В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Лицом к лицу

Дрессировщик, представитель известной цирковой династии Валерий ЗАПАШНЫЙ: "Однажды во время репетиции медведь весом 375 кг и ростом 2 м 35 см пошел в разгул и лег на меня сверху"

Лилия ГЕОРГИЕВА. Специально для «Бульвар Гордона» 15 Августа, 2005 21:00
Ровно год назад, 18 августа, Валерий Запашный покончил с собой
Это интервью с известным дрессировщиком Валерием Запашным состоялось, когда еще ничто не предвещало трагедии.
Лилия ГЕОРГИЕВА
Это интервью с известным дрессировщиком Валерием Запашным состоялось, когда еще ничто не предвещало трагедии. Валерий Сергеевич был полон оптимизма и радужных надежд на будущее. Большей частью мы говорили с ним о том, что с детских лет стало смыслом его жизни: о цирке и животных. Год назад случилось непоправимое. Валерия Запашного обнаружили повешенным на водопроводной трубе в номере одной из гостиниц Курска. Что толкнуло артиста на этот отчаянный шаг? Ведь он совсем недавно женился, растил годовалого сына... А дело все как раз в том, о чем мы с Валерием Сергеевичем так долго и обстоятельно когда-то говорили: в смысле жизни. В то время он у знаменитого дрессировщика был, а потом его отобрали. Накануне трагедии артист получил из Москвы телеграмму, в которой Запашного уведомляли, что его номер с медведями (которых он называл не иначе как "дети") расформирован. Эта новость, скорее всего, и стала той каплей, что переполнила чашу терпения. Валерий Сергеевич слишком долго боролся с финансовыми проблемами (денег не хватало даже на самое необходимое) и невозможностью иметь собственный цирковой бизнес, которому якобы препятствовал дядя - Мстислав Михайлович Запашный, он же генеральный директор Росгосцирка. Я снова слушала диктофонную запись этого интервью, вспоминала неторопливую ровную речь, мягкий, спокойный голос и добрые, лукавые глаза Валерия Запашного. Казалось, ничто не может вывести его из равновесия...

"НА СВОИ ПЕРВЫЕ ГАСТРОЛИ Я ОТПРАВИЛСЯ, КОГДА МНЕ ИСПОЛНИЛСЯ МЕСЯЦ"

- Валерий Сергеевич, подавляющее большинство цирковых артистов - это представители известных (и не очень) династий. Вы не исключение. Фамилия Запашный давно уже стала брэндом.

- Нашей цирковой династии уже более 100 лет. Мой дед родился в цирке, мой отец родился в цирке, я родился в цирке, и мои дети тоже родились в цирке (смеется). На свои первые гастроли я отправился, когда мне исполнился всего лишь месяц, а мой сын совершил свою первую поездку вообще в двухнедельном возрасте. Точно так же и дочка. Сейчас дети работают вместе со мной, так что династия Запашных продолжается.

Знаете, нам, цирковым детям того времени, учиться было легче, чем теперешним. Мы раньше приезжали на гастроли в какой-то город и работали там минимально - три месяца, максимально - год. Представляете, год на одном месте! А сейчас раз в месяц мы обязательно совершаем переезд из одного города в другой.

Так что с учебой моему поколению еще повезло, и обычную среднюю школу я окончил. А вот цирковое училище уже не стал - у нас ведь очень большая семья, в которой все всё знают и умеют. Мною занимались три моих дядьки (старший, средний и младший), отец, его сестры и моя сестра. В итоге я уже 40 лет работаю на манеже. Кстати, в цирке после 15-ти лет работы имеешь право на персональную пенсию.

- Сколько времени у вас уходит на постановку одного номера, трюка?

- Это зависит от животного. Бывает, я вижу, что этот медведь талантливый, но то, что он на сегодняшний день усваивает, мне не годится. Тогда я запоминаю то, что у него выходит хорошо, и постепенно-постепенно подвожу его к тому трюку, который мне нужен. А подводить можно и целый год, зато потом вдруг что-то прорывается, и номер рождается буквально в один момент.

- С какими видами животных вы сейчас работаете?

- У меня три медведя, обезьяна и собака.

- Как они к вам попали?

- Медведей мне принесли охотники. Мы тогда гастролировали в Твери, а сам я в то время работал воздушный аттракцион. У нас, как в семье: прежде чем стать дрессировщиком, с самого детства проходят все цирковые жанры. Вот и я был и воздушным гимнастом, и наездником, и акробатом, и прыгуном...

Однажды на гастролях в Твери мне принесли троих маленьких, еще слепых медвежат. Охотники их случайно обнаружили: трактор, который развозит лес, провалился по весне в берлогу. В результате мать-медведицу задавило, а эти трое остались. Куда их девать?..

До этого я уже работал дрессировщиком у своего дядьки - народного артиста России Мстислава Запашного. Только дрессировал у него слонов и тигров.
"ВСЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ ТЕМ, ЧТО У МОИХ ДЯДЕК ОКАЗАЛИСЬ ПОРВАННЫМИ ЛБЫ, НОСЫ"

- Выходит, в вашем выборе животных все решил Его Величество Случай?

- Да, это просто случай. У нас в цирке так часто происходит, когда один артист был канатоходцем, а потом вдруг стал гимнастом. Вот и мы, еще в свою бытность акробатами-вольтижерами, пытались взять медвежонка и научить его номеру, когда два акробата бросают, скрестив руки, партнера вверх, чтобы тот исполнял всевозможные сальто-мортале, пируэты, бланже. В семье так решили, что этим партнером в воздухе станет наш медведь.

Но все закончилось тем, что у моих дядек оказались порванные лбы, носы. У медведей ведь когти не убираются. Поэтому дядьки от этой затеи отказались.

А мне почему-то с тех пор медведи запали в душу, и я стал их везде высматривать. Мне они вообще нравились всегда. В первую очередь как работники. В них самое ценное - то, что если медведь что-то усвоил, он запомнит это на всю жизнь и халтурить не будет никогда.

- Интересно, в каком возрасте медведи уходят "на пенсию"?

- Животные работают в цирке, пока живут. Есть статистика, что в то время как в природе медведи живут порядка 30 лет, в цирке бывают такие случаи, когда они работают по 40-45 лет. Я подчеркиваю, что они до самого своего конца работают - мы их не стреляем, не убиваем. И только если что-то произошло с хозяином, животных, естественно, пытаются раздать в зоопарки, зооцирки, какие-то зоообъединения.

- Некоторые любители животных воспринимают своих питомцев как людей.

- Я к таким любителям не отношусь. Своих животных я воспринимаю как партнеров. Понимаете, можно увидеть змею или удава и сказать, что они очень похожи на кого-то из моих родственников. Фантазии человека ведь безграничны. Но на самом деле мои животные - хищники, и отношусь я к ним соответственно. И хотя я очень люблю их, воспитываю, кормлю, лелею, все равно сознаю, что они животные, с которыми всегда нужно держать ухо востро. Потому что, как бы я ни любил их, как бы они ни любили меня, каждую секунду в их поведении происходят изменения.

- Вы, наверное, уже хорошо изучили их "язык"?

- Их "язык" - это взгляды, дыхание, рык, когда волнуются - переминание с лапы на лапу. А вообще, по медведю очень тяжело заметить перемены в его настроении. Ведь почему в цирке считается, что самый страшный хищник - это медведь?

Потому что по тигру, например, видно, когда он бросится, хотя бы за несколько мгновений до этого: шерсть на затылке встает дыбом, хвост начинает играть, идет оскал, прижимание к полу и только потом прыжок.

То же самое происходит и со львом, с пантерой. А вот по медведю его намерений не распознаешь. Он может стоять к вам боком, как будто брать у вас лакомства, и внезапно накрыть вас собою. Самое страшное, что медведь не рвет, а своей силой и массой ломает все. Если он подмял человека, он нажимает, и все.

К тому же скорость медведя превышает скорость лошади. Если он захочет вас догнать, не сомневайтесь - догонит. Вот почему говорят, если вы в лесу встретили медведя, просто лягте, скрутитесь калачиком и ни в коем случае не сопите. Он подойдет, понюхает, лапой потрогает и уйдет - сытый медведь падаль не ест. Только в редких случаях в лесу появляются медведи-шатуны.

Это происходит ранней весной, когда снег начинает таять и затапливает берлогу. Тогда из нее вылезает мокрый и злой медведь, и поскольку еды в лесу в это время нет (еще ничего не выросло), он идет поближе к помойкам или натыкается на человека. Тогда шатун становится убийцей. Но вообще медведь - очень корректное животное, которое, заслышав лишний шум в лесу, старается уйти куда-нибудь подальше от него.

Во время работы на манеже я постоянно что-то говорю. Это не команды. Их я вообще никогда не даю. Просто в этот момент я разговариваю с моими медведями на любые темы, даже стихи им читаю. Самое главное, чтобы животные слышали мой голос. Причем голос все время должен быть одной интонации: я не имею права ни повышать его (повышаю - значит, наказываю), ни понижать (животное решит, что я больной, и что-нибудь натворит).
"КОГДА ЗАХОЖУ В МЕДВЕЖАТНИК, МЕДВЕДИ ЛАПЫ КО МНЕ ТЯНУТ, РУКИ ЦЕЛУЮТ"

- Ваши медведи никогда на вас не нападали?

- Случалось несколько раз. И прилично. У меня была смешанная группа, то есть и мальчики, и девочки (хотя все дрессировщики стараются работать либо только с самками, либо с самцами). Среди них был один большой медведь весом 375 кг и ростом 2 м 35 см. И вот однажды во время репетиции он пошел в разгул и ничего уже не соображал: мозги заклинило.

В этот момент я стоял у него на пути, он на меня навалился и лег сверху. Правда, пощадил. Ломать не стал - я же папа все-таки. Жена тогда вышла, взяла его за поводок и увела с манежа. А я после того случая две недели не мог руками и ногами шевелить.

Потом в Ленинграде во время работы тот же медведь ударил меня лапой по спине. Я-то думал, он все играет, а у него же силища неимоверная была. И может быть, на своем авторитете я продержал бы его еще лет пять, но чем бы все это закончилось? То, что могло произойти со мной, - это полбеды, а если бы он пошел в зал к зрителям все ломать и крушить?!

- Из-за чего это происходит? Из-за скверного медвежьего характера?

- Виной всему переходный возраст. Когда медведи достигают полового созревания, одни остаются такими, как и были, а у других крыша едет. Причем она может съехать в такую доброту, что ты этого медведя от себя не оторвешь: он будет все время тебя лизать, целовать, ходить за тобой по пятам, как собака. А может стать агрессивным. И это уже ничем не исправить. В этом случае не помогают никакие медикаменты, никакие успокаивающие таблетки. Это все бесполезно.

- Ваши медвежата уже достигли этого возраста?

- Да, достигли. Но они, к счастью, остались такими, какими и были. На самом деле, когда ты выбираешь себе медвежонка, то покупаешь кота в мешке. И даже когда ты его вырастил и он у тебя хорошо работает, все равно неизвестно, что может случиться.

- Между собой они, наверное, тоже ссорятся?

- Да, они могут подраться во время работы. И я в этот момент как связующее звено должен оказаться между ними.

- Они дружат?

- Нет, больше ссорятся. Они же хищники, и каждый из них борется за свою территорию. А здесь, в цирке, тем более потому, что одного больше привечаешь, а другой все это видит и ревнует. Они из-за этого могут друг друга и оплеухами наградить. В этот-то момент я и должен быть центром.

- Как же вы с ними общаетесь?

- Они мне все сами показывают лапами и голосом: "М-м, м-м". Мне все сразу становится ясно. А когда я захожу к ним в медвежатник, они лапы между прутьями клеток просовывают и тянут ко мне, руки целуют - дескать, рады встрече со мной. Если я к ним прихожу в плохом настроении, они это чувствуют и сразу затихают - меня жалеют. Знают, когда у меня хорошее настроение, среднее. Хотя я всегда стараюсь держать себя в руках.

- У вас, помимо медведей, в номере участвуют еще обезьяна и собака. Как они уживаются на одном манеже?

- Обезьянка сейчас еще маленькая, ей только второй годик идет. Ее рост всего 70 см, хотя в будущем должна вырасти большой обезьяной. Зовут ее Фифа. Правда, полная кличка - Агафья. Так ее назвали в ее родном зоопарке.


"Есть у меня самая главная мечта: прожить 100 лет в цирке!"

Вообще, мы всех животных обязаны покупать или в зоопарках, или в зооцирках, или в зоообъединениях. К тому же приобретаемое нами животное обязательно должно быть рождено в неволе в третьем поколении. Иначе на них нет документов, которые вложены в мировую компьютерную систему, а это значит, что мы не сможем их вывозить на гастроли за рубеж.

Впервые в истории российского цирка мы проводим такой эксперимент, когда на одном манеже вместе с медведями работают обезьяны. Сейчас собираемся сводить еще четырех медведей и трех обезьян. У Фифы с моими медвежатами Пашей и Ромой отношения как будто сложились. Знаете, они хоть и разные подвиды, но и медведь - хищник, и обезьяна-лапундр тоже хищник.

Для того чтобы у них не возникало трений, мы взяли собаку (бассет-хаунда - длинную такую колбаску по кличке Бася). Она у наших остальных животных как бы нейтральное звено: и медведи к ней хорошо относятся, и обезьяна не обижает. Через Басю они знакомятся, общаются. Мы стараемся постоянно держать их всех вместе в одном медвежатнике, чтобы Фифа видела остальных членов команды, привыкала к их запаху.

- А во время репетиций как они себя ведут?

- Ой, был у нас интересный случай. Во время одного из номеров медведь Ромочка должен сесть на стул и поднять лапу, а перед ним в этот момент стоит бутафорский фотоаппарат, на котором сидит Фифа. И вот мы репетируем. Я повернулся к своим детям (животным. - Л. Г.) спиной и вдруг слышу смех ассистентов: "Сергеич, посмотри, что там творится!". Я обернулся, и меня самого хохот разобрал: обезьяна, как в зеркальном отражении, повторяла за медведем все движения.

"ОБЕЗЬЯНА ФИФА ОЧЕНЬ ЛЮБИТ ПЛАВАТЬ В ВАННЕ И СМОТРЕТЬ ТЕЛЕВИЗОР"

- Я слышала, у лапундров характерец еще тот...

- Это действительно так. Наша Фифа вообще непредсказуемая. А поскольку она еще и маленькая, то, как у любого ребенка, мозги у нее настроены на то, чтобы выкинуть какой-нибудь финт.

Может ни с того ни с сего начать кричать. Сидит в клетке, кушает, и вдруг у нее загривок сдвигается. А у Фифы, как и у всех лапундров, очень интересно голова устроена: хохолок темный, а ближе к ушам волосики более светлые. Я ее называю панком. Она эти светлые волосики сдвигает как-то вперед, уши оттопыривает - делает топориками, а этот свой панковский гребешок сдвигает назад и начинает почему-то кричать и злиться. Или в ней, наоборот, вдруг просыпается игривое настроение. Причем чаще всего это происходит, когда надо собираться на работу и уже одевают медведей. В это время она и начинает ходить на голове.

Эта порода обезьян вообще неблагодарная. Многие дрессировщики, работающие с лапундрами, страшно искусаны. И с возрастом вредность лапундров не проходит. Если у медведя крыша съехать может влево, вправо или остаться на месте, то лапундры в большинстве своем, когда подрастают, становятся еще более злобными. Но вот что их, несомненно, оправдывает, так это их талант. Между прочим, если шимпанзе по своему развитию находятся ближе всех к человеку, то лапундр всего на одну ступень ниже.

- Домой Фифу приводите?

- Да, моя жена берет ее поплавать в ванне. Фифа любит это дело, причем купаться ей нравится почему-то в очень горячей воде. Мы когда ее только получили, пытались сначала, как ребенку, пробовать воду локоточком. Но потом обратили внимание, что чем горячее делаем воду, тем больше восторга она проявляет: выплывает на поверхность, садится, как поплавок, выгибается, а кожа ее при этом становится розовая-розовая.

Как все обезьяны, очень любит сладкую кашу, сладкое или хорошо подслащенное молоко. Кстати, бананы, вопреки общепринятому мнению, она ест в последнюю очередь и то, если ей в охотку. А вот апельсины, яблоки, морковь Фифа уважает. Вообще, это обезьяна, видимо, уже российского производства - она очень любит свеклу. Мы ей нарезаем сырую свеклу дольками, и она ее съедает в первую очередь. Также она с удовольствием ест изюм, но в малых количествах. Еще мы ей даем мясо, яйца. Рацион у обезьян почти такой же, как у людей.

- А как Агафья в быту? На люстре не раскачивается?

- Нет. Это уже баловство, мы ей этого не позволяем. У нее есть маленький поводочек два метра длиной, на котором зацепка за поясок вокруг талии (вокруг шеи поводки мы не делаем). Вот в этом радиусе у Фифы полная свобода действий. Но она старается ничего противозаконного не совершать.

Когда она приходит к нам домой, просто тихонечко сидит. Еще Агафья очень интересно спит: забирается к себе на полочку, задними лапами накрывает голову, а передними закрывает уши. А нахулиганить она может в клетке. Например, повыбрасывать оттуда посуду, из которой ее кормят.

А еще она очень любит телевизор смотреть. Причем любимой программы у нее пока не замечали. Больше всего ей почему-то нравится, когда титры бегут. И я обратил внимание, что мой маленький внук, только лишь научился стоять в кроватке, тоже замирал, когда видел на экране титры, и все время, пока они шли, неотрывно смотрел на них и агукал. А вот фильмы и мультики он полностью игнорировал. Та же история и с обезьяной. Собственно, Фифа у нас сама как кинозвезда: очень любит, чтобы ее фотографировали. Конечно, как все девчонки, шалунья (с необыкновенной теплотой в голосе). А вообще, у меня хорошие дети.

- Ваши животные много путешествуют. Как они переносят дорогу?

- Мои уже привыкли. Единственный вид транспорта, на котором они еще не перемещались, - это самолет. Ездили и на автомобилях, и на поездах, и на теплоходах.

- Морской болезни у них нет?

- Нет, у них очень хорошо развит вестибулярный аппарат. А вот кто действительно у нас в коллективе страдает от морской болезни, так это большинство женщин (смеется).

- А публика вас везде одинаково принимает?

- Особых отличий нет. Нас восторженно принимают и здесь, и за рубежом. Но там люди более открыто выражают свои эмоции, они приходят в цирк отдохнуть, посмеяться. А наша публика более сдержанная, закрепощенная, закомплексованная. То ли от усталости, то ли от своих каких-то навалившихся проблем, но бывает, наши зрители сидят во время представления, надувая щеки, и думают о чем-то своем. Посмотришь в их сторону, а у них даже взгляд пустой какой-то.
"В МОЕЙ ПРАКТИКЕ МЕДВЕДЬ ПОШЕЛ В ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ ТОЛЬКО ОДИН РАЗ"

- Вы даже зрителей видите во время представления?

- Обязательно. Я постоянно наблюдаю за ними. В первую очередь потому, что я должен вовремя заметить, если кто-то из них начнет пробираться к проходу (что недопустимо, когда идет представление), и дать сигнал ассистентам, билетерам и контролерам, чтобы придержали этого человека. А параллельно слежу за своими гавриками.

- Бывает такое, что гаврики отказываются выполнить какой-то трюк?

- Работники из них отличные. Так бы люди работали (вздыхает). И старики-медведи никогда не отказываются от своих обязанностей. В них это с детства заложено. А вот обезьяна у нас сама по себе и вполне может заартачиться. Тогда ее приходится заставлять, как и любого ребенка: где нотациями, где подзатыльником, а где и лакомством (смеется).

Вообще, я к ним, как к детям, отношусь. Даже сын, когда был маленьким, упрекал: "Пап, ты своих животных любишь больше, чем нас!". И я действительно с животными провожу времени больше, чем с собственной семьей.

- Вы зверей подбираете себе по характеру?

- Ой, это очень тяжелый момент. Ведь когда животное покупаешь, порой видишь, что из него можно не просто что-то выжать, а сделать нечто неординарное. Однако в придачу к его выдающимся талантам дан еще и скверный характер. А ломать его, вы сами понимаете, не очень-то хочется. Например, он жадина, и ничего с этим не поделаешь. За кусок хлеба мать родную продаст.

- Это кто у вас такой?

- Рома (один из медведей. - Л. Г.) у меня такой. Он за эту пайку все, что угодно, для вас сделает. А вот Катя (медведица. - Л. Г.) холерик: очень нервная, никого, кроме меня, не признает. Даже жену мою не воспринимает, хотя та ей с детства и еду носила, и кормила.

Ну а нескольких медведей, которых я брал, вообще приходилось возвращать. И все потому, что они были вроде и способными, но в то же время квелыми и ленивыми. Постоянно заставлять животное что-то сделать - себе дороже. Ведь когда выходишь на манеж, хочется, чтобы и зрителям приятно было смотреть, и тебе приятно работать. А если начнешь на животное нажимать, публика это тут же замечает. Сразу видно, когда животное работает с душой, а когда его заставляют.

- Вы более 40 лет на манеже. Что самое главное и самое трудное в дрессуре?

- Самое главное - это уметь ухватить то, на что животные способны. Не заставлять их выполнять что-то неимоверное, а, наблюдая за ними, улавливать в их поведении возможные трюки. За ними же можно следить сутками напролет и каждый день подмечать что-нибудь новенькое.

А еще очень важно не срываться на животном, не обижаться и не таить на него зла. К нему прежде всего нужно относиться как к равному партнеру. И я как режиссер могу видеть этот номер так, а мой медведь, допустим, может его видеть как артист по-другому.


Прощальная записка Валерия, адресованная жене

В театре ведь многие актеры тоже не понимают, чего от них хочет режиссер. Только животное в такой момент более беззащитно, чем человек. Медведя за непослушание могут и палкой наказать со злости. Я считаю, что такого допускать нельзя. Если ты решил быть дрессировщиком, то подобные эмоции нужно в себе душить. Правда, для животного тоже существует свой запрет: ни в коем случае не бросаться на людей.

Мы на манеже работаем без сетки, поэтому ни на секунду нельзя их упускать из виду. Медведь-то хоть и очень сильное животное, но еще и очень пугливое плюс ко всему слегка подслеповатое. При этом у него очень хорошо развиты обоняние и слух. И если посреди номера в уже привычную музыку вдруг вклинивается какой-то посторонний звук (лопнула лампа на куполе, например, или кто-то чем-то зашелестел), для него это сигнал опасности. Он может с испугу броситься не только на нас, дрессировщиков, а вообще в любую сторону. В том числе и в зрительный зал. А там он уже не будет разбираться, где кто, а пойдет по рядам или в проход побежит. В моей практике такое было только один раз, в Японии, но я успел их вовремя остановить.

- Почему же вы работаете без сетки?

- А что для медведя эта сетка? Это для себя успокоение. Если же медведь захочет где-то пройти, он пройдет в любом случае.

- Вы говорили, что некоторые животные даже вашу жену к себе не подпускают. Как же их кормят, допустим, во время вашего отпуска?

- Корм они, конечно, принимают не у любого. Но для этих целей есть ассистенты, которых мои дети прекрасно знают, причем узнают их даже по запаху и походке. А на чужих, безусловно, бросаются.

- Как они вообще переносят ваше столь длительное отсутствие?

- Мой отпуск длится максимум 20 дней. Когда я возвращаюсь, тут, в медвежатнике, сразу же начинается ор. Все, перебивая друг друга, радостно вопят: "Ау-ау-ау!". Они же все это время, пока меня нет, находятся в своих клетках-вольерах, и за ними только ухаживают, но при этом никуда не выводят, и никто с ними не общается. Да и не нужен им никто, кроме папы.

Мне уже 50 лет - все видел, все как будто знаю, и становится скучно. Вот и хочется сделать что-то такое необычное, чтобы самому было приятно выходить на манеж. А еще есть у меня одна, наверное, самая главная мечта: прожить 100 лет в цирке!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось