В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Нас разделяет не пространство, а время

Виталий КОРОТИЧ 15 Августа, 2005 21:00
Не все понимают, что имел в виду Эйнштейн, говоря об относительности времени и пространства. У меня на этот счет свое, не очень научное представление.
Виталий КОРОТИЧ

Не все понимают, что имел в виду Эйнштейн, говоря об относительности времени и пространства. У меня на этот счет свое, не очень научное представление. И сегодня могу назвать вам некоторых людей, еще не ушедших из советской страны, и даже тех, для кого мировая война еще не закончилась. Это уже не научный парадокс великого физика - так жизни сложились.

...В новогодний праздник я с удовольствием не сплю очень долго, отзванивая в разные страны, где полночь наступает намного позже, чем у меня. И мне звонят до утра или даже на следующий день - согласно их календарям. Здесь множество парадоксов. Когда-то я удивил вашингтонского репортера, спросившего, что произойдет завтра, как угадать завтрашние события. "А вы позвоните в Москву или Киев, - сказал я. - А еще лучше - во Владивосток, Токио или Пекин. Там как раз в разгаре завтрашний день, кое-где он уже заканчивается - вот и узнаете...".

Время относительно - по многим причинам и во многих приметах. Много лет подряд, собираясь на службу в Бостоне, я съедал плотный обед. Американские восемь-девять утра было как раз тем временем, когда мой желудок привык получать самую основательную дневную еду. У меня в настоящем доме как раз было четыре-пять пополудни, семья обедала, я звонил им через океан, желал доброго аппетита, и мы ели одновременно. Много лет подряд я после утреннего обеда больше ничего не грыз целый день - разве что яблоко: так шли мои биологические часы, и не хотелось переводить их на другое время.

Сегодня я живу дома, и если тоскую о чем-то, оставшемся за океаном, то лишь об их баскетболе и американском футболе. Казалось бы, на нынешнем жилье у меня стоят параболические антенны и есть возможность смотреть все интересующие матчи, но, увы, я не делаю этого, потому что хочу спать: игры происходят в четыре-пять утра по нашему времени, и такие подвиги превыше моих сил.

Нас разделяет не пространство, а время. Планета сращена тысячами нитей телекоммуникаций, электронной почты и еще чего угодно, многие фирмы работают круглосуточно, потому что хотят поддерживать полноценную связь с клиентами в разных частях света. Иногда мои сыновья, работающие таким образом, уходят на службу после полудня и возвращаются поздно ночью...

Сегодня мы все больше становимся частью огромного человечества, и делаются организованные попытки изъять нас из привычного расклада времени. Выяснилось, что, может быть, удобнее работать не с девяти утра до пяти-шести пополудни, как мы приучены, а в другое время. К этой мысли все шли по-разному. Еще в 70-е годы в Будапеште я удивлялся, что многие венгры шли на службу к семи или восьми утра, возвращаясь пораньше по улицам, где автомобилей еще не так много. Сейчас такое положение нередкостно. В Соединенных Штатах, например, около 30 миллионов человек начинают трудовой день между половиной пятого и половиной восьмого утра, а 40 процентам служащих дано право самим выбирать для себя рабочий график по вкусу. Многие отмечают, что жить стало удобнее, разгрузились магазины, ресторанчики, транспорт. Родители, возвращаясь домой в два или три часа дня, получили возможность чаще видеть своих детей и подробнее общаться с ними...

Не знаю, прав или не прав был Альберт Эйнштейн, но время на самом деле становится все более относительной категорией. В хороших гостиницах над стойкой администратора обычно висит несколько циферблатов, уточняющих ритмы крупных мировых центров. На моих наручных часах два указателя, на одном из которых написано: "дома", а на втором - "другой город". Такова нынешняя жизнь, и надо встраиваться в ее законы, другого выхода нет.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось