В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Фарс-мажор

Ефим ШИФРИН: «И создал Бог землю. И посмотрел, и увидел, что это хорошо. И создал Бог мужчину. И посмотрел, и увидел, что это очень хорошо. А потом создал он женщину. И посмотрел, и подумал: «А, ладно. Накрасится!»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 9 Декабря, 2010 22:00
В киевском Доме офицеров прошел творческий вечер известного юмориста.
Анна ШЕСТАК
Ефим Шифрин приехал в нашу столицу со смешными монологами и новой книгой под названием «Течет река Лета». «Вы, наверное, спросите, чем, на мой взгляд, Киев от Москвы отличается, — начал он беседу с залом. — Да ничем. Пробки здесь точно такие же, даже похлеще. Такое же знойное лето посреди ноября. Складывается впечатление, что вот-вот — i знову цвiтуть каштани, хвиля днiпровська б’є... Хорошая погода. Остается пожелать еще чего-нибудь хорошего. Будьте здоровы, например. Пускай все в Украине (теперь же правильно говорить «в», а не «на»?) складывается в вашу пользу. И вообще, живите в достатке. Хотя понимание достатка, конечно, у каждого свое. У одного вон яхта есть, а вот на яхту с вертолетом...»
«НЕТ ТАКОЙ САМОЙ СВЕТЛОЙ И ЧИСТОЙ МЫСЛИ, КОТОРУЮ НАШ ЧЕЛОВЕК НЕ МОГ БЫ ВЫРАЗИТЬ МАТОМ!»

На яхту с вертолетом персонажам Шифрина вечно не хватает, и, видимо, поэтому их так любят зрители, которые и сами, без посторонней помощи, осознают, что «по уровню жизни мы на 58 месте - после каких-то кочевых племен».

В каждом шифринском монологе мы узнаем родное общество, из которого, как с подводной лодки, никуда не денешься. Сожалеть и плакать бесполезно, остается лишь посмеяться.

Над тем, что основные инстинкты бывшего советского народа - воровство, обжорство, матерщина и пьянство. И это даже не Шифрин решил, это публика ему подсказывает. В любом уголке СНГ.

«Мы, конечно, любим поесть - жизнь проходит между кухней и туалетом. Но пьем... До еды, после еды, во время еды. Вместо еды! А вон, слышите, хрустальный женский голос добавляет: «И материмся». Да, а что? Нет такой самой светлой и чистой мысли, которую наш человек не мог бы выразить матом!».

Над тем, что ради заработка наш человек согласен хоть в порнофильме сняться («на всю страну, хотя уже не может играть даже в домашних спектаклях»), хоть в зверинец нянькой устроиться. По объявлению в газете: «В загородный дом требуется нянечка-повар с навыками гувернантки и дворника. Желательно отслужившая в армии. Элитный поселок, огромный участок, огромный дом. Хозяин - очень солидный. Не бизнесмен какой-нибудь драный, не дипломат какой-нибудь вшивый... Капитан ГАИ!».

«ОСТОРОЖНО, СПЕЦИАЛИСТ!»

Над тем, что красные университетские дипломы пора выдавать с пометкой: «Осторожно, специалист!», над тем, что люди, которые не едят мяса, называются вовсе не вегетарианцы, а пенсионеры. Ну и над тем, как у нас лечат, чем, зачем и от чего. «Решил как-то Бог отечественное здравоохранение проверить. Устроился обычным терапевтом, сидит, ведет прием. Поликлиника, толпы больных, страждущих... Один из них заходит, Бог кладет ему на плечо руку, говорит: «Встань и иди!». Тот встает, выходит в коридор, навстречу бегут другие пациенты: «Ну как наш новенький?». - «А, такой же, как все. Даже давление не измерил!».

«Недавно в Трускавце был, - признался Ефим. - Знаете, что услышал? «Вы так хорошо выглядите! Еще не начинали лечиться?».

Выглядит юморист действительно хорошо - не зря занимается бодибилдингом и не ест после семи вечера. С легкостью сделал на сцене колесо, и зрители убедились: лечиться Шифрину пока не надо, еще 10 сезонов «Цирка со звездами» выдержит. А когда гость небрежно расстегнул рубашку, в ход пошли букеты - от красивых и нарядных поклонниц.

«Почему он не разрешает себя фотографировать? - недоумевали девушки, прихватившие с собой фотоаппараты. - Он же красавец, без пластики, без грима...». Но 54-летний артист был непреклонен: «Уберите камеры, предупредили же! Я думал, только блондинки не слушают предупреждений перед концертом...».

Блондинкам от артиста досталось больше всего - насобирав в интернете, где Шифрин - частый гость (его сетевой дневник пользуется огромной популярностью), анекдотов про светлые головы, он заполнил ими все паузы между номерами.

«Можно я вам о блондинках расскажу? Я у брюнеток спрашиваю, они обычно с радостью соглашаются... Значит, ночь, лежит блондинка в постели с любовником, после всего... А, здесь дети! Тогда по-другому скажу. Тетя лежит рядом с дядей. Тетя - натуральная блондинка, это когда вот здесь, у корней, волосы черненькие, а там, дальше, - беленькие... Дядя тете говорит: «А чего это ты не целуешься?». - «Я не могу, я парня из армии жду!».

«БОЖЕ, НУ КАКАЯ ЖЕ Я ДУРА! ЗДЕСЬ НАПИСАНО: «ШАМПУНЬ ДЛЯ СУХИХ ВОЛОС», А Я НАМОЧИЛА...»

Рассмеялись все, даже «несведущие» дети, поэтому юморист продолжил благодатную тему: «Блондинку останавливает работник ГАИ: «Ваши права?». - «А?». - «Ну, прямоугольничек такой, с вашим изображением». Та полезла в сумочку, искала-искала, вытащила зеркальце, протягивает: «Этот?». Гаишник посмотрел: «Что ж вы сразу не сказали, что вы - милиционер?». А как две блондинки троллейбуса ожидали, знаете? Одна ждет пятого, вторая - восьмого. Подходит 58-й. «О, здорово! Вместе поедем!».

Одна блондинка после душа звонит другой: «Боже, ну какая же я дура! Здесь написано: «Шампунь для сухих волос», а я намочила...».

Ночевала блондинка у парня, утром сходила в душ и говорит: «Жень, у тебя там два полотенца, на одном буква «М», на втором - «Ж». Я взяла с «Ж» - это ведь, наверное, для женщин, а «М» - для мужчин...». - «Дура! «М» - это для морды!».

После каждого анекдота гость повторял: «Ну, еще один, маленький! А то когда в следующий раз увидимся?» - и публика внимательно слушала. Даже если было чуть-чуть обидно: «И создал Бог землю. И посмотрел, и увидел, что это хорошо. И создал Бог мужчину. И посмотрел, и увидел, что это очень хорошо. А потом создал он женщину. И посмотрел, и подумал: «А, ладно. Накрасится!».

Обидно не только потому, что женщины к Шифрину со всей душой, а он к ним - со всем своим чувством юмора, но еще и оттого, что за шутками да прибаутками артисту на многое не хватило времени. Например, на вопросы из зала, без которых, вообще-то, не обходится ни один творческий вечер. На «Тум-балалайку», которую Ефим поет так, как, наверное, не умеет петь никто. И, в конце концов, на книгу, о которой юморист не рассказал зрителям ничего. Ее можно было только купить и подписать.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось