В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

Женщине - сердце, честь - никому!

Виталий КОРОТИЧ 19 Апреля, 2005 21:00
"Все потеряно, кроме чести!" - сказал Наполеон, проиграв решающее сражение, но сохраняя возможность честно глядеть в лицо своим гренадерам.
Виталий КОРОТИЧ

"Все потеряно, кроме чести!" - сказал Наполеон, проиграв решающее сражение, но сохраняя возможность честно глядеть в лицо своим гренадерам. Я много раз пробовал объяснить некоторым своим слушателям особенности императорского мышления, а они вполне по-современному доказывали мне, что победа возможна любой ценой, и предъявляли в качестве доказательства не менее популярные афоризмы вроде: "Победителей не судят!". Ничего не поделаешь, с наполеоновских времен прошло много времени, и немало представлений сдвинулось со своих мест. Мне кажется, что не всегда в лучшую сторону.

Помню, как у француза Проспера Мериме меня потрясла новелла "Матео Фальконе", а еще раньше душу перевернул гоголевский "Тарас Бульба": отцы, казнящие своих сыновей за предательство. Они не хотели, чтобы род продолжался в бесчестии, только и всего.

Не стану обращать вас к историям дуэлей и так называемых долгов чести - даже терминология прежних времен ушла в справочники. Листая одну из исторических энциклопедий, я зачитался подробностями жизни Михаила Семеновича Воронцова, который почти в течение четверти XIX века был губернатором северного Причерноморья, звавшегося в те времена Новороссией, и немало сделал, в частности, для процветания Одессы, знавал Пушкина, покровительствовал искусствам. Чуть раньше, еще не достигнув 40-летнего возраста, но уже в звании генерал-лейтенанта, граф Воронцов был назначен командовать экспедиционным корпусом во французской столице.

Побежденный Париж был оккупирован имперским российским воинством с 1814-го - по 1818 год, и генерал Воронцов приглядывал за своими казаками, которым было настрого запрещено притеснять парижан в их домах и брать взаймы у кого бы то ни было из французов. Победители Наполеона вели себя в основном прилично, хотя, как писал Пушкин, многие из них не могли отказать себе в удовольствии "...у Вери в долг осушить бутылки три". (Вери был одним из лучших парижских рестораторов).

Так что, когда пришло время выводить армию из французской столицы, Воронцов объявил, что приглашает на прием всех, у кого есть претензии к уходящему воинству. Выслушав доклады о съеденном и выпитом в долг, о разбитых зеркалах и других нарушениях его приказа, генерал велел назначить комиссию для расследования безобразий, но французам все долги заплатил из своих собственных денег, дабы не была унижена честь армии-победительницы. Вот так...

Погружаясь в глубины истории, приятно убеждаться, насколько высоко стояли у наших предков вопросы чести. В дошедшем до нас своде законов Русская Правда, где объединились Правды Ярослава Мудрого и Ярославовичей, Устав Владимира Мономаха, прописаны наказания за поступки того времени, суммы штрафов (вир), которые взыскивались за то, что один из наших предков ранил другого. Многие исследователи поражаются, что взыскание за рану, нанесенную острой частью меча, было ниже, чем за удар плашмя или тупой стороной оружия. Рубленая рана - результат стычки равных противников, а удар плашмя, как пощечина, - бесчестье. За попытку обесчестить человека карали строже, чем за попытку убить его...

Не хочу углубляться в подробности, многие из которых вы знаете не хуже меня. Попросту радуюсь, что у нас есть такое обязывающее наследство, как традиции чести. Очень хочу, чтобы, сколь это ни трудно, такие традиции вспоминались и будоражили нас время от времени. Есть кого стыдиться, есть кому подражать...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось