В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Стильные мира сего

Александр ВАСИЛЬЕВ: «В природе так: павлин — и серенькая пава, петух — и курица простенькая. Только среди людей сейчас почему-то наоборот принято: она — яркий петух, а он — скромная курочка...»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 18 Февраля, 2014 22:00
Знаменитый историк моды и телеведущий выступил в Киеве с трехчасовой лекцией «Ювелирные украшения»
Анна ШЕСТАК
Всемирно известный модный гуру должен был прибыть в Украину еще в декабре, но выступление перенесли на февраль: видимо, Васильев надеялся на то, что в новом году революционные страсти в нашей стране улягутся. Ан нет, не улеглись - пришлось ехать в еще более страшный, если верить российскому телевидению, Киев. «Многие друзья, насмотревшись наших новостей, говорили мне: «Не езжай! Там стреляют», - признался Александр украинской публике, - но я подумал, что стреляют, скорее всего, все-таки не везде, и не ошибся. Вот в одном из залов НСК «Олимпийский», где мы сегодня встречаемся, тишь, гладь да Божья благодать. И мне очень приятно, что зал до отказа заполнен, даже не­смотря на революционную обстановку в стране. Раз женщины (а вас, мои дорогие, в зале, как всегда, подавляющее большинство) думают о моде и ювелирных украшениях, значит, все не так плохо, как показывают СМИ».

«НОВЫЕ УКРАШЕНИЯ - ЭТО ТРАТА, СТАРИННЫЕ - ИНВЕСТИЦИЯ»

Речь шла о том, что, по мнению Васильева, каждая киевлянка наденет после революции в знак того, что Украина теперь свободна, - о ювелирных украшениях. Рас­­сказ о них маэстро моды начал с незапамятных времен - чтобы слушатели окон­чательно уверовали, что «древние женщины были столь же кокетливы, сколь современные, и так же стремились украшать себя». Да и мужчины от них не отставали. «А что вы хотели? - спросил гость, заметив удивленные взгляды дам. - В природе так: павлин - и серенькая пава, петух - и курица простенькая. Только среди людей сейчас почему-то принято наоборот: она - яркий петух, а он - скромная курочка...».

Цену золотым украшениям знали уже в Древнем Египте. А древние греки поставили их производство на поток: до наших времен дошли формы, в которых не в одном, а в нескольких экземплярах отливали фибулы в форме птиц, животных и ликов античных богинь. Эти броши, скрепляющие одежду, и различные булавки были очень популярны. Поскольку все, что носили древние греки, было драпированным, обойтись без скалывания ткани было никак нельзя, и по тому, насколько дорога и изящна фибула, можно было судить о положении человека в обществе и его состоянии. Зато варварские украшения - от булавок до княжеских корон - для ученых до сих пор совершеннейшая загадка.

«Исследователи ломают головы и копья над тем, откуда взялись такие формы брошей, пряжек, - говорит Александр Васильев, - и на что же похожи эти изделия: на мечи или, может, на какие-то странные мосты, башни? Есть мнение, что то, что принесли в Европу варварские племена, произведения их ювелирного искусства - эхо погибших цивилизаций, исчезнувших с лица Земли Лемурии, Атлантиды, Гипербореи, находившейся где-то на севере, неизвестно где... И что катастрофы, приведшие к их гибели, отбросили потомков этих народов в развитии далеко назад, однако не стерли из их памяти древние символы, которые проступают в варварских ювелирных украшениях. Один из немногих животных символов - орел, повернутый в профиль. Как известно, нацисты Третьего рей­ха заимствовали его у варваров, и он вошел уже в совершенно иную историю... Кстати, вот еще что интересно: варварские племена знали золото, но абсолютно не знали драгоценных камней, а потому свои ювелирные изделия украшали толченым рубиновым стеклом. Почему именно стеклом - еще одна загадка, которую ученые не могут разгадать».

Короны вождей германских племен, сохранившиеся с первых веков нашей эры, украшены крестами, а это значит, что они были христианами. Вот только как уживались христианская религия и совершенно языческий быт, тоже не совсем понятно. Видимо, еще не одно поколение исследователей будет занято поиском ответа на этот вопрос. Васильев же от варваров перешел к византийцам, которые по духу ему явно ближе, поскольку «знали цену антиквариату».

 

«Посмотрите, милые дамы, на эту брошь, - указывал маэстро на экраны за своей спиной. - Сделана она в Византии в VI веке нашей эры, однако в ее основе осколок древнеримской камеи на коралле, которую могли еще и до Рождества Христова носить. О чем это говорит? Правильно: у византийцев, от которых многое унаследовала Киевская Русь, ничего не пропадало! И они понимали, что старая ювелирика дороже современной. Своим студентам, которых я выпустил сотни, если не тысячи, говорил и говорю: новые украшения - это трата, старинные - инвестиция. Как бы ни были хороши колье и кулоны, выпущенные на современных ювелирных заводах, но вот вы вынесли их из магазина - и все, 20 процентов стоимости они потеряли, никто не купит их за те же деньги, которые заплатили вы. Поэтому, милые дамы, мой вам совет: старайтесь приобретать то, что лет через 20-30, если захотите, сможете продать на каком-нибудь аукционе, выручив в несколько раз больше.

Да, это стоит недешево. Да, муж может быть против. Но вы ведь уже знаете, что ему говорить: «Дорогой, это не трата, это - инвестиция. Что, по-твоему, мы оставим нашим детям - старую микроволновку, холодильник или телевизор с плоским экраном? Бытовая техника устаревает уже тогда, когда ее сняли с конвейера! А антикварные драгоценности, как вино: с годами только лучше. Умные византийцы это понимали. Оставившие после себя немало произведений искусства, кстати. Как их распознать? Ну, вряд ли вы видели в своей жизни что-то богаче: у них даже перчатки - это ювелирные изделия. Расшиты речным жемчугом, украшены золотыми пластинами, камнями... Камни тогда еще не знали огранки: мастера полировали их, потому они гладенькие и либо круглой, либо овальной формы».

«ДО 1530-Х ГОДОВ ЕВРОПА СЕРЕГ НЕ ЗНАЛА: НИКТО УШИ НЕ КОЛОЛ, ЭТО СЧИТАЛОСЬ ВАРВАРСКИМ ОБЫЧАЕМ»

Когда гость заявил, что бриллиантов не носили ни греки, ни римляне, ни византийцы, какая-то любительница ювелирики аж ахнула: мол, как так, бедные они, бедные... «Ну, как-то обходились, - утешил Васильев. - Я вам больше скажу: до 1530-х годов Европа серег не знала: никто уши не колол, поскольку это считалось варварским обычаем, уделом дикарей. А сейчас, встретив даму без сережек в ушах, что вы подумаете? «Где она выросла, не среди дикарей ли?».

Бриллиант - очень интересный камень: то, как он выглядит, целиком и полностью зависит от мастера, придавшего ему огранку. Без огранки он в лучшем случае похож на серую гальку, в худшем - на камень в почках. Потому бриллианты долго оставались в тени, и приводить их в порядок начали в XIV столетии в городе Антверпен евреи, бежавшие из Испании в Нидерланды. Кстати, лингвисты говорят, что английские слова jewellery («ювелирика») и Jewish («еврейский») не однокоренные, а просто созвучные, но от правды никуда не деться: именно евреи, лучшие в мире ювелиры и коммерсанты, продали больше всего бриллиантов. Так что мы с вами можем сделать ненаучный вывод: ювелирные украшения - грандиозная еврейская выдумка. И мне кажется, за нее стоит сказать этому народу спасибо.

Теперь вы наверняка спросите: «А когда же носить бриллианты?». Ведь эта «выдумка» у каждой из присутствующих здесь дам имеется, у кого еще нет, слушайте меня: все мои студенты обриллианчены и обособнячены. По европейским канонам (мы же ведь в Европу идем, не так ли?) женщине пристало носить бриллианты только после свадьбы. «А что же носить до нее?» - спросите вы. Я отвечу: полудрагоценные камни. Бирюзу, янтарь, кораллы, жемчуг... А как замуж вышла, можно смело переходить на рубины-изумруды-топазы и, конечно же, бриллианты. Но надевать последние принято вечером, это не утренние камни, поэтому лучше блистать в них после пяти. Одна моя студентка воскликнула: «Что значит «после пяти»? А если у меня все бриллианты после пяти каратов?». Милые мои, после пяти - это время! После 17.00, если кто не понял.

Не кичитесь своими кольцами утром на рынке, выбирая сельдерей и петрушку, не сверкайте ими в мясной лавке - есть ведь приемы, презентации, премьеры, есть места, где ваши украшения по достоинству оценят. Те люди, у которых не возникнет желания вас обхамить или, что значительно хуже, подстеречь где-нибудь в темном переулке и обобрать. Помните: ваши бриллианты - ваше наследство! К тому же нет ничего более нелепого, чем дама в спортивном, например, костюме на рынке, руки которой обвешаны кольцами с драгоценными камнями. Это то, что совсем не вяжется с понятием «элегантность». Ведь что такое элегантность? Чувство меры при умении выбрать правильные вещи.

Да, вот еще одна нелепость: современные дамы на каких-нибудь балах - и с нательными крестиками. Посмотрите на портреты выдающихся красавиц прошлого, где там нательный крест? Нигде, потому что его принято было носить, не показывая, переколов булавкой на внутреннюю сторону декольте. Носили (и то католички, а не православные) только декоративные кресты, большие, похожие на крест Мадонны, а маленький, которым тебя крестили в младенчестве, всегда прятали».

«ЕСЛИ БЫ НЕ КАРПАТСКАЯ ЛИСТВЕННИЦА, ИЗ КОТОРОЙ ДЕЛАЛИ СВАИ, ПЛАКАЛА БЫ ВЕНЕЦИЯ ГОРЬКИМИ СЛЕЗАМИ»

По мнению модного гуру, «украшения хороши, если они не делают из женщины новогоднюю елку и не отвлекают тех, кто смотрит на даму, от самого прекрасного - ее глаз». Хотя «новогодние елки» среди модниц и даже модников были во все времена. Например, большим любителем жем­чужных бус слыл Генрих III, король Франции и Польши. Монарх каждый день носил около трех килограммов жемчуга на шее плюс броши, кольца, серьги, перья в волосах... В общем, звездам современной эстрады до него еще ехать и ехать. А самая богатая и могущественная королева эпохи Ренессанса Елизавета I, чтобы показать всему миру, как процветает Англия, позировала художникам в самых дорогих украшениях, а потом рассылала портреты по всем европейским королевским дворам. Так, на всякий случай. Не суйтесь, мол...

«Что примечательно: вплоть до XVIII века художники не знали, как изображать бриллианты! - в который раз удивил публику Александр Васильев. - И если вы видите на каком-нибудь полотне эпохи Возрождения даму, а на ней - вышитую жемчугом сетку с мелкими черными камушками, то знайте: эти камушки и есть бриллианты, просто даже такие мастера, как да Винчи, не умели их рисовать. Хотя нас, теперешних, думаю, не наряды и не камни ренессансных красавиц поразят, а чернота их ногтей. «Почему же у аристократок руки, как у рудокопов?» - спросите вы. «А не мылись!» - отвечу я.

Вода часто была заражена, чума и черная оспа косили десятки тысяч людей по всей Европе, умирать никто не хотел, поэтому ходили грязнулями. Зато обтирались красным вином - можете представить, как потом эти люди пахли... И даже я не говорю о шитых золотом нарядах, в складках которых обнаружить можно было все, что хошь: от блох и вшей до тараканов и мышат. И о появившихся позже напудренных париках. Надевая их, люди, не особо привыкшие мыть голову, еще и склеивали волосы свиным салом...».

«Кстати, раз уж слово «сало» прозвучало, кое-что расскажу и из истории страны, из которой его обычно везут, - улыбнулся гость. - Вы знаете, откуда у ваших панночек коралловые бусы? А я знаю. Из Венеции. Кораллы, ставшие неотъемлемой частью украинского национального костюма, вам поставляли итальянские купцы. Это, как сейчас говорят, был бартер: они вам - забавку для панночек, вы им - дерево для венецианских свай. Если бы не карпатская лиственница, из которой делали эти сваи, плакала бы Венеция горькими слезами».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось