В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Черным по белому

Александр РУЦКОЙ: «Тщательно — без цензуры и купюр, без передергиваний и подтасовок — Дмитрий Гордон фиксирует наше время: его книги лягут кирпичиками в основание храма истории, который возведут пришедшие после нас неангажированные, добросовестные исследователи»

19 Февраля, 2014 22:00
Вышла в свет новая книга Дмитрия Гордона «Мужской разговор», одно из предисловий к которой написал первый и последний вице-президент России
К горластой и нахальной журналистской братии большой симпатии я не испытываю, и хотя далеко не всех представителей СМИ к этой категории отношу, порядочных людей в данной профессии все-таки меньшинство. За 23 года, минувшие с тех пор, как стал участвовать в политической жизни страны, не раз представлял себя на месте персонажа Брюса Уиллиса, который в фильме «Крепкий орешек» нокаутирует журналиста под аплодисменты окружающих - этих бойких и аморальных ребят нигде в мире не любят, часто бьют и, чего уж греха таить, иногда убивают, причем неприятие нарастает по мере того, как влияние средств массовой информации на нашу жизнь усиливается и как все агрессивнее становятся их методы манипуляции общественным сознанием.

До сих пор я убежден, что расстрелял Верховный Совет России в октябре 93-го года не Ельцин, а СМИ, которые 24 часа в сутки источали наглую заказную ложь, - именно это подтолкнуло защитников Конституции к недвусмысленным действиям: они решили идти к «Останкино» и добиться выхода в эфир с одной целью - прекратить круглосуточное вранье и рассказать гражданам страны правду о том, что происходит.

Почему, сидя в Лефортовском следственном изоляторе, взялся я за перо? Почему на моем счету уже восемь построенных на документах книг: «О нас и о себе», «Лефортовские протоколы», «Кровавая осень», «Обретение веры», сборник статей и выступлений «Неизвестный Руцкой» и других, которые разошлись многотысячными тиражами? Оправдываться я не собирался, но мне хотелось объясниться с моими соотечественниками без лукавых посредников, достучаться до их умов, изложить им не столько даже свою позицию, сколько бесспорные факты.

В статьях и книгах, написанных мною после 91-го года, я предупреждал, чем закончится грабительская приватизация и кому достанется народное достояние: заводы, фабрики, комбинаты, природные ресурсы - я оказался прав и в том, что коррупция, как раковая опухоль, покроет метастазами всю страну. Сегодня у власти те, кто в свое время наблюдал за происходящим со стороны, - на публике они реформы Ельцина - Гайдара неистово критикуют, но тут же возводят первому президенту России памятник, называют его именем улицы, площади, библиотеки и жаждут таким же образом увековечить Гайдара. Эти новоявленные политики пытаются представить себя радетелями о благе народном, спасителями России, а на тех, кто рисковал жизнью, чтобы разграбления Отечества не допустить, навесили ярлык экстремистов - с ним и живу.

Пока я сидел в тюрьме, адвокат постоянно приносил по моей просьбе вырезки из газет и журналов, в которых речь об октябрьских событиях шла, и подавляющее большинство этих публикаций носили откровенно холуйский характер: славили Ельцина, а сторонников растоптанной Конституции просто поганили. Закончилось это тем, что я попросил своего защитника подборкой статей из «Известий», «Российских вестей» и «Московского комсомольца» не утруждать себя, но вот за материалами в родственных оппозиционных или нейтральных изданиях следил самым тщательным образом.

Постоянно слышал (и теперь слышу) в свой адрес обвинения в игнорировании закона и парламентских норм, в увлечении «экстремизмом» и «крайностями» - Руцкой, мол, к явно авантюрным действиям призывал, которые обернулись гибелью многих людей и предоставили апологетам авторитаризма долгожданный повод для заранее подготовленных акций.

При этом о причинах произошедшего, которые я подробно изложил в интервью Дмитрию Гордону (в частности, о стрельбе по защитникам Верховного Совета из автоматического оружия из здания мэрии Москвы, о снайперах-наемниках, убивавших военнослужащих и офицеров, которые стояли в оцеплении на столичных улицах, о провокации, устроенной у Штаба Вооруженных сил СНГ, и о круглосуточном вранье на всех каналах ТВЦ «Останкино»), не говорит никто. У всех, кто поддерживал и до сих пор преступление это поддерживает, в одночасье наступила какая-то амнезия, а по-другому и быть не могло: если расскажут правду, станут соучастниками кровавой расправы.

Настаиваю: именно вранье СМИ позволило ельцинской банде по Белому дому стрелять, пустив в ход не только автоматы, но и танки. Меня жестокость и цинизм этих людей поражали - понятно было, что ради ликвидации Верховного Совета, съезда народных депутатов и Конституции, которые мешали им приступить к разграблению страны, они не остановятся ни перед чем: ну, расстреляли бы Белый дом не 3-4 октября, а позднее, убили бы не сотни, а тысячи - маховик был запущен и ничего бы не изменилось.

Естественно, я считал своим долгом с документами в руках объяснить, что огульные обвинения со стороны радикал-демократов - ничто иное, как попытка замести следы, скрыть правду о том, что действительно осенью 93-го происходило. Как уважающий себя человек я не собирался мириться с портретом кретина-солдафона и мздоимца-коррупционера, который написали по заказу власть имущей шпаны всякого рода публицисты-дешевки гульбинские и буничи, наглейшим образом исказившие мою военную и политическую биографию. Что интересно, газетно-журнальных публикаций им было мало: чтобы ложь их как можно дольше жила, они издали свои клеветнические опусы в виде книг - эдакий плевок в вечность...            

Сегодня «демократическое законодательство» и судебная система позволяют безнаказанно вывалять в грязи, раздавить и растоптать любого, особенно если ты выполняешь заказ власть предержащих, - увы, противостоять этой мерзости мы бессильны. Обидно, горько выслушивать в свой адрес клевету, тем более что я честно служил Родине и народу и высшие награды заслужил в бою, а не на паркете и не «по тарифу».

За свою позицию я получил сполна, но повторяться не буду - об этом вы прочитаете в лежащей перед вами книге. Наверное, пережив все, что выпало мне, кто-то встал бы в позу обиженного: не оценили, оболгали, после чего подлым приемом вышибли из борьбы, но другой Родины у меня нет, и я присягал верно служить ей не только когда она купается в лучах славы и величия, но и когда унижена, растоптана и на нее невозможно смотреть без слез.

Я никогда своим принципам не изменял и не изменю, как бы меня со всех сторон ни клевали, и поэтому благодарен автору этой книги Дмитрию Гордону за то, что к не­стройному, фальшивящему хору он не присоединился, а ведет свою сольную партию.

Такие, как он, спасают репутацию журналистской профессии, и мне искренне жаль, что наше знакомство состоялось так поздно, что слишком долго я колебался, соглашаться на интервью с ним или нет. Знаете, это как среди музыкантов: одни играют, потому что музыку любят, а другие - потому что заставляют родители, для одних это хобби, а другие таким образом зарабатывают, кто-то использует свой талант в удовольствие, а кто-то для прибыли.

Дмитрий своим делом живет, он обладает главным качеством интервьюера - умеет слушать и слышать, с ним на редкость легко общаться, потому что он не из поколения зомби, которые рассматривают свою несчастную страну (Украину, Россию - не важно) как препятствие на пути к мировому прогрессу, а твердость убеждений - как свидетельство личной тоталитарности: об этом свидетельствуют избранные им жанр и стиль.

Пока его держащие нос по ветру коллеги оплакивают и оплевывают кто прошлое, кто настоящее, Дмитрий тщательно - без цензуры и купюр, без передергиваний и подтасовок - фиксирует наше время, а вот когда схлынут эмоции и утихнут страсти, пробьет час для оценки итогов, холодной серьезной аналитики. Это работа с прицелом в будущее, и решение не ограничиваться телевизионной и газетной версиями своих интервью, а издавать книги, которые проживут, я уверен, не один день, а годы, десятилетия, кажется мне очень верным.

Совершенно не сомневаюсь, что книги Дмитрия Гордона (может быть, и мои) лягут кирпичиками в основание храма истории, который возведут пришедшие после нас неангажированные, добросовестные исследователи, патриоты своей страны, - поэтому-то и взялся за предисловие, хотя, как уже говорил, писателем себя не считаю.

Петь автору дифирамбы не собираюсь, тем более что это чревато: перехвалил - и вызвал у читателей отторжение, недохвалил - результат тот же. Скажу просто: вы хотите смотреть на жизнь замутненным взглядом, хотите послушно следовать по пути, указанному негодяями и проходимцами? Вас молчаливая роль, которую отвели миллионам людей те, кто «великими» себя возомнили, устраивает? Если нет, эту книгу вам стоит обязательно прочитать.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось