В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
По горячим следам

Испытание ненавистью

Виталий КОРОТИЧ 28 Февраля, 2005 22:00
Нельзя в полемическом запале выяснять, кто у кого над головой переворачивал рюмку и кто кому готов наплевать в физиономию.
Виталий КОРОТИЧ

Научились ли мы хоть чему-нибудь в ХХ веке? Надо думать над этим, внимательнее листая календари, тем более что сейчас мы на пороге нескольких юбилеев, каждый из которых поучителен для нас и для остального мира.

Ровно 100 лет назад в нашей бывшей стране заварилась революция - кровавая и страшная. Обычно в связи с этим вспоминают о так называемом Кровавом воскресенье, расстреле мирной демонстрации в Петербурге, но тогда же была жуткая армяно-азербайджанская резня в Баку, а во время антисемитских погромов в Одессе убили больше тысячи евреев. Тогда же, 100 лет назад, японцы разгромили имперскую армию под Мукденом и утопили российский Балтфлот возле Цусимы.

Напряжение ненависти было запредельным. В Москве террорист убил брата царя, великого князя Сергея Александровича. Взрыв нетерпимости поднялся, как волна цунами, разливаясь по всему свету, и раскаты его были ощутимы до конца ХХ века. Впрочем, они до сих пор не утихли.

Украина пребывала в эпицентре этого урагана слишком долго для того, чтобы уберечься от духовных, экономических, культурных потерь. Самые страшные социальные эксперименты столетия были поставлены на нас.

Народ истекал кровью в сражениях вокруг собственной и навязанных ему государственностей, проталкивался сквозь мясорубки террора, войны, геноцида. На нашем примере можно видеть, сколь губителен путь революций, сколь убийственна ненависть, вживленная в сознания миллионов людей. 100 лет назад нас оставили наедине с бедой, наше страдание в упор не видели даже те, кого мы хотели считать своими друзьями. Времена изменились, но пережитое Украиной должно стать уроком для очень многих народов.

Все на свете взаимосвязано. Тогда, 100 лет назад, в 1905-м, психолог Фрейд печатал свои книги в благополучной Вене, физик Эйнштейн объявлял в Германии теорию относительности, а Генрик Сенкевич получил Нобелевскую премию по литературе. Эти люди не знали, что Польша, страна великого романиста, через три с половиной десятилетия будет уничтожена, Фрейда подвергнут унижениям и запретам, а Эйнштейн эмигрирует за океан, спасая свою жизнь и свои теории. Этих и миллионы других людей еще захлестнет волна ненависти, в которой первыми захлебнулись мы.

В мире, разваливающемся на части, различия становились все более ощутимы, пути расходились все дальше, юбилеи становились все больше непохожи между собой. Государственные преступления совершались в условиях, когда народы плохо видели друг друга, не до конца понимали общие опасности, угрожающие всем сразу. Не стану перечислять вам все испытания ненавистью, выпавшие на нашу долю. Не одни мы - многие народы в ХХ веке были погружены в ложь, ненависть и страх. Мы пережили гражданскую войну, голодомор, разливы политического террора, нацистскую оккупацию, 60 лет назад очнулись в развалинах после победы.

Входя в сегодняшнюю, умудренную пережитым Европу, мы ничего не исключаем из своих опыта и памяти. Наши уроки и юбилеи печальны, но забыть о них, изъять из памяти палачей и жертв - значило бы простить первых и предать вторых.

Мы хорошо знаем, что такое ненависть, сколь она убийственна и как разнообразна. Сеятели ненависти вооружены злобой и ложью. Они лгут во имя политики, лгут просто для самосохранения, выискивая виновников своих неудач подальше от собственных кабинетов. Они умеют ненавидеть и по мелочам, бывают суетливы, спешат свести счеты с недавними обидчиками, доказывая себе собственное всемогущество. Но мы хорошо усвоили, насколько убийственны ненависть, ксенофобия, антисемитизм, в конечном счете всегда приводящие к Освенцимам и Соловкам...

В этом году мы отметим 60 лет со дня окончания последней мировой войны. Шесть десятилетий назад, победив нацизм, люди внимательно поглядели в бездну Бабьего Яра, увидев весь кошмар порожденного увечным мышлением творцов геноцида. Все, кто с тех пор требует построить государство лишь для чистокровных представителей какой-то одной нации, оказываются в одном ряду с авторами бредового плана державы для арийцев, где прочие народы будут расстреляны или обращены в рабство. Обуздывать такую публику следует согласно международному праву, определяющему, что пропаганда этнической, религиозной или другой исключительности отвратительна, как гестаповский погон, и преследуется по закону. Тех, кто в свое время пытался осуществить такую политику на государственном уровне, судили в Нюрнберге.

Давно мечтаю о том, чтобы Украина выступила инициатором международной конференции самого высокого уровня, направленной против ненависти. Партии и политические движения, в какой бы стране они ни объявляли ненависть основой своих программ или инструментом их осуществления, должны быть объявлены вне закона. Украина, которая оказывалась жертвой ненависти множество раз, могла бы убедительно провести такой форум и на собственном примере показать миру, сколь опасны избыточная любовь к себе и невнимание к чужим несчастьям или чужим преступлениям.

Народы гибнут в изоляции, особенно те из них, которые изнасилованы одиночеством, загнаны в него против своей воли. В ХХ столетии, веке ненависти, слишком многие слишком безучастно наблюдали, как уродовались судьбы миллионов людей и десятков народов. Декларация против ненависти, по солидности равная знаменитой хельсинской, могла бы быть подписана в Киеве главами самых могучих стран и стать легитимной основой отношений в новое время.

Когда-то, пытаясь добраться до архивов, раскрывающих трагедию Бабьего Яра, я нашел документ, который вспоминался мне множество раз. Перед тем как отступить из Киева, нацисты хотели уничтожить захоронения в Яру. Для этого из Сырецкого концлагеря привозили военнопленных, чтобы те сжигали трупы на кострах из шпал. Пленные мечтали о свободе и в карманах у расстрелянных киевских евреев искали ключи от их квартир: несчастные до последнего верили, что еще вернутся домой, и не расставались с ключами. В конце концов пленным удалось найти ключи, которыми они ночью отперли дверь своего барака.

Большинство из ушедших тогда в побег погибли, но несколько человек все же спаслись, подтвердив бессмертную формулу: ключи для спасения живых лежат в карманах у мертвых. Надо всегда помнить об этом. Если бы Киев все-таки принял всемирную Конференцию против ненависти - серьезную, на уровне глав государств, он еще раз напомнил бы о своем достоинстве и о том, что мы ничего не забыли, отстаивая собственное место в истории, современности и пространстве.

Я писал свои заметки, зная о происшедшем конфликте в самых общих чертах. Хотелось говорить о проблеме, которая представляется мне самой важной, о том, как трудно идти в современный мир после долгих лет жизни, где нас учили ненавидеть друг друга и вбивали в головы провокационную горьковскую фразу о единственной форме отношений с врагами: их надо уничтожать, если они не сдаются.

Мы инвалиды ненависти. Мы разучились разговаривать друг с другом (враг с врагом?). Если бы у американского президента был менталитет нашего впечатлительного начальства, он, после того как весь Голливуд голосует за демократическую партию, а издевательский фильм о нем, Буше, победил на кинофестивале в Каннах, вообще зарекся бы ходить в кино.

Но Буш пережил. Не только потому, что он хорошо воспитан, но и потому, что он лицо государственное и работает в демократической стране. Кинозвезды, входя в образ, говорят иногда все, что им слюна принесет на язык, а государственный деятель воплощает свою страну и должен взвешивать каждое слово 100 раз. Положение обязывает.

Нельзя в полемическом запале выяснять, кто у кого над головой переворачивал рюмку и кто кому готов наплевать в физиономию. Повторяю: мы больны ненавистью, вживленной в наши души за советские годы, мы многократно демонстрируем, что не готовы входить не то чтобы в Европу, но и в приличный европейский частный дом, пока не научимся уважительно разговаривать с собеседником, который тем более является гражданином одной с нами страны и - пусть по-своему - тоже хочет добра ей.

Каждый может любить или не любить кого угодно: Кучму, Ющенко, Януковича, Томенко, Суркиса, Ахметова, тренеров, футболистов, гимнасток или цветочниц. Самое главное, что это не имеет никакого отношения к тому, какое место каждый из нас занимает в обществе. Слишком многие все еще живут по формуле Маяковского, гласящей, что "тот, кто поет не с нами, тот - против нас".

В демократическом обществе необязательно петь хором, у каждого может быть своя песня! Но мы переполнены ненавистью, и она взрывается по любому поводу. Случайный сосед по автобусу может убить попутчика не потому, что тот - смертельный враг ему, а потому, что накопленные ненависть и злость взорвались именно в этот момент и таким образом.

Давайте уважать друг друга, лечить друг друга. Давайте выздоравливать вместе! Помните слова Кобзаря: "Схаменiться, будьте люди, бо лихо вам буде..."?

Иосиф КОБЗОН: "Мне и в голову не могло прийти, что смонтированный без моего ведома клип станет предметом идеологических провокаций"



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось