В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Любовь УСПЕНСКАЯ: «Однажды я полюбила молодого человека и очень хотела, чтобы он ответил мне взаимностью, а он не отвечал, сволочь! Тогда я попросила Вилли Токарева написать мне такую песню, чтобы до него, наконец, дошло»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 29 Ноября, 2010 22:00
Королева русского шансона дала сольный концерт в Киеве
Анна ШЕСТАК
Выглядит Люба-Любонька прекрасно: прежде чем отправиться на гастроли, похудела, осветлилась и сделала модную короткую стрижку. «Я не боюсь менять имидж, - говорит Любовь Залмановна. - Дома у меня целая коллекция париков: если что-то не так, можно стать и брюнеткой, и рыжей, и какой угодно».

«НУ ВОТ, НОРМАЛЬНО ИГРАЕТ. ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО НОТНУЮ ГРАМОТУ ОСВОИТЬ»

«Спасибо огромное! Спасибо, земляки!» - чуть приседая, кричала она в зал, и зал отвечал аплодисментами. «Детство, проведенное здесь, помню до мельчайших подробностей», - уверяла артистка. Хотя, по правде говоря, безоблачным оно не было: мама умерла при родах, папа привел в дом мачеху, семья была немаленькая - четверо детей, Люба - самая старшая... Отвлечься от забот помогала музыка. Заметив, что дочка постоянно что-то напевает, папа взялся обучать ее игре на пианино. И когда в шесть лет отвел девочку в музыкальную школу, педагоги сказали: «Ну вот, нормально играет. Осталось только нотную грамоту освоить».

Люба - тогда еще не Успенская (это фамилия ее второго мужа), а Сицкер - поняла, что хочет быть артисткой, уже в 16. Но вот отец и мачеха понять не могли, считали: талант талантом, а профессия нужна серьезная. В результате девушка сбежала на Кавказ, где начала выступать в ресторанах.

«В Кисловодске, а потом - в Ереване деньги посыпались на меня, словно снег в Антарктиде! - вспоминала Успенская в одном из интервью. - Но купить я ничего не могла. Машину? Для этого надо становиться в очередь. Одежду? Только у фарцовщиков, из-под полы. Еду? Чтобы кушать свежее мясо или колбасу, надо иметь знакомого продавца в мясном магазине. На прилавках было пусто, кто мог, искал под прилавком... Я рано столкнулась с советской действительностью и стала задумываться: а почему так? Неужели нельзя по-другому?».

В 17 лет Люба в первый раз вышла замуж, в 19 родила двойняшек. Мальчиков. Из-за халатности врачей один прожил всего несколько дней. Другой умер сразу после появления на свет. И в 78-м, окончательно разуверившись в «советской действительности», молодая певица эмигрировала. Сначала - в Италию, потом - в США.

«МОЮ ПЕРВУЮ ПЛАСТИНКУ ИЗ АМЕРИКИ ПРИВЕЗЛА ЭДИТА ПЬЕХА»

Сойдя с трапа самолета, Успенская была готова к любой работе, но оказалось, что в Штатах есть люди, которые знают ее как певицу - по Кисловодску и Еревану. Так она попала в русский ресторан «Садко» на Брайтон-Бич.

«Записать первый альбом (это случилось в 85-м) помогли Вилли Токарев и Миша Шуфутинский, - рассказывает артистка. - У меня не было репертуара, и Вилли написал песни, впоследствии ставшие хитами. А когда мой отец, который уже в Канаде жил, поехал проведать друзей, оставшихся в Союзе, я об этом узнала. «Сейчас Любу Успенскую вам поставлю, - сказал ему таксист. - Не знаете такой?». - «Знаю, - улыбнулся папа. - Уже 30 лет. Дочка моя...». Как выяснилось, мою пластинку из Америки привезла Пьеха. С легкой руки Эдиты Станиславовны меня стали крутить».

И крутят до сих пор - с той лишь разницей, что уже не только на радиостанциях, ориентированных на шансон. Все меньше в репертуаре Любови Залмановны песен о Соньке Золотой Ручке и все больше - о судьбе простой женщины, способной любить, страдать и прощать. Свой новый альбом «Лети, моя девочка» певица посвятила 20-летней дочери Татьяне, которую по советским меркам родила поздно - в 35.

«Когда мы с мужем (бизнесмен Александр Плаксин, четвертый супруг Успенской. - Авт.) переехали из Нью-Йорка в Москву, Таня окончила школу при американском посольстве, после чего уехала учиться в Штаты, - поделилась со зрителями артистка. - Мечтает стать певицей, и я понимаю, что ей нужно состояться, получить хорошее образование, что в ее возрасте очень хочется чего-то достичь - самостоятельно, без помощи мамы и папы. Но все же так тяжело было отпускать! Думаю, все мамы и папы, сидящие в этом зале, меня понимают».

Татьяна - точная копия мамы, первый ее советчик и критик. Именно дочери Успенская показывает новые, еще нигде не звучавшие песни. И лишь потом - мужу и... домработницам: «Мои помощницы - это «глас народа». Как правило, они не ошибаются, сразу чувствуют хит. Хотя старые песни им нравятся больше».

«ЭТО ВАМ ОТ ВСЕЙ НАШЕЙ СЕМЬИ!»

Исполнив несколько свежих композиций, гостья успокоила киевлян: «Не волнуйтесь! То, что давно любите, вы тоже услышите». После чего спела и «Пропадаю», и «Еще не поздно», и «Карусель», и «Кабриолет», и, конечно же, «Любимый» - вместе с залом.

«Однажды, когда я еще жила в Нью-Йорке, я полюбила одного молодого человека и очень хотела, чтобы он ответил мне взаимностью. А он не отвечал, сволочь! Тогда я попросила Вилли Токарева написать мне такую песню, чтобы до него, наконец, дошло. Он написал, и тот молодой человек полюбил меня еще больше, чем я его!».

Всех своих мужей и поклонников Успенская, по ее словам, покоряла голосом и красноречивым взглядом. Ее собственное сердце дрогнуло перед ключами от квартиры и красным автомобилем - именно такие подарки преподнес певице нынешний муж, причем уже на второй день после знакомства.

Киевские зрители дарили в основном цветы. Лишь один молодой человек - лет семи - вышел на сцену с бутылкой вина: «Это вам от всей нашей семьи!». - «Какие заботливые дети пошли!» - удивилась Успенская. Она с удовольствием общалась со зрителями, особенно с самыми маленькими и непосредственными. «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» - спросила Любовь Залмановна у крошечной девочки. «Нотариусом», - с серьезным видом ответила кроха. «Ну вот. А в мое время отвечали: «Артисткой!». Друзья, у этого ребенка большое будущее. Желаю тебе успеха!». - «И вам того же!» - ответил ребенок...

А под занавес во дворце «Украина» таки прозвучала «Люба-Любонька» - самая первая песня, которую сочинил для Успенской ее давний друг Токарев. С громкими и многообещающими словами: «Сегодня ты на Брайтоне сияешь, а завтра, может, выйдешь на Бродвей». Правда, с Бродвеем у Любы не сложилось. Но об этом она не жалеет. «Никогда не думала о том, чтобы покорить всю Америку: это просто бессмысленно. Я заняла свою нишу и делаю то, что никто другой так, как я, делать не умеет», - признается певица.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось