В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Скажи мне, кто тебя лоббирует, и я скажу, кто ты

Виталий КОРОТИЧ 24 Июня, 2015 21:00
Мне встретился давний знакомый, с которым мы много лет жили по соседству, но редко виделись — в больших городах такое случается. Я знал, что сейчас он служит в секретариате у какого-то большого начальника, и удивлялся, помню, как это он пошел на такую «прислужную» работу, если мог бы давно иметь свой кабинетик с должностью — пусть невысокой, но собственной.
Виталий КОРОТИЧ

Мне встретился давний знакомый, с которым мы много лет жили по соседству, но редко виделись — в больших городах такое случается. Я знал, что сейчас он служит в секретариате у какого-то большого начальника, и удивлялся, помню, как это он пошел на такую «прислужную» работу, если мог бы давно иметь свой кабинетик с должностью — пусть невысокой, но собственной.

Тем не менее при встрече мой знакомец не выказывал недовольства жизнью, выглядел более чем благополучно, запарковал хороший автомобиль, рассказал, что живет в новом престижном доме. Слово за слово, и он в порыве откровенности поведал, что право доступа к его шефу стоит больших денег.

При этом никакие законы не нарушаются: попросту можно пустить к начальству вот этого человека, а можно пустить другого, можно подложить вот эту бумажку на подпись, а можно другую. Должность, казавшаяся мне мелкой и несамостоятельной, вдруг преобразилась. Если Остап Бендер гордился изобретенными им способами зарабатывания денег без конфликта с Уголовным кодексом, то нынче к его способам добавилось еще несколько. И в словаре появилось несколько новых слов, среди них «лоббизм», значение которого еще недавно было у нас неведомо.

«Лобби» по-английски значит «прихожая», «кулуары», в общем, то место, где шепотом решаются большие дела и где заинтересованные люди вступают по поводу этих дел во взаимодействие. «Лоббисты» — публика очень важная, от них многое зависит. Ведь, если серьезно задуматься, основная часть населения не может влиять на принятие правительственных решений, сколько ни болтай о демократии и всеобщем участии в управлении государством. Регулируют прохождение бумаг люди подчас незаметные, но очень важные, существовавшие всегда, но под разными именами.

Помните висевшую во всех советских пра­вительственных заведениях, особенно сельских, картину Серова «Ходоки у В. И. Ленина»? Сидит задумчивый вождь у ломберного столика и внимательно слушает крестьян, одетых в кожухи. Крестьяне были типичными лоббистами, или, говоря по-советски, толкачами. Они выбивали у вождя мировой революции решения, нужные их отдельно взятой деревне. При советской власти профессия ходока сформировалась и укрепилась. Деятели, которые проталкивали нужные бумаженции, составили отдельный клан — их звали толкачами.

Нынешние лоббисты — те же толкачи, только возведенные на современный уровень. Знатоки говорят, что за «перекладывание папки наверх» или, напротив, за «удаление папки неведомо куда» платили и до сих пор платят деньги немыслимые.

Сейчас, когда коррупция буйствует в обществе без удержу, я понимаю, почему мой знакомый, упомянутый в начале этих заметок, столь счастлив. У нас ведь нет никаких законов, запрещающих использовать служебное положение в толкаческих целях.

Говорят, депутатов можно сортировать не только по партийным фракциям, но и по интересам, которые они представляют. Все они, даже будучи пойманными за руку, пылко говорят о своем бескорыстии, клянутся, что служат прогрессу и ничему больше. Но когда они привычно произносят «дело в шляпе», не следует забывать, что как раз в шляпу дореволюционным чиновникам клали взятку, после чего подряды получал тот, кто первым заполнил шляпу купюрами. В общем, иностранное слово «лоббизм» нам сегодня не чуждо вместе с прочими «менеджерами», «брокерами» и «мерчандайзерами». Жизнь такая...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось