В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Глядя в "ящик"

Проснись и заткнись!

Олег ВЕРГЕЛИС 24 Октября, 2004 21:00
Телекруги бурно обсуждают свежую драму из личной жизни популярных украинских телеведущих Снежаны Егоровой и Антона Мухарского. В их частных взаимоотношениях явно что-то не клеилось, и Мухарский разразился в СМИ потоками сомнительных откровений о любимой женщине, которая ждала от него ребенка.
Олег ВЕРГЕЛИС
После скандального пиара популярная телеведущая Снежана Егорова потеряла ребенка

Телекруги бурно обсуждают свежую драму из личной жизни популярных украинских телеведущих Снежаны Егоровой и Антона Мухарского. В их частных взаимоотношениях явно что-то не клеилось, и Мухарский разразился в СМИ потоками сомнительных откровений о любимой женщине, которая ждала от него ребенка.

Поначалу это казалось игрой в ток-шоу: милые бранятся - только тешатся. Она снимается для одной из обложек во фривольных ракурсах. Он сливает на нее компромат. Затем история оборачивается трагедией. После стресса, вызванного обоюдным пиаром, Егорова потеряла дитя...

Еду на встречу. На автобусной остановке упираюсь в сити-лайт рекламы желтого журнала. Разорванное фото двух известных ведущих (он и она), звезд популярных каналов. Конец любви? Скандальная интрига? Не очень чистое белье?

Он и она - милые ребята. В узком кругу их называют Снежа и Тоша. Они весельчаки, говоруны, шоумены и шоувумены, залетные телепташки. Одна появляется с самого позаранку в будние дни - и так щебечет, что перепонки трещат: "А зараз ми починаемо ранкове шоу!".

Другой возникает с утра по субботам - гримасничая и остроумничая, делает подводки к песенкам поп-исполнителей в программе "С бодрым утром!". Пишет пьесы, даже книжку с кричащей обложкой издал. Совсем не бездарно играл Хлестакова в Русской драме. Потом ушел на ТВ. Стал шоуменить, позже его призвали агитировать домохозяек за стиральный порошок в рекламных заставках. Говорят, много зарабатывает. Но разве деньги решают все?

Она тоже много играла в киевском левобережном театре: высокая, тощая, стильная, была мила и в классике, и в драмодельной "современности". Вела программу "Хмарочос". Была замужем за ныне популярным мюзикловым режиссером Семеном Горовым, снявшим "Диканьку" и "Золушку". Работала на "плюсах" в передаче "Медовый месяц", теперь на другом канале... В общем, как-то они пересеклись. Тем более что разминуться в наших теледжунглях невозможно.

В конце апреля они подали документы в загс. Но в июне туда так и не явились. В мае, правда, переехали в большую квартиру на Подоле. Все вместе - Тоша, Снежа и двое ее детей от предыдущего брака. Рождения третьего, их общего ребенка ждали осенью. Но произошла ссора из-за бутылки вина.

К Снежане пришла подруга. Засиделись, заговорились, перепили. Тоша возмутился. Снежа вспылила. И разбежались. В разные стороны. Она сниматься для легкомысленной обложки в паре с другим. А он ее подробно разоблачать. Все смешалось в доме Мухарских...

Была ль любовь? Наверное. Не знаю. Не мое дело. Поэтому подробности опускаю. Но страсти били точно. Через край били. То вместе, то порознь. То сходятся, то расходятся. Благодатная тема для сплетен и желтых заметок.

Она ждет от него ребенка, а он курсирует из редакции в редакцию, предлагая компромат на любимую женщину: такая-сякая, разэдакая, "социально опасная" нехорошая мать. Цитирую дословно.

"Беременная женщина, мать двоих детей, без двух недель невеста не должна расставлять ноги в фотосессии, рекламирующей секс-шопы, в надежде отомстить будущему мужу за то, что он просил ее: "Снежана, детка, не пей. Ты на четвертом месяце беременности!".

Ни одна газета тогда, включая "Бульвар", так и не согласилась публиковать о беременной женщине непристойности из уст вроде бы любящего человека. И все-таки нашелся журнал. Несколько полос! Цветные снимки! Сенсация, черт бы нас всех побрал.

Друзья и близкие от нее всячески прячут кошмар-пиар с потоками глянцевой грязи. Она, почти на сносях, уже и так на пределе... Но как это скрыть, когда по всему городу сити-лайты с разорванными физиономиями? В конце концов она вроде бы случайно натыкается на популярное чтиво, виртуозно составленное будущим мужем (он же еще и писатель), и впадает в шок: "Как он мог?!". Ночью у Егоровой отходят воды. Ребенка спасти не удается. Он уходит в мир иной, так и не увидев на сити-лайтах лиц своих родителей.

Зато на эти лица по-прежнему будут взирать миллионы. Улыбающиеся мордашки продолжат развлекать нас утром и пропагандировать стиральный порошок вечером. Хотя кое-что в этой жизни все-таки трудно отмыть.

Я долго думал, стоит ли вообще касаться этой темы. История деликатная. Интимная, тайная. Трагическая. Ранить здесь никого не хочется. Здесь бы лучше грохнуть кирпичом по рекламе, где по-прежнему красуется эпатажное фото. Но оштрафуют же. И не поймут негодования. Да и трагедия не такая уж частная, если стала светской темой для наших телекругов, которые сами же и объявили неприкосновенность частной жизни химерой. Поэтому в подобном случае уместнее пафосно морализа-торствовать, чем и займусь.

Что стряслось с этими кругами? Будто инопланетяне нарисовали на кукурузных полях уже свои кольца - и сплошные аномалии нынче выставляются за норму. Многие словно слетели с катушек.

Публичные люди ради сомнительной славы и скверного пиара готовы вывернуть себя наизнанку. Рады прилюдно сплетничать и паясничать. Без зазрений совести сводить счеты в эфирах и на глянцевых страницах. От передачи к передаче, от шоу к шоу нас словно бы убеждают: негодяем быть весело! Подонком быть выгодно! Пиар заменил не только умные мысли на ежедневных газетных полосах и в телепередачах, но и вытеснил адекватность, совесть и такт... Ну не должен себя так вести человек, от которого зависит чья-то жизнь. Я понимаю, что госпожа Егорова далеко не идеал. И все-таки не к лицу мужчине столь подробно, продуманно и прос-читанно (с конкретными цифрами понесенных убытков) говорить публично о любимой женщине, даже если б она пила вино ящиками.

Мне кажется, беснующиеся звезды попросту перепутали систему координат и переносят на свою реальную жизнь надуманные законы тех развязных шоу, где подставные актеры разыгрывают в студии семейные страсти согласно телесценарию, утверждая моду на мерзость и аморальность человеческих взаимоотношений.

Если так, то мне их не жаль. Безумно жаль только неродившегося человечка, жертву безобразного пиара. Он мог стать неплохим актером. Как папа. Или популярным ведущим. Как мама. Я даже придумал бы для него название специальной передачи, адресованной родителю, которого он уже не увидит: "Проснись и заткнись!".



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось