В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Окно в европу

Любимый город может спать спокойно

Юлия ПЯТЕЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 29 Мая, 2008 21:00
В Киеве закончился фестиваль современного искусства «ГОГОЛЬFEST»
Юлия ПЯТЕЦКАЯ
Инициатор, организатор, вдохновитель и главный творческий провокатор «ГОГОЛЬFESTа» Влад Троицкий называет этот фестиваль безумием, а себя — городским сумасшедшим. «Ежесекундно возникает мысль, — говорит он, — что делать добрые дела в этой стране — просто безумие...». Вспоминается замечательный стишок поэта Дмитрия Александровича Пригова: «Чем больше Родину мы любим, тем меньше нравимся мы ей. Так я сказал в один из дней, и до сих пор не передумал».

ХОЧЕШЬ СДЕЛАТЬ ХОРОШО — СДЕЛАЙ САМ

Вообще, наблюдая за тем, как Троицкий вот уже второй год пытается засеять в Киеве новое культурное поле, создать «место силы» и серьезный культурный прецедент, много можно вспомнить и стишков, и песен, и цитат. Хотя бы из того же Гоголя, именем которого назван первый украинский фестиваль современного искусства. «На заколдованном месте никогда не было ничего доброго. Засеют как следует, а взойдет такое, что и разобрать нельзя: арбуз не арбуз, тыква не тыква, огурец не огурец... Черт знает что такое!».

На этот раз очень хочется, чтобы взошло. Чтобы что-нибудь наконец уродило в нашем заколдованном городе и пробилось сквозь серые замшелые камни пустырей, мусорные свалки и густо заросшие разнообразным бурьяном огороды. Родина пока наблюдает и особо не вмешивается, денег не дает... Откуда у Родины деньги? Откуда они у нее на культуру? Вопрос риторический, бессмысленный и вечный, как «Что делать?» и «Кто виноват?». Особенно сейчас, когда фестиваль закончился и любимый город может спать спокойно...

Два года назад, когда Троицкий начал осуществлять свою шальную мечту и идею фикс, все было против. Тем не менее он провел первый этап — без особого размаха, но вложив кучу своих денег, энергии и очень много надежды. Сразу же по окончании первого начал готовиться ко второму. Все опять было против. Все против и сейчас... «У нас есть тысяча причин не делать этого, — говорит Влад, — и одна, чтобы этим заниматься. Грубое слово — шизанутый...».

Хочешь сделать хорошо — сделай сам. Троицкому пришлось взвалить все на себя и актеров своего театра, потому что собрать группу творческих единомышленников и соратников в наших широтах по-прежнему невероятно трудно. Яркие примеры вроде Андрея Жолдака, в течение нескольких лет превратившего захолустный харьковский театр в европейский, никого особо не вдохновляют и примером ни для кого не являются. Поэтому мне ужасно интересно, вдохновит ли кого-нибудь Троицкий? Судя по тому, что представители театрального бомонда театральную программу фестиваля почти единодушно проигнорировали, надежд немного. А ведь театральная часть была, пожалуй, самой мощной и насыщенной.

Театр и спектакль одного из лучших режиссеров мира Аттилы Виднянского (к слову, выпускника Института Карпенко-Карого), дрезденский театр «Дерево», санкт-петербургский инженерный театр «АХЕ», «ЛабораТОРИЯ» радикального московского режиссера Бориса Юхананова... Троицкий не просто пригласил ведущие европейские театральные коллективы, которые в Киеве практически не увидишь, но и сделал на редкость щадящие цены на билеты — самый дорогой стоил 60 гривен... На ряд мероприятий вход был вообще свободным — помимо театральной, предлагалась еще кинопрограмма, современная живопись, мастер-классы, очень интересная музыкальная часть...

По большому счету, «ГОГОЛЬFEST» — это не только окно в Европу, но и возможность показать самим себе, что у нас может быть как-то иначе. Без официоза, пафосных речей, пошлых фейерверков и черствой буханки под названием «хлеб-соль» на серийном фабричном рушныке. Что музыка — это не только российская эстрада во дворце «Украина», а театр — не всегда скучный и обязательный досуг, который начинается с вешалки и заканчивается у телевизора. Иногда театр начинается с желания одеться потеплее, а заканчивается необъяснимым чувством тревоги, переходящим в тревожный азарт.
НЕ ХВАТАЛО ТОЛЬКО АТМОСФЕРНЫХ ОСАДКОВ

Вот уже второй год «ГОГОЛЬFEST» проводится в помещении «Мистецького Арсенала» — грандиозном сооружении начала 19 века, находящемся в состоянии перманентной реставрации. Несмотря на зеленый месяц май, холод в «Мистецьком Арсенале» был такой, что если бы не великая сила искусства, режиссерское безумие и потрясающая актерская энергетика, я бы насмерть окоченела еще на первом спектакле.

Артисты ходили босыми ногами по каменному полу, раздевались и погружались с головой в мутную и холодную воду... Зловещие интерьеры «Мистецького Арсенала» придавали происходящему неповторимый колорит. Не столько национальный, сколько атмосферный. Не хватало только атмосферных осадков. Честно говоря, не представляю, как этот жестокий температурный режим выдержали актеры «ДАХа» и их руководитель, целых три недели практически не вылезавшие из промозглого чрева «Арсенала». Страшная вещь — энтузиазм.

Безусловно, у «ГОГОЛЬFESTа» есть генеральный спонсор и многочисленные партнеры, фестиваль проходит при поддержке «ЮНЕСКО» и Главного управления культуры города Киева, но вся организация в основном легла на плечи «даховцев». Приблизительное слово «организация» включает столько разнообразных моментов — начиная с инициативы пригласить тот или иной коллектив и заканчивая монтировкой декораций и уборкой мусора, — что я снимаю шляпу перед людьми, совершившими свой немаленький личный подвиг. А ведь нужно было еще и спектакли играть...

«ДАХ» показывал «Пролог к «Королю Лиру» и свою недавнюю премьеру «Бесхребетность» — трогательную, жестокую и очень смешную пародию на офисную жизнь, лучшую, на мой взгляд, киевскую премьеру сезона. «Мы отсюда уйдем далеко-далеко...» — мечтательно говорит один из героев. «Уже почитай, что ушли», — поддакивает ему другой. При этом они сидят, едят сахар, плачут и никуда не уходят...

В свое время Гоголь уехал из Украины, чтобы стать великим русским писателем. Это он запряг птицу-тройку Русь в своей поэме «Мертвые души», воспел Невский проспект, сшил Акакию Акакиевичу «Шинель», из которой потом вышла вся русская литература, и даже переписал «Тараса Бульбу», создав единственный в своем роде российский героический эпос и главную российскую патриотическую книгу — страшную, кровавую и беспощадную...

Тем не менее, выбирая бренд для фестиваля, Троицкий остановился на Гоголе. По мнению Влада, из всех наших выдающихся деятелей искусства Николай Васильевич наиболее известен в мире. Так-то оно так, конечно, только вот во всем мире Гоголя мало кто воспринимает как украинского писателя. И не только потому, что писал по-русски, а потому, что главные свои вещи создал под «тлетворным влиянием» российской действительности. Так, как пахнет Русью у Гоголя, ею не пахнет даже у Пушкина с Толстым.
ПАТРИОТИЧЕСКИЙ ГЕН ЗА 50 КОПЕЕК

К слову, определить, в ком чем пахнет, на «ГОГОЛЬFESTе» можно было при помощи оригинального приспособления — «генолiчильника». Всего за 50 копеек, опущенных в специальный автомат, вы в себе мгновенно обнаружите (или не обнаружите) «ген национальной идентичности». Если у вас по каким-то причинам до сих пор туго с патриотизмом, «генолiчильник» поможет вам определиться. Рядом на стене — картинки, на которых разные люди, включая детей, примеряют образ Кобзаря. Для этого достаточно нацепить лысину, приклеить усы и сделать угрюмое малорадостное лицо...

Кобзарю, как всегда, перепало от благодарных потомков, но больше всего внимания украинские художники уделили Николю Васильевичу Гоголю. Гоголей было много... Николай Васильевич, закапанный воском церковных свечей, словно засиженный мухами и голубями, под названием «Вечная память»... Шоколадный бюст мордатого и одутловатого Чичикова с надписью: «Готов к употреблению»... Гоголь с копейкой в голове и его же цитатой из «Мертвых душ»: «Все прошибешь на свете копейкой»... Чичиков на Луне и Коробочка то ли на Венере, то ли на Марсе. В общем, фантазия творца поистине беспредельна. Пожалуй, самое мощное впечатление в этом каземате духа на меня произвели страшные костлявые многочисленные руки, тянущиеся из земли за деньгами... Издалека, не разглядев купюр, в изобилии разбросанных между бледными гипертрофированными пальцами, я решила, что эта театральная декорация посвящена жертвам Голодомора. Оказалось, что «Мертвым душам». Эдакий многорукий Чичиков... Забавная концепция для малобюджетного голливудского ужастика.

Мне кажется, если в ближайшие лет 100 не родится какой-нибудь Эль Греко, художникам придется туго. Торжество забавной концепции уже практически угробило современную живопись, и для того чтобы самовыразиться, живописцам недостаточно будет просто плохо и некрасиво рисовать, снимать в выставочных залах трусы, принимать формалиновые ванны и испражняться в Третьяковской галерее. Скорее всего, понадобятся более экстремистские формы воздействия на аудиторию. Публичное самосожжение, расчленение или повешение. Хотя повешение уже, по-моему, было. Одна российская художница на своих перформансах регулярно пытается повеситься, но никто из зрителей не решается выбить из-под нее стул. Вполне возможно, что как только кто-нибудь решится, на одного гения в мире станет больше.

Как известно, слава и успех приходят к гениям только после смерти, а при жизни их некому по достоинству оценить. «В Украине на х... никому не нужны таланты!» — лаконично, но красноречиво гласила надпись на одной из картин, выставлявшихся в подземелье «Мистецького Арсенала»...

На самом деле, с талантами так обстоит дело не только в Украине. Например, великий австрийский композитор Вольфганг Амадей Моцарт умер в крайней бедности и был похоронен в общей могиле с нищими и бродягами. Зато несколько лет назад почти весь бюджет Австрии ушел на его 250-летний юбилей... «Вот и уравновешено, вот и уравновешено...» — говорил Дмитрий Александрович Пригов.

В следующем году исполняется 200 лет со дня рождения Гоголя. Троицкий намерен провести третий этап «ГОГОЛЬFESTа» и не перестает надеяться, что фестиваль станет ежегодным. В конце концов, он именно таким задумывался. Примет ли в этом участие бюджет Украины, сказать трудно. Чай не Австрия... С другой стороны, Гоголь нам все-таки не чужой. Это ведь он написал и про украинскую ночь, и про редкую птицу, долетающую до середины Днепра, и про Ивана Федоровича Шпоньку с тетушкой, и про Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем. И про Вия, и про город Миргород, и про то, «что в Киеве все бабы ведьмы»...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось