В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Нет ничего более постоянного, чем временное

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 21 Декабря, 2011 22:00
Время от времени я натыкаюсь в прессе на тоскливые статьи о том, как, мол, бескорыстны были первые советские вожди, падавшие в обмороки от голода и круглосуточно думавшие лишь о рабочих и крестьянах.
Виталий КОРОТИЧ
Время от времени я натыкаюсь в прессе на тоскливые статьи о том, как, мол, бескорыстны были первые советские вожди, падавшие в обмороки от голода и круглосуточно думавшие лишь о рабочих и крестьянах. Сразу же успокою тех, кто волнуется по этому поводу: я читал меню послереволюционной кормежки вождей, где была и черная икра, и другие деликатесы из разграбленных чужих подвалов, включая элитные французские вина.

Были, конечно, тогда и Павки Корчагины, посвящавшие себя исключительно идеалам, строившие ненужную узкоколейку, стоя по пояс в холодной воде, и повседневно голодавшие.

В английской революции Кромвеля самые богатые и красивые из конфискованных имений и замков перешли в собственность руководителей мятежа. В конце XVIII века творцы французской революции завтракали жареными перепелами в голодающем Париже, и совесть их, судя до всему, не терзала. Закон самоорганизации любого сообщества, в том числе совершающего переворот, действует где угодно - даже на птичьем дворе быстро выясняется, кто первым будет подходить к корыту с пшеном.

Лет 700 назад мелкие турецкие княжества потянулись к объединению. Процесс этот возглавил Осман-бей, ставший в дальнейшем основателем огромной Османской империи. Он же создал «новое войско», звавшееся по-турецки «ени чери», что у наших предков переозвучилось в «янычары».

Янычары наводили ужас на все окружающие народы - это были отборные отряды великолепно вышколенных бойцов, которые день и ночь занимались совершенствованием собственной выучки.

Зачисляли в янычары очень строго - туда брали только лучших из лучших, не брезговали и принявшими ислам пленниками, в том числе христианскими. На турецких невольничьих рынках торговали рабами с Балкан и украинскими полонянками (перечитайте роман Павла Загребельного о Роксолане). Янычары были немилосердны, завоевывая богатства для казны, и султанский трон все больше попадал в зависимость от них.

Постепенно янычары стали кадровым резервом султанов - из них отбирались новые военачальники, министры, послы и просто владельцы богатых имений. Шаг за шагом вчерашние беззаветные воины стали меньше участвовать в военных операциях и боевых сражениях, усердствовали в дворцовых интригах. Многие из них понимали, что служить в парадных или, в крайнем случае, охранных частях выгоднее, чем на поле боя. Отбор в янычарские отряды упростился, потому что туда стали зачислять в основном «своих», янычарских племянников, сыновей и младших братьев. За несколько столетий боевая элита султанов переродилась в «жирных котов», у которых вошли в моду пистолеты из золота и шпаги, где ценились не клинки, а драгоценные эфесы.

Стамбул содрогался от янычарских бунтов - и все они сводились к требованию новых привилегий, увеличению выплат, освобождению от военных походов. В конце концов, султан Махмуд в 1826 году не выдержал и приказал расстрелять очередной погромный янычарский бунт. Так завершилось перерождение...

Припомнилось, что уже в изгнании Лев Троцкий предсказывал, как постепенно все нахватанное коммунистическими чиновниками во временное владение перейдет в наследственное и постоянное.

Известно, что нет ничего более постоянного, чем временное, но так хочется, чтобы не все закономерности оказывались закономерны.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось