума дважды: когда впервые за 50 лет его существования корону надели на россиянку, к тому же старшего лейтенанта милиции. И затем - когда отказалась от титула, за который любая красавица без колебаний отдала бы полжизни.
Людмила ГРАБЕНКО
На конкурсе "Мисс Вселенная" Оксана Федорова наделала большого шума дважды: когда впервые за 50 лет его существования корону надели на россиянку, к тому же старшего лейтенанта милиции. И затем - когда отказалась от титула, за который любая красавица без колебаний отдала бы полжизни. Высказывались самые разные предположения о причинах этого поступка. Местные СМИ называли Оксану "неумной, капризной и стервозной особой", писали, что "взбалмошная русская" поправилась на семь килограммов. Но все-таки лучше узнавать о событиях из первых уст. Наш собеседник - экс-"Мисс Вселенная", майор милиции и телеведущая Оксана Федорова.

"НАРЯД "МИСС БРАЗИЛИЯ" ПРИСЛАЛИ В 10-МЕТРОВОЙ (!) КОРОБКЕ, А БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ КОСТЮМА СОСТОЯЛА ИЗ... ПЕРЬЕВ"

- Оксана, что же все-таки тогда произошло?

- Я попросила предоставить время для защиты кандидатской диссертации, работу над которой прервала из-за участия в "Мисс Вселенная". Поначалу организаторы конкурса согласились, а потом взяли и отказали. Я сказала, что все равно уеду. И тут же была лишена титула "за несоблюдение условий контракта". Но я о своем поступке не жалею, да и с оргкомитетом осталась в хороших отношениях.

- Выходит, вы не в обиде?

- Все получилось так, как должно было получиться. Я поставила в этой истории точку и больше о ней не думаю. Хотя с течением времени те события видятся уже в другом ключе.

- В каком же?

- Мне кажется, что я... сама во многом виновата. Во-первых, мне трудно было адаптироваться в чужой стране - в США, я не была готова провести целый год вдали от дома, да еще в таком жестком режиме, в каком живут победительницы конкурса, пока не передадут корону преемнице. Надо было постоянно ездить по миру (за те несколько месяцев, что я исполняла обязанности "Мисс Вселенная", успела побывать в Кении, Франции, Италии, Индонезии, Канаде и Пуэрто-Рико), заниматься благотворительностью, принимать участие во всевозможных раутах и тусовках. А я вообще человек не светский!

Во-вторых, в Америке у меня на тот момент не было ничего, в России же было все, вот я и боялась это потерять. К тому же я была уже абсолютно сформировавшейся личностью, поэтому установить надо мной контроль, как того хотели организаторы конкурса, было просто невозможно. Для меня самое главное в отношениях - доверие и свобода, а условия контракта были достаточно жесткими.

- Вы этого не знали, когда ехали на конкурс?

- В том-то и дело, что нет. Меня никто не предупредил. Слава Богу, сейчас к подготовке конкурсанток относятся более серьезно, девочки хотя бы понимают, на что идут.

- Для вас победа на конкурсе "Мисс Вселенная" была полной неожиданностью или вы догадывались, что такое может произойти?

- Когда летела в Пуэрто-Рико, ни на что особо не надеялась. И на победу себя не настраивала. Думала: пусть даже я не выиграю, но буду знать, что сделала все, что могла! Любой конкурс красоты - это прежде всего редкий шанс, а уж как ты его используешь, зависит только от тебя... Но уже в ходе подготовки я почувствовала, что у меня есть шансы если и не победить, то занять достойное место. А накануне финала вообще приснился вещий сон: в нем мне вручали корону. Я тут же рассказала о нем девочкам, с которыми подружилась на конкурсе.

- Говорят, хорошие сны нельзя рассказывать - можно сглазить?

- Я же не отнеслась к этому сну серьезно, мне казалось, что это всего лишь шутка. Мы вообще делились друг с другом всем - и радостями, и переживаниями. У нас была здоровая конкуренция, мы очень трезво и справедливо оценивали шансы друг друга.

- Надо же! А в прессе то и дело читаешь, что кому-то из красавиц перед выходом на сцену порезали платье, а кому-то насыпали толченого стекла в пудру.

- Со мной ничего подобного не случалось, хотя девушки действительно о чем-то таком рассказывали. У одной, например, перед самым показом украли туфли. Отыскали другие, но, конечно же, не такие, как надо, и настроение было безнадежно испорчено. К счастью, это случилось не на нашем конкурсе. И богатых поклонников со щедрыми подарками и недвусмысленными предложениями у меня тоже не было.



- Как вы готовились к участию в конкурсе?

- Ой, это отдельная история! У меня на подготовку было ровно... два дня.

- ?!

- Из-за майских праздников все посольства закрылись, визу я получить не могла. К тому времени, когда мне ее наконец-то дали, я уже опаздывала на конкурс на пять дней. Организаторы даже позвонили и предупредили: "Если Оксана не прибудет через день, может вообще не ехать! Мы не намерены задерживать всех из-за одной-единственной конкурсантки!". Перед отлетом я металась по Москве, как ошпаренная. Успела только забежать в прокат свадебных платьев и взять у них платье, пообещав вернуть его ровно через месяц. Правда, вернула только через полгода. Сотрудники проката долго смеялись, говорили: "Мы уже и не надеялись снова его увидеть!".

- Платье было свадебным?!

- Нет, скорее, вечерним, но очень простеньким. Вот с таким багажом я и заявилась на престижный конкурс красоты.

- Вам что же, никто не помогал подготовить гардероб?

- Это настолько неприятный момент, что не хочется вспоминать. Думаю, причина в нашем менталитете: у нас нет культуры проведения подобных конкурсов, культа красоты как таковой. Да и никто, видимо, не рассчитывал, что я смогу победить.

Конечно, поначалу я чувствовала себя бедной родственницей. Девушки-то на завтрак выходили в одном платье, на обед во втором, на ужин в третьем. Я же привезла с собой только свои личные вещи: что висело в шкафу, то в чемодан и покидала. На предфинале (этот конкурс не транслируется по телевидению, но именно на нем выбирают финалисток) я вышла на сцену в прокатном платье. После чего организаторы конкурса подошли и сказали: "Оксана, в принципе, у вас есть реальные шансы попасть в первую десятку, но нужно другое платье. Это совершенно не подходит!".

Что делать?! Я вспомнила, что в витрине одного московского магазина видела красивое белое платье. Позвонила друзьям, попросила посмотреть, не продано ли еще оно. Представьте себе: они его нашли, купили и передали посылкой. И как только успели! Вообще-то, девушкам до последнего дня присылали национальные костюмы. Особенно меня поразил наряд "Мисс Бразилия": его прислали в десятиметровой (!) коробке, а большая часть костюма состояла из... огромных перьев. Но Бразилия от Пуэрто-Рико близко, а здесь как-то умудрились прислать платье из России.

"С ХРЮШЕЙ И СТЕПАШКОЙ Я МОГЛА БЫ ВОЗИТЬСЯ ДО БЕСКОНЕЧНОСТИ. ДЛЯ МЕНЯ ОНИ НЕ КУКЛЫ, А ДЕТИ"

- Вы очень рисковали, ведь оно могло не подойти вам по размеру!

- Фантастика, но оно сидело так идеально, будто его на меня шили! И белый цвет очень шел к моим темным волосам и глазам. Когда я его надела, девочки сразу запереживали. Конечно, для них было бы лучше, если бы в финале я вышла в старом. Каждая из нас хочет быть лучше других, это стремление вечно, как мир.

- Много писали о каком-то скандальном интервью, которое вы дали американскому радио.

- Это случилось уже после конкурса, когда началась моя работа как "Мисс Вселенная". Меня вдруг пригласили в радиошоу Говарда Стерна. Кстати, интервью было совершенно незапланированное, мне хотели сделать "сюрприз" - посмотреть на мою реакцию. Посмотрели. До сих пор вспоминают.

- Участвовать в таких программах вас обязывал контракт?

- Не знаю.

- ?!

- За те полгода, что я провела в Америке, контракта на русском языке мне так никто и не показал. А английский я знаю не настолько хорошо, чтобы разобраться во всех юридических нюансах.

- Вам задавали нетактичные вопросы?

- Ну, это мягко говоря! По существу, они были просто хамские. Я не была к этому готова и не знала, как себя вести. Даже спросила переводчицу: "Может, мне просто встать и уйти?". Она сказала: "Сиди! За неделю до тебя тут были и Николь Кидман, и Джулия Робертс. Если ты уйдешь, будет грандиозный скандал!". Надо отдать ей должное, она старалась переводить корректно и как могла смягчала формулировки. Но даже в таком виде вопросы выглядели ужасно!

- О чем же вас спрашивали - интересовались, с кем вы спите?

- Ну, такой вопрос вообще не считается в Америке зазорным, его может задать любой журналист. Нет, тут были пошлости посерьезней. Например, не пользуюсь ли я вместо туалетной бумаги газетой "Правда"? Как отношусь к анальному сексу? Даже вспоминать противно. Я не люблю пошлости, которая транслируется публично. Ладно вы не уважаете лично меня, но при чем тут слушатели?

- И чем кончилось это... интервью?

- Мы с переводчицей досидели-таки до конца, потом попрощались и ушли. Кстати, американцы, которые со мной работали, остались очень довольны. Правда, признались: "Мы думали, ты не выдержишь! Но ты вела себя достойно". И дали понять, что если бы я ушла, им бы это не понравилось. К слову, я потом читала о ведущем этого шоу. Он вполне адекватный человек, просто у него такая манера ведения программы - провокационная. Все строится на том, чтобы вывести собеседника из себя и посмотреть, что из этого получится. Кстати, его радиошоу пользуется большой популярностью и стабильно занимает первые места в мировых рейтингах.

- Чем вы занимаетесь сейчас?

- Работаю на телевидении, вместе с Анной Михалковой веду детскую программу "Спокойной ночи, малыши!". Обожаю эту работу, даже жалею иногда, что на ее запись у меня уходит совсем немного времени. Кажется, что с Хрюшей и Степашкой я могла бы возиться до бесконечности. Для меня они не куклы, а дети. Иногда задену нечаянно локтем и говорю: "Ой, Хрюш, извини!".


"К сожалению, в нашем менталитете нет культа красоты как такового"



- Меня в детстве всегда интересовало, где сидят актеры-кукловоды - у вас под столом?

- В студии стоит очень сложное устройство, называется станок. В нем два этажа, соединенных железными стойками. Мое кресло находится на втором этаже, а первый, где работают актеры, разбит на сектора, по мере необходимости их можно вынимать и просовывать в них руки с куклами. Вот таким образом - из сектора в сектор - они там и передвигаются. Если того требует мизансцена, поднимаются на мой этаж, где не только сидят, но порой и лежат, только от камеры прячутся.

Вообще, пожилые актеры прыгают по этим секторам, как заправские акробаты, а рука все время наверху. Представляете, какое напряжение? И когда мне сказали, что актрисе, которая работает с Каркушей, уже 60 лет, я просто не поверила, настолько она спортивная, подтянутая, так легко общается. А уж что на сцене вытворяет! Я ею просто восхищаюсь. Наверное, секрет в том, что программа у нас особенная: она позволяет на какое-то время вернуться в детство, вот процесс старения и замедляется.

- Вы легко вписались в этот коллектив?

- Поначалу было очень трудно. Ведь эта команда сплотилась еще в прежние телевизионные времена и нового человека восприняла не сразу. Присутствовала некоторая настороженность и отчужденность, и я их хорошо понимаю: пришла девушка, да не простая, а "Мисс Вселенная", что ей делать на детской программе?! Думаю, они не верили, что я к этой работе отнесусь серьезно. Да и профессионализма мне недоставало.

Первые несколько месяцев мы с режиссером снимали огромное количество дублей. Ведь с Хрюшей и Степашкой нельзя разговаривать, как в обычной жизни, тут нужна тонкая и продуманная актерская игра. А я не актриса, у меня поначалу ничего не получалось. Результат мне настолько не нравился, что я программу в эфире просто смотреть не могла! Но постепенно все как-то вошло в свою колею, мы подружились, ушла зажатость, неуверенность в себе. Сейчас я прихожу на программу, как к себе домой.

"ЕСЛИ БЫ Я ЗНАЛА, ЧТО МЕНЯ ЖДЕТ В ШКОЛЕ МИЛИЦИИ, 20 РАЗ ПОДУМАЛА БЫ"

- Значит, на телевидении вы теперь профи. А на подиум выходите?

- Карьера модели осталась в прошлом. Хотя ведь именно с нее все в моей жизни и началось. Когда я только приехала из Пскова в Санкт-Петербург, ко мне подошли прямо на улице и пригласили в Школу моделей. Я тогда училась в институте и сначала не пошла, побоялась. Да и девчонки из группы начали отговаривать: "Ты что, с ума сошла?! Хочешь, чтобы тебя исключили?". Но я подумала и все-таки решилась...

В Школе моделей я познакомилась с девушкой, которая впоследствии стала моей близкой подругой. Она и привела меня на конкурс "Мисс Санкт-Петербург", на котором я неожиданно победила. Мне до этого в Питере очень скучно жилось, одна учеба каждый день. А тут пошло-поехало!

- Да так до сих пор и не останавливается. А по своей основной, милицейской специальности, вы успели потрудиться?

- В Пскове я немного работала после окончания Школы милиции, мне тогда было 19 лет. И после института в Питере три месяца была в аэропорту дознавателем. Не могу сказать, что мне очень понравилось. Поэтому поступила в аспирантуру, преподавала, теперь снова учусь - на этот раз в докторантуре.

- На какую тему вы пишете диссертацию?

- "Государственная политика в области преодоления бедности в России" - в основном там все, что касается детских домов. В этом направлении работает очень много моих коллег-юристов, и без помощи они меня не оставляют, материалы и наработки есть. Предыдущая, кандидатская диссертация была посвящена частным детективным агентствам - очень интересная тема!

- Какое у вас звание?

- Майор. Мне его присвоили в августе прошлого года, как и положено - ровно через три года после присвоения звания капитана. Надеюсь, это последнее мое звание.

- Но ведь плох тот милиционер, который не мечтает стать генералом!

- Раньше, когда служба в милиции была моим единственным занятием, я не мыслила жизни без института, хотела сделать карьеру. Но сейчас, когда оглядываюсь назад, мне становится смешно. И диссертацией занимаюсь, скорее, для себя, для самообразования. Свое будущее я связываю с телевидением. Когда читаешь лекцию с университетской кафедры, тебя слушает три сотни человек, а в эфире - несколько десятков тысяч, а то и миллионов. Правда, есть разница?

- А как вас, такую красивую девушку, вообще в милицию занесло?

- Мой прадед был начальником милиции. В послевоенные годы его послали из Питера, откуда он был родом, в Псков на усиление местной милиции. Дед был военным и привил мне любовь к форме. Он очень хотел, чтобы кто-то продолжил семейную традицию, но мой брат выбрал себе совсем другую профессию. Вот и оказалось, что, кроме меня, в семье идти в милицию просто некому. К тому же при школе, где я училась, открыли милицейско-правовой лицей. Туда брали только успешных школьников. А поскольку я всегда хорошо училась, мне предложили: "Хочешь перейти?".

Дед, узнав об этом, сказал: "Ты должна идти служить родине!". Я подумала и решила попробовать. Выпускные экзамены в лицее автоматически становились вступительными в Школу милиции. Так я там и оказалась. Хотя, если бы я тогда знала, что меня ждет, наверное, 20 раз подумала бы, прежде чем решиться на такой шаг.

- Так тяжело было?

- Не то слово! Особенно для девушки, в 17 лет вырванной из дома. Все мое существо сопротивлялось жесткой дисциплине. Свободного времени практически не было. Каждый день надо было ходить в форме, заниматься стройподготовкой, бегать марш-броски в противогазах, вкалывать на хозработах. Да и предметы нам преподавали совсем неженские: уголовное право, оперативная деятельность, стрельба, физподготовка со сдачей всевозможных спортивных нормативов.


"Когда на тебя вешают ярлык красавицы, ты поневоле должна соответствовать статусу, а это большое напряжение. Чем проще относишься к своей внешности, тем лучше выглядишь. Разумеется, при условии тщательного ухода за собой"



- Вам что же, и пистолет дали?

- У нас было табельное оружие, но только на случай тревоги. На руки нам его, конечно же, не выдавали. Зато занятия по огневой подготовке - каждый день. В общем, учеба в Школе милиции - не сахар. Но были в ней и положительные моменты. Я научилась преодолевать трудности, быть целеустремленной, хорошо понимать, чего хочу. С другой стороны, в милиции я заработала много комплексов, с которыми потом долго боролась. Например, страх перед начальством. Раньше у меня этого не было, в школе я спокойно заходила в кабинет директора, если меня вызывали.

- А было за что?

- Я, например, первой из девушек сняла пионерский галстук. И подругу свою на это подбила. В принципе, галстуки на тот момент уже отменили, но никто не отваживался снять его первым... И нас особо не ругали, просто преподавателям было интересно, почему мы так поступили. Так что школьного начальства я не боялась. А тут прямо ноги подкашивались, когда надо было идти в кабинет. Еще мне кажется, что нам этот страх сознательно прививали: стучать в дверь нужно было еле-еле, потом зайти и доложить, кто ты такая.

"ПОКА ВОЗРАСТ ПОЗВОЛЯЕТ МНЕ НЕ ДУМАТЬ О ПЛАСТИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ"

- Краситься вам разрешали?

- Очень сдержанно. Но мы, конечно, все равно красились. Один раз даже бунт устроили: вся наша женская группа накрасила губы красной помадой. Как нас прессовали! Даже в выходные заставили заниматься. Сейчас я понимаю, что боролись мы не столько за право краситься той или иной помадой, сколько против жесткой дисциплины. Нам даже общаться было нельзя с ребятами из соседних групп.

- Ужас какой!

- Мне кажется, начальство этот момент очень сильно недооценило. Нельзя собирать женщин в отдельный коллектив - получается убойная сила! Как только на втором курсе обучения нас распределили по нескольку человек в мужские группы, нас стало не видно и не слышно. Никаких хлопот мы больше не доставляли, а вот учиться стали лучше. Правда, остались другие ограничения. Например, замуж нельзя было выходить.

- А хотелось?

- Мне - нет, потому что я уже тогда понимала, что уеду из Пскова. А очень многие мои одногруппники, едва окончив школу, тут же переженились. Практически половина выпуска.

- Оксана, когда вы поняли, что красивы?

- Достаточно поздно - классе в 11-м. Нельзя сказать, что я была откровенно некрасивой - этаким гадким утенком, а потом внезапно превратилась в прекрасного лебедя. Другое дело, что красоту надо раскрывать, с ней надо работать, за ней ухаживать.

Я всегда была очень высокой. Многие ребята были ниже ростом, поэтому и не отваживались со мной дружить. Я очень расстраивалась и даже плакала, а мама улыбалась и утешала меня. А четкое понимание того, что внешне я очень интересна, пришло, наверное, на выпускном балу, когда мы надели праздничные платья и почувствовали себя взрослыми. Я вдруг увидела, как смотрят на меня одноклассницы и особенно одноклассники. Подумала: наверное, что-то во мне есть! Но я еще очень долго была неуверенной в себе. Смотрела с зеркало и абсолютно себе не нравилась... Кстати, когда я была моделью, поняла, что это не только моя проблема.

- Со временем вы избавились от неуверенности в себе?

- Просто перестала заморачиваться на эту тему. Когда на тебя вешают ярлык красавицы, ты поневоле должна соответствовать статусу, а это большое напряжение. Чем проще относишься к своей внешности, тем лучше выглядишь. Разумеется, при условии тщательного ухода за собой.

- Как вы относитесь к пластическим операциям?

- Слава Богу, возраст позволяет мне пока о них не думать. Но когда придет время, то почему бы и нет? Возможно, природе даже понравится, если ее немного усовершенствуют. Но во всем хороша мера, не стоит доходить до крайности. Я видела женщин, которые делают с собой черт знает что. А ведь все идет от неуверенности в себе. Нужно полюбить не только свои достоинства, но и недостатки.

- Как это?

- Просто внушить себе, что такой недостаток есть только у тебя. Значит, он тебя не уродует, а подчеркивает твою индивидуальность.

- Вам приходилось корректировать свою фигуру?

- Увы, несмотря на то что у меня очень узкая кость, я не принадлежу к тому счастливому типу женщин, которые могут есть все подряд и им за это ничего не бывает. В школе я была полненькой. Да и позже очень часто сталкивалась с необходимостью приходить в норму. Я, например, очень люблю сладкое, но вынуждена себя в нем ограничивать. Только когда сильно понервничаю или из-за чего-то переживаю, позволяю себе съесть шоколадку.

- Как вы боретесь с лишними килограммами?

- Занимаюсь спортом. Правда, не целенаправленно, а в свое удовольствие: занимаюсь картингом, катаюсь на коньках, играю в волейбол - в детстве я им серьезно занималась. Иногда, если есть время, хожу на тренажеры, но удовольствия от этого не получаю. Если же надо срочно сбросить несколько килограммов, сажусь на диету.

- Какую, если не секрет?

- Не секрет: на гречневую кашу с кефиром. Естественно, без соли и сахара. В каше содержатся все витамины, которые есть во фруктах, так что фрукты вообще можно не есть. А кефир хорошо сочетается только с гречневой кашей. Получается двойной результат: идет очистка организма и тают лишние килограммы. Правда, окружающие очень часто начинают "жалеть" меня: "Ой, Оксан, что ты над собой издеваешься?! Хватит уже!". Но я все пропускаю мимо ушей и делаю так, как считаю нужным.

- Вам часто предлагают выйти замуж?

- (Смеется). Чаще зовут пойти в ресторан. Все-таки замужество - шаг очень серьезный. Надо понимать, что это именно тот человек, с которым ты хочешь прожить жизнь, родить и вырастить детей, делить не только радости, но и беды. Вообще, отношение к браку за последнее время сильно изменилось. Мужчины сейчас стараются его избегать, а женщины могут позволить себе жить одни. Они прекрасно зарабатывают, поэтому в состоянии реализоваться в жизни и без мужской помощи.

- А вы замуж хотите?

- Одно время считала, что нужно определиться с этим до 25 лет. Даже в интервью говорила, что для женщины самое главное семья, а все остальное потом. Но теперь понимаю: это предрассудки. Да, мне делали предложения, но они ничем не заканчивались. Видимо, жизнь ведет меня к чему-то другому. И слава Богу! Ведь только сейчас начинает по-настоящему вырисовываться моя личность, я понимаю, какой мужчина должен быть рядом со мной, да и вообще, чего я хочу от этой жизни.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось