В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Больше, чем поэт

Герой Украины поэт Иван ДРАЧ: «Сгоревшую машину жалко как память о сыне, погибшем четыре года назад. Я уверен: сын не сам «головой ударился», его на тот свет отправили, вот только ни доказать это, ни дать делу ход не могу до сих пор»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 7 Ноября, 2013 22:00
Классик украинской литературы перенес операцию на открытом сердце после того, как едва не сгорел на даче под Киевом
Анна ШЕСТАК
Пожар в Конче-Озерной, на писательском хуторе, где находится дом Ивана Драча, произошел 24 августа нынешнего года, но рассказать нам о нем 77-летний поэт, политик, литературный критик и киносценарист из-за серьезных проблем со здоровьем смог только сейчас.

- Кто-то решил поздравить с Днем Независимости, - грустно шутит Иван Федорович, - наверное, помнят, как я отстаивал ее в 90-м и 91-м, вот и отблагодарили - «фейер­верком»... В тот день никого, кроме меня, на даче не было: жена осталась ночевать в нашей киевской квартире, водитель на пару дней отправился в село, к своей семье. А я приехал в Кончу поздно: был на телевидении, давал интервью, устал, поэтому бутылочку пива выпил - и спать. И вдруг жена звонит: «Ваня, ты там горишь или что? Соседи мне телефон обо­рвали, говорят, пожар у нас на участке!».

Выбегаю во двор, а там народу полно: то те тушат, воду носят, то эти, у Павлычка, соседа моего ближайшего, тоже переполох... Горел наш гараж, где стояла машина. Пока пожарные, которых добрые люди вызвали, приехали, два часа прошло, гасить уже было нечего. Оказалось, ребята просто не знали, как к нам на хутор заехать... То, что не загорелась пристройка и не взорвался газ (он там совсем рядом), я считаю чудом. Если бы Бог позволил такому случиться, я наверняка бы с вами сейчас не разговаривал...

Когда все съехались: и МЧС, и милиция, и представители прокуратуры, - один парень, следователь, сказал: «Ох и «любит» же вас кто-то!». Поджечь гараж, забросив на участок что-то горючее, особого труда не составляло: с одной стороны двор сторожит собака, с другой же, как говорится, вход свободен. Вот преступник (или преступники) этим и воспользовались.

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

Сгоревшую машину жалко - даже не как средство передвижения, а как память о сыне, погибшем четыре года назад, ведь это именно Максим подарил нам с Марией Михайловной (женой. - Авт.) «шкоду» Superb. Последние годы он, врач по образованию, занимался медицинским бизнесом и жил в Чехии, в Праге, но к нам регулярно наведывался. Здесь, в Киеве, его и убили...

- Тех, кто это сделал, до сих пор не нашли?

- Что вы? И милиция Голосеевского района, где это произошло, и медики больницы, куда сына доставили с закрытой черепно-мозговой травмой и где не смогли спасти, и сотрудники прокуратуры, я считаю, связаны между собой - вот этой задачей непременно свести все к общему знаменателю, к единой версии: «Шел по улице, упал, ударился головой о бордюр». 44-летний мужчина под метр 90! Это с какой же силой ему нужно было головой о бордюр приложиться?

Я уверен: Максим не сам «ударился», его отправили на тот свет. Вот только ни доказать это, ни дать делу ход, чтобы компетентные люди доказали и разобрались, кто, зачем и за что, не могу до сих пор. Обращался к Тимошенко, Ющенко, Януковичу - бесполезно! Представляете, я, Герой Украины, трижды депутат Верховной Рады, кавалер трех орденов Ярослава Мудрого, не могу восстановить справедливость и даже узнать, кто лишил жизни моего сына! Что тогда о тех говорить, у кого нет таких регалий?

- Но поджигателей ваших хотя бы ищут?

- Не знаю. Жене по этому поводу никто еще не звонил, а на меня с того дня болячки, как из ларца Пандоры, посыпались. Сперва лег в «Феофанию» с диагнозом «сердечная аритмия», затем тамошние медики, понимая, что сами не справятся, отправили меня к знаменитому киевскому кардиохирургу Илье Емцу, заслуженному врачу Украины. И как я пришел в его научно-практический медицинский центр, так меня оттуда уже и не выпустили.

16 сентября Илья Николаевич, очень светлый человек, поистине доктор от Бога, провел мне на открытом сердце операцию: заменил три жизненно важных сосуда. Точно не расскажу, что он делал, но в общем и целом суть такова: разрезали голень, взяли оттуда участки сосудов и вживили их вместо изношенных, которые к сердцу идут.

Лишь недавно я выписался. Нахожусь пока в Киеве, на хуторе ни разу не был - супруга ездит. Буквально вчера впервые прогулялся: прошел по улице Горького до парка Шевченко, газет купил, воздухом подышал - и обратно. Не до поджигателей мне сейчас, хотя понимаю, что и участок в порядок приводить нужно, и проблему эту предстоит решать...

- Не задумывались над тем, кто мог это сделать?

- Версий несколько, но что толку, если я буду ими заниматься? Правоохранители должны расследовать, связано это с гибелью Максима или еще с чем-нибудь. Хотя надежды, честно говоря, мало.

- Недавно к пяти годам лишения свободы с отсрочкой на три года приговорили жену бывшего вице-премьера Николая Жулинского Галину, создавшую в 1996 году кредитный союз «Турбота», а после обвиненную в присвоении денег членов этого союза - известных актеров, ученых, писателей. Ваша супруга Мария Михайловна была главой попечительского совета фонда...

- Может быть, поджог и с этим связан: некоторым людям не объяснишь, что ты ничего ни у кого не крал, им лишь бы мстить - беспричинно и жестоко. А третья, как вы говорите, версия связана с тем, что в Конче-Озерной мы конфликтуем с главой дачного кооператива, возможно, кому-то не нравимся или мешаем. Вот они и предупредили, попугали... Но обвинять кого-либо не хочу. Есть люди, которым по статусу положено виновных искать, пусть бы занялись.

- После случившегося страх появился?

- В смысле, стал ли я за жизнь больше, чем надо, бояться? Нет, вы знаете, после потери сына я ничего не боюсь, самое страшное со мной и Марией уже произошло. А сердце пострадало, наверное, от того, что в нем еще больше укрепилось вот это ощущение безысходности, несправедливости, тупика.

Когда-то в одном из интервью я сказал: «Мы живем в жуткой бандитской стране, но другой у нас нет». С тех пор годы прошли, но ничего, к сожалению, не изменилось. Людям плевать на закон и государство, а государство совершенно не волнуют люди. Вы уж простите за пессимизм этот, но откуда тут оптимизму взяться?..



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось