В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Жизнь замечательных людей

Микеле Плачидо полюбил украинский язык

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 9 Декабря, 2010 22:00
Анна ШЕСТАК
- Рад, что побывал в Украине. Что впечатлило? Женщины, конечно же: такого количества красавиц я больше нигде не видел! А еще - Киево-Печерская лавра и ваш язык, мелодичный, певучий. Как по мне, он мало похож на русский, русский тверже, резче. На украинском, кажется, совершенно невозможно ругаться: что ни кричи, все равно песня получится. В этом он близок к итальянскому, и неудивительно, что оба языка - наш и ваш - признаны самыми красивыми в мире.

Я всегда знал, что у меня, точнее, у главного героя сериала «Спрут» комиссара Коррадо Каттани, множество поклонников в бывших советских республиках. В 1991 году я снимался у Владимира Бортко в фильме «Афганский излом», и мне говорили, что для вас сериал стал открытием, своеобразным окном в Европу: мол, о том, что в Италии сплошная мафия, вы и так знали, а вот о том, как она выглядит и как с ней борются (и борются ли вообще), - нет. Когда шел «Спрут», улицы вымирали, люди боялись пропустить серию и не узнать: что же дальше? Плакали, когда комиссара убили, чуть ли не хоронили его - со всеми подобающими почестями... Котиков, собачек, попугайчиков называли Коррадо... Но я никак не мог предположить, что вы будете помнить меня до сих пор!

Так хорошо меня помнит, наверное, только Сильвио Берлускони. Ему уже надоело, что за границей, куда бы он ни поехал, постоянно задают один и тот же вопрос: «Ну, как там комиссар Каттани?». Как это? Что это? Какой-то выдуманный полицейский популярнее самого Берлускони! Шучу, конечно, но то, что о моем самочувствии на полном серьезе справляются, - невероятный факт. Уже 15 лет я не имею к Каттани никакого отношения, а дон Сильвио все еще переживает и не устает повторять: «Спрут» - негативное явление в нашей жизни, его необходимо искоренить!».

В свое время я получал мешки писем, в том числе от украинок. Они писали: «Не волнуйся! Если мафия тебя вычислит и начнет притеснять, приезжай к нам, мы тебя надежно спрячем. У нас ведь мафии нет». Сейчас такого не пишут: видимо, появилась... Хотя об украинской мафии я что-то ничего не слышал: плохо работает. Нет, на самом деле я очень благодарен вашим женщинам за заботу и поддержку. Из других стран мне приходили в основном любовные послания, порой такие, что я стеснялся их читать и кому-то показывать, как только получал, сразу прятал. И только отсюда - трогательные письма, в которых чувствовалась искренняя обеспокоенность моей дальнейшей судьбой...

Сейчас мне 64, и я уже не играю полицейских: в этом возрасте смешно и вредно каждый день спасать мир. Я снимаю фильмы как режиссер (один из них, «Мечту по-итальянски», привез в Украину), общаюсь с начинающими актерами, с поклонниками, с детьми, конечно, - их у меня пятеро. Старшая дочь Виоланте пошла по моим стопам - стала актрисой, причем неплохой. У меня замечательная любящая жена (третья, гражданская супруга Федерика, моложе мужа на 35 лет. - Авт.). Чего еще желать? В конце концов, мне выпало сыграть роль, которая меня прославила. Как муж, отец и актер я состоялся. И даже немножко как полицейский.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось