В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Особое мнение

Ян ТАБАЧНИК: «Я счастливый человек, потому что все свои идеи реализовал. Хотел стать музыкантом — стал, хотел мир объехать — объехал. У меня красавица жена, которая моложе на 26 лет, у нас с ней три сына, я построил дом и посадил деревья, но не посадил своих друзей...»

Ян ТАБАЧНИК. член редакционного совета «Бульвара Гордона» 7 Ноября, 2013 22:00
Знаменитый музыкант поделился размышлениями о современной отечественной культуре, политике и «оплодотворении идей»
Ян ТАБАЧНИК
С тех пор как существует планета под названием Земля и жизнь на ней, эту жизнь постоянно поддерживает и не дает прерваться такой процесс, как оплодотворение: благодаря ему на свет появляются растения, насекомые, животные, люди... Мне кажется, идеи оплодотворяются тоже — талантом, интеллектом, желанием, усилиями и трудом. Всем тем, без чего любая идея, какой бы светлой и гуманной она ни была, ожить и принести плоды не сможет.
«РУКОВОДИТЬ СТРАНОЙ ТО И ДЕЛО НОРОВЯТ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ НЕ В СОСТОЯНИИ ОПЛОДОТВОРИТЬ САМУЮ ВАЖНУЮ ИДЕЮ - НАЦИОНАЛЬНУЮ»

Если бы мать Тереза не стремилась по-настоящему помогать неимущим, создавать дома для умирающих и приюты для осиротевших детей, не относилась бы к этому как к делу своей жизни, за которое стоит бороться изо всех сил, даже если нету никаких средств (когда она начинала заниматься благотворительностью, у нее было всего 60 долларов), ничего бы не получилось.

Так же, как не вышло у советских вождей построить коммунизм и государство, в котором царили бы равенство, братство и дружба народов. Почему? Потому что не было у них в мозгах, пораженных у кого сифилисом, как в случае с Лениным, у кого - паранойей, как у Сталина, которому повсюду мерещились враги, на самом деле такой цели. Оплодотворяли они, уж как могли, другую идею - путем кровопролития и уничтожения своего же народа добиться безграничной власти.

Лозунги этих больных людей (когда я так говорю, то не физическое их состояние подразумеваю, а способ мышления, этот сплошной сифилис, психоз и маразм) не имели ничего общего с их реальными поступками, а потому и коммунистическая идея, зараженная, загаженная их гнильем, умерла в муках.

Теперешние коммунисты переосмыслили ошибки предшественников и совершенно на них не похожи, однако слово «ком­мунизм» за 70 лет впитало в себя столько негатива, что по-прежнему страшит как Запад, так и Восток и ассоциируется во всем мире в первую очередь с красной диктатурой и ограничением человеческих прав и свобод.

Все страны, вошедшие в состав СССР, вышли оттуда ослабленными и измученными, вынужденными долго и болезненно лечиться. Некоторые не могут изжить симптомы заболеваний до сих пор, у некоторых случаются обострения, и веры в то, что когда-нибудь наступит полное и окончательное выздоровление, все меньше и меньше.

Почему? Потому что встать у руля и руководить страной то и дело норовят люди, которые не в состоянии оплодотворить самую важную идею - национальную. Идею своего, ни от кого не зависимого, государства, сильного, правового, с достойным уровнем жизни для всех: учителей, врачей, шахтеров, сталеваров... Этой идее уже не год и не два, и все вокруг кричат, что вот, мол, допустите к власти нас - и мы все сделаем в лучшем виде. Но стоит народу поверить и дать таким крикунам пропуск в парламент, как оказывается, что большинство из них очень хорошо и красочно рассказывают о том, как должно быть, но сами, увы, вдохнуть жизнь ни в одну идею не могут.

«ПРОЖДАВ ЮЩЕНКО ДО БАЛЬЗАКОВСКОГО ВОЗРАСТА, УКРАИНА ПЛЮНУЛА И СКАЗАЛА СЕБЕ: «ХВАТИТ, А ТО ТАК И ПОМРУ, НИКОГО И НИЧЕГО НЕ РОДИВ!»

Красноречивый пример - приход (а для кого-то, может быть, и пришествие) Ющенко в 2004 году. Как красиво он говорил! Как призывал бороться, как рвал на Майдане буханки хлеба, изображая едва ли не Христа, как присягал в Верховной Раде, еще не будучи объявлен Президентом! Конечно, Украина, эта красавица с пышной косой, синими глазами и добрым сердцем, поверила, что наконец дождалась своего рыцаря, и ожидала, что их союз будет плодотворным. А он, не обращая на нее особого внимания, принялся играть пчелками и черепками...

Если уж мы, вслед за выдающимися поэтами прошлого и современности, сравнили нашу страну с представительницей прекрасной половины человечества, то что, скажите, обычно делает женщина, ког­да мужчина ею не интересуется? Правильно - посылает куда подальше. Просидев и прождав Ющенко до бальзаковского возраста, Украина плюнула и сказала себе: «Хватит ждать, а то так и помру, никого и ни­чего не родив!».

Увы, те, кто должен был сделать из этого выводы и обеспокоиться, ничего не поняли. Наоборот, в украинском политикуме набирает обороты такое пренеприятнейшее явление, как массовая импотенция. Это когда те, кто ничего не может, сбиваются в стаи, или фракции, начинают выдумывать и выкрикивать лозунги, одних вроде бы защищать, других как бы свергать, учить, обещать, проповедовать, рассказывать, как строить новое общество, не построив в своей жизни даже собачьей будки...

И судя по тому, что после каждых выборов депутатские мандаты получают все новые и новые краснобаи, это заразная болезнь. Причем болеют ею народные избранники, а от осложнений страдает сам народ, поскольку не принято у нас отвечать за свои слова и невыполненные обещания. Наобещали, получили кредит доверия, досидели свои каденции до конца и испарились, уступив место другим таким же.

Я знаю, что не успеют эти мои высказывания попасть в печать, как на меня обрушится шквал так называемой критики: мол, что он себе позволяет, наверняка выслуживается перед нынешней властью и так далее. Но, во-первых, это только те, кто привык меня судить и считают, что меня заботит их мнение, во-вторых, к такому отношению я уже привык.

Не так давно, например, интернет буквально взорвался после того, как я на заседании Европейского еврейского парламента высказался. Речь зашла о курсе Ук­раины на интеграцию в Европу, и анг­лийский журналист спросил у меня: «Скажите, вот если перед вами встанет задача - взо­браться на скалу, как будете это делать? Выберете короткий путь, но трудный, пос­ле которого придете к финишу израненный и измученный, либо же пойдете в обход, по безопасной тропе, но будете идти долго?».

Вопрос мне понравился, поскольку он философский, заставляет задуматься, вот так сразу, за минуту, на него и не ответишь. Я сказал: «Вы ведь знаете историю евреев, которые две тысячи лет шли по окровавленному и выжженному пути к своему государству? Как думаете, много это или мало, короткий путь они преодолели или длинный? А что можете сказать о Моисее, который 40 лет вел по пустыне рабов, чтобы они, претерпев беды и лишения, сплотились и стали народом? Он, по-вашему, долго шел? Нашу страну ведет Президент Янукович, и я думаю, важнее результат, к которому мы с ним придем, вот достигнем его - и посмотрим».

Что тут началось! Комментарии в интернете были один другого краше: «Что этот жид понимает? Как он мог сравнить нас, украинцев, с жидами, которых кто-то там по пустыне водил?». «Как посмел он сравнивать Януковича с Моисеем? Тоже мне, пророка нашел!». Понять, что я хотел сказать, к сожалению, никто не попытался, а зря. Я ведь не пытался никого унизить или возвысить, а привел этот пример для того, чтобы напомнить, как в действительности нужно бороться за свою национальную идею.

Евреи за тот клочок земли, на котором они построили Израиль, по-прежнему стоят не на жизнь, а на смерть, всеми силами защищая свое государство от 120 миллионов, мягко говоря, недоброжелателей, и за спинами у них не заградотряды, которые откроют огонь, если повернешь назад, а матери, жены, сестры и дети, способные в любой момент, если, не дай Бог, придется, встать рядом. Их не надо уговаривать или заставлять - они прекрасно понимают, что свое государство, как мечта, которую воплощали в жизнь кровью и потом, превыше всего. А мы понимаем?

«СТРЕМЯЩИЙСЯ ЧЕГО-ТО ДОСТИЧЬ НЕ БУДЕТ СИДЕТЬ В ИНТЕРНЕТЕ И ТРАТИТЬ ВРЕМЯ НА ТО, ЧТОБЫ СТРОЧИТЬ ТАМ ВСЯКИЙ БРЕД»

Очень жаль, но те, кто не способен реализовать ни одну идею, не то что национальную, а свою личную, у нас встречаются повсюду: в политике, на сцене, в том же интернете... Вы знаете, я назвал бы это изобретение человечества не всемирной паутиной, а всемирным раем для тунеядцев и извращенцев, куда те попадают еще при жизни. Вышел в сеть - и сиди себе, без имени, без фамилии, без пола и лица, пиши что хочешь о ком заблагорассудится, хоть о власти, хоть о своем соседе, изливай на всех то, что там у тебя внутри, а, как правило, у таких, с позволения сказать, людей там ничего хорошего нет, потому что человек, стремящийся чего-то дос­тичь, си­деть в интернете и тратить время на то, чтобы строчить там всякий бред, не будет.

Успешный бизнесмен занимается бизнесом, хороший учитель учит детей, ему от тетрадок не оторваться, талантливый доктор света белого не видит, потому что к нему пациенты в очередь выстраиваются, востребованный музыкант думает, когда же он наконец выспится, потому что его ждут и в том городе, и в другом, и в пятом, и в десятом, добросовестный милиционер ловит преступников. А если ты никто по профессии и по призванию, тогда пожалуйста - живи в сети и стучи по клавиатуре сколько угодно, зарабатывая трудовые мозоли.

Или иди на демонстрации, рви на себе рубашку, устраивай протесты - этот проплаченный публичный стриптиз. Есть такой философский термин - «холуйский стоицизм», так вот, наше повальное желание ничего не делать, но против всего протестовать - одна из его разновидностей. Когда на митинги приходят пенсионеры, которые вынуждены как-то выживать на то, что платит им государство, и зарабатывать уже не в силах, я еще могу понять: люди протестуют против несправедливости, они ведь всю жизнь проработали и имеют такое же право на достойную старость, как их ровесники в США, Германии и Австрии, они не должны рыться в мусорных контейнерах и стоять в переходе с пластиковым стаканчиком в протянутой руке!

Но когда молодые лоботрясы машут табличками, чтобы отправить кого-то «геть», или днями сидят в палатках, потому что там платят по 150 гривен и делать ничего не надо, только играть убежденного борца за идею, меня это бесит. Я вспоминаю себя в юности. Мне было 18, и я с открытой формой туберкулеза, с тремя кавернами на правом легком, кровохарканьем и кровотечением уехал работать на эстраду, чтобы купить аккордеон и стать музыкантом - профессионалом, мастером своего дела.

Крайний Север, Дальний Восток - где меня только не носило! Аккордеон, который я взял на выплату у своего товарища Ва­леры Чунчукова, стоил 807 рублей, я в месяц получал 80, все отдавал за инструмент, а жил на рубль 40 суточных - чахоточный больной, которому требовались лечение, усиленное питание и покой!

Мой отец, вернувшийся с фронта калекой, всегда плакал, когда речь заходила о том, как я в буквальном смысле слова сражался за свою мечту. Я боюсь даже спрашивать, о чем мечтают те, кто считает, что митинг - хороший способ заработка. Дай Бог, чтоб им никогда не пришлось выбирать между жизнью и идеей всей жизни...

Иногда, когда читаю несправедливые об­винения, брошенные кем-то в мой адрес, меня тянет ответить. Рассказать, кто я, как стал тем, кем стал, как осуществлял и осуществляю свои проекты: «Честь имею при­­гласить», конкурс Крайнева, AccoHoliday. Как заработал средства, на которые живет моя семья, и свои награды. Но вслед за этой приходит другая мысль: а захотят ли слушать? Человек написал в интернете гадость - и все, доволен, больше ему ничего не надо.

Всю свою жизнь я работал: в моей трудовой книжке нет разрыва больше чем 15 дней. Звание заслуженного получил уже после того, как объездил с гастролями Австрию, Финляндию, Польшу... Народного - после выступлений в Америке и Австралии. Тогда я даже не задумывался, дадут мне звание или нет, потому что и без него зарабатывал столько, что весьма неплохо себя чувствовал.

Положа руку на сердце могу сказать, что никогда не стремился украсить себя наградами, а только быть человеком, чье имя спо­соб­но украсить саму награду. Таких людей среди тех, кто избрал творческую профессию, немало: прежде чем стать народным артистом СССР, Иосиф Кобзон стал Иосифом Кобзоном, София Ротару - Софией Ротару, Алла Пугачева - Аллой Пугачевой...

Если продолжать этот список, в «Буль­ва­ре Гордона» места не хватит. Упомя­ну­тые мной люди совершенно разные, не похожи друг на друга, но роднит их одно - то, что свою идею они сумели сделать живой и жизнеспособной. И очень жаль, что ничуть не меньше, а, наоборот, намного больше тех, кто считает: о, дали народного - все, цель достигнута, и расценивает звание как резиновую куклу, которую можно иметь до конца дней своих. Оно-то, может, и так, да только удовольствия от этого ни одна, ни вторая сторона не получит, и жизнь новая не зародится. Ну, не было еще в истории Земли такого случая, чтобы от неживого живое родилось... Я бы вообще, будь моя воля, отменил все эти звания и названия: пускай бы артистам доплачивали только за их мастерст­во.

Меня часто спрашивают, счастливый ли я человек. Конечно, да, ведь все идеи, которые у меня были, я реализовал. Хотел стать музыкантом - стал. Хотел объехать весь мир - объехал. У меня красавица жена, которая на 26 лет моложе, и я понимаю, что, возможно, нарушил заповедь природы. Но не нарушил заповедь продолжения жизни, поскольку у нас с ней три сына. Я построил дом и посадил деревья, однако не посадил своих друзей. Не воровал, не состоял, не предавал.

Каждый год стараюсь сделать так, чтобы молодые ребята, так же, как когда-то я, фанатично преданные аккордеону и музыке, получили шанс реализоваться, и отдаю этим дань уважения и признательности инструменту, который сделал меня тем, кто я есть. А кто посмеет бросить в меня камень, пускай сначала задаст себе вопрос: «А смогу ли я точно так же?». Не надо лучше, вы хотя бы так же попробуйте...

Знаете, людей, которые пытаются что-то сделать, не сидят сложа руки, я всегда уважал. Да, сейчас сложно, не спорю, воплощать идеи в жизнь: страна только начала отходить от тех издевательств, которые так долго терпела. Но с другой стороны, никто ведь никого не гонит на завод, не отправляет строить БАМ или Днепро­гэс: давай, дерзай, придумывай, дейст­вуй! Свобода полная, вот она, как говорится, легла и просит, но не берут. Зачем?

Такое впечатление, что 20 процентов жи­вущих в Украине - гении, а 80 - не хотят ничего вообще, хотя каждый, наверное, мечтает жить немножко лучше. И каждый, я уверен, в душе восхищается, прочтя заметку о председателе сельсовета, который, чтобы село не исчезло с карты Украины, начал раздавать дома всем, кто готов туда переехать, о потерявшей зрение женщине, которая защитила диссертацию и делает все для того, чтобы инвалиды в ее родном городе чувствовали себя полноценными членами общест­ва...

Подобные примеры можно найти в каждой газете, ведь простые люди, сумевшие реализовать свои идеи даже вопреки всем жизненным трудностям, обитают не где-то на другой планете, а среди нас и вряд ли считают себя героями. Просто не представляют, как можно жить иначе...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось