В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ах, какая женщина!

Актриса Театра имени Франко Людмила СМОРОДИНА: "Галкин заметил: "Полюбуйтесь, Алла Борисовна: звезда - вы, а на руках Смородину носят"

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 21 Августа, 2006 21:00
Всеволод ЦЫМБАЛ. «Бульвар Гордона» 21 Августа, 2006 21:00
На телеэкраны вышел новый сериал о жизни Леонида Утесова "За все тебя благодарю", в котором украинская артистка сыграла Любовь Орлову
Смотришь на Людмилу Смородину и думаешь: "Cоздал же Бог такую красоту!".
Смотришь на Людмилу Смородину и думаешь: "Cоздал же Бог такую красоту!". Лицо, фигура, шарм, сексапильность - все при ней. Но заслуженная артистка Украины Людмила Смородина с улыбкой слушает многочисленные комплименты. Потому что знает, чем за это приходится расплачиваться: интригами, полной зависимостью от режиссеров и другими "подарками" Мельпомены.

"РЕЖИССЕР БОЯЛСЯ, ЧТО, ЕСЛИ Я ВЫЙДУ НА СЦЕНУ, ИСПОРЧУ ВСЮ МАЛИНУ ЕГО ПАССИИ"

- Людмила Смородина, правда ли, что вы, одна из красивейших и востребованных актрис Театра Франко, дверь в кабинет худрука Богдана Ступки с ноги открываете?

- Ух ты, как интересно! Оказывается, я - актриса нашего главного? (Смеется). Чушь полнейшая, хотя в чем-то и приятная. Я к Богдану Сильвестровичу отношусь с большим уважением, но в кабинете худрука стараюсь появляться как можно реже. Что касается досужих разговоров, то обо мне столько сплетен ходит!

Я служу в театре уже 28-й сезон, и все это время спасалась лишь тем, что никогда ничего не принимала близко к сердцу. Гадостей не слышала, поскольку не слушала. Покойный Сергей Данченко не переставал удивляться: "Люда, отчего ты постоянно спокойная, почему улыбаешься? Неужели этот словесный хлам тебе нравится?". Но я интриганство считаю тяжелой болезнью, а убогих жалею и прощаю.

- Еще Станиславский подметил, что театр - серьезная болезнь.

- И был прав. Нормальные люди летом об отпуске думают, о том, как семью оздоровить, самим отдохнуть или на худой конец ремонт закончить. А у нас, актеров, головы забиты прожектами, съемками, встречами. И все потому, что боимся дать слабину, пропустить что-то главное.

- Вы зубами можете выгрызть у соперницы роль, которую считаете своей на все сто?

- Конечно, могу. Если всерьез ущемляют, борюсь обязательно. Но так я поступаю сегодня. А после института года три в тени проторчала: вроде бы и назначали на главные роли, а играть не давали. Разве что вызывали на замену в случае чьей-то болезни. Но теперь приходится выгрызать роль - у меня времени мало осталось.

- В каком смысле?

- Увы, век актрисы недолог. Мне уже не сыграть ни Офелию, ни Джульетту. Поэтому, когда Смородину снимают еще и с тех ролей, которые я прекрасно могу работать, как минимум, лет 10, становится обидно. Боюсь остаться без репертуара.

- В молодости вас на несколько лет лишили возможности полноценно трудиться. Затаили обиду на какого-нибудь конкретного режиссера?

- Да, только имени его называть не хочу. Я была назначена на серьезную роль в паре с заслуженной артисткой. Но хотя репетировали мы вместе, на сцену меня не выпускали. В чем-то он был прав: выйди я, молодая, красивая и, в принципе, неплохая актриса, то на контрасте перебила бы его пассии всю малину. И вот как-то она заболела.

Режиссер в категоричной форме тут же отменил репетиции для всех участников спектакля. Коллеги недоумевали: "Но почему мы должны простаивать, если Люда Смородина сидит без дела? Дайте ей хотя бы раз возможность появиться на сцене". Увы... Этот человек - прекрасный режиссер, как к профессионалу отношусь к нему с уважением. Но осадок остался. Слава Богу, это единственный случай.

- Многие ваши коллеги не выдерживают подобного унижения, зависимости - впадают в депрессию.

- Спасибо родителям и Господу Богу, которые подарили мне спокойный характер. Я не привыкла заниматься мазохизмом, просто не позволяю себе расслабиться - и точка! Всегда твердо знала главное - настанет момент, и я обязательно выйду на сцену, раскроюсь как актриса. Поэтому, даже когда меня не выпускали, назубок знала свои роли.

Долго работала на замене в спектакле "Дикий ангел". Понимала, что будет играть другая, но как штык являлась к началу каждого спектакля, стояла за кулисами вплоть до того момента, когда она начинала говорить текст. Но однажды, 8 Марта, помреж догнала меня на улице: "Смородина, бегом на сцену!". - "Так ведь Марина играет". - "Ступай немедленно, ей плохо. Она подняться не может". А я всегда репетировала только первую сцену и, толком не зная текста, должна была довести спектакль от начала до конца. Когда весь этот ужас закончился, у меня от нервного перенапряжения началась дикая истерика, я хохотала как ненормальная, никто успокоить не мог.

- В театральных кругах бытует легенда, как в спектакле "Голубые олени" конкурентка подсыпала актрисе вашего театра, экс-министру культуры Украины Ларисе Хоролец толченое стекло в валенки. Хоролец, ничего не подозревая, нырнула в обувку с "секретом", выбежала на сцену и изрезала ноги до кости. Тем не менее доиграла спектакль, а потом ее забрала "скорая". С вами ничего подобного не случалось?

- Бывало, но только на репетициях. К примеру, выхожу на сцену, а партнерша что есть мочи в бок заряжает. Причем с такой силой, что несколько секунд я даже дышать не могла, искры из глаз сыпались. Но на спектаклях садизм не практикуется. В нашем театре это не принято. Франковцы моего поколения - все до единого звезды. Мы вместе создавали театр, мы в нем выросли. Здесь нет чужаков, они элементарно не прижились бы в нашем коллективе. Конечно, я могу быть кем-то недовольна, мне могут мешать энергетически. Но это мои проблемы, я прекрасно знаю, как с ними бороться.

Что бывает, так это розыгрыши. Например, Богдан Бенюк, с которым мы в паре играем в сложнейшем спектакле "Эзоп", в самый ответственный момент обожает тихонько рассказать анекдот или нечто пикантненькое из личной жизни. Так ведь это - милые шалости.
"ЭТО ОЧЕНЬ СТРАШНО И БОЛЬНО - ЖДАТЬ ЗВОНКОВ, КОТОРЫЕ НЕ РАЗДАЮТСЯ"

- Случались периоды, когда вы четко осознавали: "Все. Я осталась за бортом"?

- Конечно. Снялась в главной роли в фильме "Ярослав Мудрый" и твердо уверовала, что меня тут же начнут рвать на части, что ни один фильм без Людмилы Смородиной отныне не обойдется. Представьте же себе ужас, когда в прессе именно мою работу жутко раскритиковали. Обвинили даже в холодности героини, хотя жена Ярослава была из Швеции, соответственно, холодна как лед. Я ее такой и создавала. После хлесткой, жестокой, беспощадной критики предложений сниматься не поступало. Это очень страшно и больно - ждать звонков, которые не раздаются...

- То есть нынешнее предложение сняться в сериале Анатолия Матешко - первое с тех пор?

- Ну почему же? Люблю свою центральную роль в фильме Олега Биймы "Черная пантера и белый медведь". У Романа Балаяна в "Двух лунах, трех солнцах" у меня три потрясающие сцены с Владимиром Машковым. Предложения, конечно, поступали, но их было мало. А в Москве я никогда не снималась. Во времена советского кинематографа была приглашена на пробы "Русалочки". Увы, не сложилось.

- Кто перешел, вернее, переплыл дорогу?

- Никто, сама виновата. Дурой была 17-летней, несмышленышем. Как все получилось? На улице меня увидел второй режиссер, пригласил на пробы, строго-настрого предупредив: "Ни в коем случае не меняйся. Волосы должны быть твоего естественного цвета". Я от природы светло-русая. Но, напрочь забыв о его пожелании, я попросила подругу выкрасить меня в цвет воронова крыла - в столицу ведь собралась. Когда режиссер встретил меня на вокзале в столь жутком виде, чуть в обморок не упал. Хотя, мне кажется, я все равно не прошла бы, потому что на роль утвердили 13-летнюю девочку, при которой постоянно находилась ее влиятельная мамаша.

- В новом сериале Анатолия Матешко вы работаете вместе с московскими актерами. Чувствуется их высокомерие по отношению к киевским коллегам?

- На площадке я пересекаюсь с ними постольку поскольку, поэтому звездных заездов особо не наблюдаю. Заметно, что всеми правдами и неправдами пытаются обратить на себя внимание, громко, так, чтобы все слышали, называют имена знаменитостей, с которыми работают в театрах... Но это все больше по молодости, а не по звездности.

- После роли, сыгранной в картине "Петля Ориона", вы были кумиром для ребят того времени. А сейчас у вас автографы берут?

- Все получается как-то странно. После главных ролей меня практически не узнают. А стоило сработать крошечный эпизод во второй части сериала "День рождения Буржуя", где я сыграла художницу из галереи, уже на следующий день глазеть начали, с вопросами подходить. Причем случилось это на Сенном рынке, где я обычно разыскиваю всякие ретроштучки. Стою, ковыряюсь, выбираю, вдруг чувствую - пальцем показывают. Тут же отпала охота продолжать поиски, и я ушла.

Но это скорее исключение, чем правило. А обычно мою внешность режиссеры меняют кардинально. В новогоднем мюзикле "За двумя зайцами" играла вместе с Аллой Пугачевой, была подружкой ее героини. Так меня переделали до такой степени, что сын родной не узнал.

- Как работалось с Примадонной?

- Отлично. Мы с интересом ожидали, как она всех нас примет, как себя поведет. В первый съемочный день Алла Борисовна очень плохо себя чувствовала, опаздывала. "Ну, - думаем, - все, начались капризы". Ничего подобного. Приехав, тут же извинилась за опоздание, объяснила, что у нее серьезный бронхит, с каждым из нас перезнакомилась. "О! - говорит, - какие у меня подружки красавицы". А я, надо же, в этот период поломала ногу. На площадку вносили, с площадки выносили, на второй этаж на руках поднимали. Помню ехидную фразу Галкина: "Полюбуйтесь, Алла Борисовна: вы - звезда, а на руках Смородину носят".

Сама Алла Борисовна за меня сильно переживала, постоянно командовала: "Пожалуйста, поставьте Людочке стул поудобнее". Никаких примадонских штучек не наблюдалось. Перед дублями мы с ней обо всем подробно договаривались, корректировали текст, импровизировали.

По фильму ее героиню зовут Тоня, и у моей "подружки" есть фраза: "Тоня, ну расскажи, расскажи, как там на "Фабрике звезд"?". Я же перед камерой с лету выдала: "Алл, Алл, ну как там на "Фабрике звезд"?". Она чуть не упала от неожиданности: "Ой, Люд, умру сейчас". В общем, лихо получилось.

Для себя я давно вывела четкую формулу: если на площадке работаешь со звездами такого уровня, не навязывайся со своим общением, все вопросы решай только на рабочем уровне.
"МУЖСКИМ ВНИМАНИЕМ Я НЕ ОБДЕЛЕНА, НО СЛОЖНО НАЙТИ ДОСТОЙНОГО МУЖЧИНУ"

- Работа работой, но есть еще жизнь личная.

- Да как вам сказать... Живем мы вдвоем с сыном. Ему уже 20, человек он самостоятельный. Замужем я была два раза. Первый муж умер, второй живет во Львове, работает в Театре имени Заньковецкой. О первом ничего говорить не буду, поскольку его уже нет.

- Простите, а что с ним случилось?

- Там все сказалось - и болезни, и образ жизни.

- Кажется, он был генералом?

- Сын генерала, человек очень известный, умный, образованный, любил наш театр. И главное - давал мне полную свободу, считал, что я сама и только сама должна строить свою профессиональную жизнь. Постоянно настаивал: "Люда, у тебя должен быть свой круг общения, свои знакомства. Я не хочу, чтобы ты уделяла мне внимание лишь потому, что обязана это делать".

Благодаря ему за 13 лет нашей совместной жизни многого достигла. После родов довольно быстро вышла на работу, хотя сын был болезненным мальчиком. Мы с ним много времени проводили в больницах. Другой бы муж постановил: "Никакого театра. Сиди дома, ребенок должен быть окружен вниманием". У нас вопрос так не стоял. Муж давал возможность и в кино сниматься, и в театре работать.

- Ревновал?

- Наверняка, но он был замкнутым человеком, распознать его чувства было невозможно. Лишь спустя годы я поняла, как тяжело ему все это давалось. В его уходе из жизни свою роль сыграли многие факторы - и пресловутая перестройка, и, скажем так, его "падение" на фоне моего успеха. Хотя муж гордился, что его жена играет в кино главные роли. Он передо мной поставил столь высокую планку, поэтому сегодня тяжело вдвойне. Во-первых, планку опускать нельзя, во-вторых, сложно найти достойного мужчину.

- Нынче достойных претендентов на сердце красавицы Людмилы Смородиной нет?

- Мужским вниманием я, конечно, не обделена, скорее наоборот. Но так, чтобы еще раз замуж захотелось выйти, такого нет. Я уже пожила одна, имею опыт. (Смеется). К тому же сегодня сын определяет свой путь, а я совершенно не хочу его потерять в обмен на обустройство собственной личной жизни.

- А если влюбитесь серьезно?

- Ну, если уж совсем всерьез... Если Бог даст столь сильное чувство, полечу как в омут с головой и познакомлю сына со своим избранником. Он ждет не дождется, когда мама наконец-то его в покое оставит.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось