В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Неутомимые мстители

Виталий КОРОТИЧ 30 Января, 2007 22:00
В детстве я дрался, считая, что всякая обида должна быть отомщена, к тому же тогдашняя жизнь была злой и время недобрым.
Виталий КОРОТИЧ

В детстве я дрался, считая, что всякая обида должна быть отомщена, к тому же тогдашняя жизнь была злой и время недобрым. Жажда мести обуревала меня: кажется, я искренне верил, что неотомщенная обида унижает, даже ставит вне общества. До кровной мести я еще не додумался, но дрался на почти настоящих дуэлях, где бритвы бывали не менее убийственны, чем пистолеты. Считая, что все обычаи и законы одобряют месть, я включился, не имея об этом понятия, в одну из самых древних и популярных тем в истории человечества.

Обуяны местью герои древних народных эпосов, былин и сказаний. В самой знаменитой на свете пьесе, "Гамлете", датский принц мстит. Мстят своим врагам и реальные правители, едва получают такую возможность. Иногда при этом они даже мурлычут от удовольствия, гурманствуют (Сталин говаривал, что "месть - это такое блюдо, которое надо потреблять холодным").

Позже я узнал, что в Священном писании не все столь определенно: там есть "око за око, зуб за зуб", но есть и призыв подставлять правую щеку тому, кто тебя ударил по левой. Только это мало что изменяло: рабы мстят господам, проигравшие на выборах политики мстят победителям, израильтяне мстят террористам за взрывы в автобусах и кафе, палестинцы мстят израильтянам за оккупацию, мужья мстят неверным женам, неудачники мстят триумфаторам за их успех. Перепрыгнув через слои времени и прощая плохое актерство, можно вспомнить о мстителе Зорро и сюжетах большинства американских боевиков, построенных так: у патрульного полицейского убивают напарника, и он мстит, мстит...

Месть становится делом обычным. Люди читают и слышат о ней днем и ночью. Тема сведения счетов возникает постоянно и везде, зачастую совсем не с шекспировской силой. Одновременно с рассказом о новых изобретениях их тоже примеряют к теме войны, убийства и мстительности... Очень много для понимания темы дал мне разговор с самым знаменитым изобретателем самого страшного оружия академиком Андреем Сахаровым. Я спросил у Андрея Дмитриевича, почему он, войдя в силу, обретя заслуженную популярность, не хочет свести счеты с теми, кто пачкал его, писал о нем всякие гадости. Вот, например, какой-то Н. Яковлев издал целые книги пасквилей о Нобелевском лауреате и его супруге. "А зачем? - ответил Сахаров. - Однажды я встретил этого человека и дал ему пощечину, но он мерзок, и мстить ему, даже судиться с ним? Зачем? Так хочется пожить по-человечески. Хоть немного...".

У меня в коллекции есть добрый десяток фильмов, снятых по сюжету "Графа Монте-Кристо" Дюма. Действие переносят из Франции куда угодно, вплоть до дальневосточных стран, но стержень сюжета неизменен: маниакальная страсть настрадавшегося человека отомстить тем, кто когда-то похитил у него невесту и молодость. Одно время меня увлекали приключения графа-самозванца, а затем я понял - он не может быть счастлив, сделав уничтожение постаревших врагов своей юности целью жизни. Он ведь не расслаблялся, изобретая новые и новые козни, изнемогая от мстительности.

Недавно я вдруг убедился, что не меня одного посещают подобные мысли. В длиннющем французском сериале с мужиковатым Депардье в роли графа киношники придумали финал, от которого Александр Дюма вертелся волчком в своей последней обители. Самозванец Монте-Кристо открывается бывшей невесте, из-за которой, собственно, события и заварились, вальяжно ныряя с ней в теплом море, наплевав на несбывшиеся коварные планы. Он, наконец, понял, что простое человеческое счастье может оказаться самым важным сокровищем. Граф, по-моему, прав. Надо наказывать негодяев, не забывая, что месть уродует душу, а даже сполна сведенные счеты не всегда делают человека счастливым. Прямо не знаю, что вам еще сказать...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось