В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Анатолий СОЛОНИЦЫН скончался от рака легких у себя дома на раскладушке. Напоследок судьба сжалилась над ним — он избежал страданий от невыносимых болей и умер, поперхнувшись кашей, которой его кормила сиделка

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 5 Июня, 2012 21:00
Ровно 30 лет назад ушел из жизни известный советский актер
Людмила ГРАБЕНКО
За 47 лет, которые отпустила Анатолию Солоницыну судьба, он успел сняться в 46 фильмах. На его счету такие картины, как «В огне брода нет», «Проверка на дорогах», «Любить человека», «Солярис», «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Зеркало», «Из жизни отдыхающих», «Агония», «Мужики!». Дебютировал Солоницын в короткометражке Глеба Панфилова «Дело Курта Краузевица», о которой сегодня, пожалуй, помнят только специалисты-киноведы. Но уже следующая работа — Андрей Рублев в одноименном фильме Андрея Тарковского — прославила его на весь мир. Прочитав сценарий в журнале «Искусство кино», актер взял отпуск в Свердловском драмтеатре, где тогда работал, и рванул в Москву — убеждать Тарковского, что лучше его эту роль не сыграет никто. Он не только получил ее, но и на долгие годы стал талисманом Тарковского...Солоницын был из тех, кто ради роли готов если не на все, то на многое. Из Свердловска он уехал в Таллинн, чтобы сыграть в спектакле по пьесе Леонида Андреева «Тот, кто получает пощечины». Ради главной роли в «Гамлете», который ставил в «Ленкоме» Тарковский, бросил Питер и Театр имени Ленсовета, где проработал четыре года. Чтобы сыграть Достоевского в неосуществленной тем же Тарковским экранизации «Идиота», готов был сделать пластическую операцию «под писателя», совершенно не думая о последствиях. Для него всегда существовала только та роль, над которой он работал сегодня, все остальное не имело значения.

«Никогда не знаешь, чего тебе больше всего не хватает в жизни, и только с годами начинаешь понимать - времени», - написал 25-летний Анатолий в своем дневнике. Эта запись оказалась пророческой. Однажды во время съемок он упал с лошади и сильно ударился. В больнице, куда его привезли на обследование, у актера обнаружили рак. Солоницыну удалили часть легкого, а родных предупредили: жить ему осталось считанные месяцы.

Любовь Виролайнен: «Все, что делал Солоницын, было гениально»

Тарковский уехал в Италию снимать «Ностальгию» - свой первый фильм без Солоницына. Роль, о которой актер так мечтал, сыграл Олег Янковский. А он остался дома - умирать. И все-таки судьба сжалилась над ним - он не страдал от страшных, невыносимых болей, а скончался внезапно, поперхнувшись кашей, которой кормила его сиделка...

АКТРИСА ЛЮБОВЬ ВИРОЛАЙНЕН: «В АЭРОПОРТУ СВЕРДЛОВСКА ТОЛЯ КИНУЛ НА ПОЛ СВОЮ НОВУЮ ДУБЛЕНКУ И СКАЗАЛ МНЕ: «ТЫ ТАК УСТАЛА - ЛОЖИСЬ, ПОСПИ»

Любовь Виролайнен и Анатолий Солоницын сыграли главные роли в фильме Сергея Герасимова «Любить человека».

 

- Сергей Аполлинарьевич утвердил меня без проб, - вспоминает Любовь Ивановна, - поэтому Толю я увидела только в первый съемочный день. Он мне ужасно не понравился - бледный, с блеклыми голубыми глазами, очень нервный. «Какой ужас! - подумала я. - Как же играть с ним любовь?». Но когда прозвучала команда: «Мотор!» и мы начали работать, я обалдела: передо мной был совершенно другой человек - образованный, воспитанный, красивый, добрый, энергичный. Глаза у него сияли, и даже цвет их изменился - теперь они были насыщенно-голубые.

С дочерью Ларисой от второго брака с Ларисой Сысоевой, 1968 год. Дочь Солоницына окончила ВГИК, факультет киноведения

Такой у Толи был дар перевоплощения, будто кто-то нажимал на какую-то клавишу, и он сразу же преображался. Вообще, все, что делал Солоницын, было гениально. Потом уже, видя его на экране, я каждый раз им любовалась и благодарила судьбу за то, что она свела меня с таким замечательным актером.

- Любовь-то играть у вас получилось?

- Мне в этом смысле было легко, естественно и удобно! На съемках он превращался в главного архитектора города, который знает себе цену, ходит с гордо поднятой головой, поэтому по-мужски выглядит очень привлекательным. Но едва съемка заканчивалась, Толя садился в уголочек и опять становился тихим, скромным, безликим, бледным, с потухшими глазами. Таким я его и запомнила.

- В перерывах между съемками вы общались?

С третьей супругой Светланой и сыном Алешей. Алексей окончил школу милиции, работал следователем, сейчас администратор на «Мосфильме»

- Нет, он был человеком закрытым, всегда держал с окружающими большую дистанцию. Я тоже не люблю панибратства, никогда никому себя не навязываю, поэтому мы с ним в этом смысле друг друга очень хорошо понимали. Даже чай или кофе пили по отдельности: он - за одним столиком, я - за другим. Толю на съемках я помню в абсолютном одиночестве, мне сейчас кажется, что, кроме Герасимова, он вообще ни с кем не общался. Даже не читал - просто уходил в себя и о чем-то думал.

- Где снимали фильм?

- В заполярном Норильске. Как-то мы летели оттуда в Москву и застряли в аэропорту Свердловска. Вылет отложили часов на 20, и мы страшно измучились, потому что в зале ожидания тогда - все-таки эта история произошла 40 лет назад! - даже сесть было не на что. А Толя как раз купил в Норильске дубленку, по тем временам большой дефицит. Так вот, представляете, он достал обновку из пакета, бросил на пол и сказал: «Ты так устала - ложись, поспи». А сам при этом стоял в старой курточке. Кстати, если бы он постелил ее, я бы простудилась: каменный пол был очень холодным. Но он не пожалел новенькой дубленки. Я действительно падала с ног, поэтому даже ничего ему не сказала - просто легла и тут же отключилась.

- Мужской поступок! Напоминает красивый жест Паратова, кинувшего под ноги Ларисе роскошную шубу в старом фильме «Бесприданница».

Анатолий Солоницын, Любовь Виролайнен, Жанна Болотова и Тамара Макарова в фильме «Любить человека», 1972 год

Фото Fotobank.ua

- И сделал это без пафоса, без надрыва, не выпячивая своего благородства - тихо и спокойно. До сих пор, вспоминая, удивляюсь, ведь особо трепетного отношения к себе с его стороны я до этого не замечала. Если стояла за ним в очереди в буфете, он никогда мне не предлагал: «Становись впереди». Может, был настолько погружен в себя, что ему ни до чего не было дела, а может, опасался, что ему придется за меня платить.

- Но он же как исполнитель главной роли, наверное, хорошо зарабатывал?

- Если сравнивать с гонорарами нынешних звезд, то мы получали сущие копейки. Увы, в наше время таланты не ценились - процветала уравниловка. Актеры получали почти столько же, сколько уборщицы на киностудии. Не удивительно, что у Толи иногда совсем не было денег, ему даже приходилось занимать у меня. Потом ему все-таки удалось что-то подкопить и купить кооперативную квартиру на улице Мосфильмовской, где жили многие актеры, - она находится рядом с киностудией. Сейчас девочка, которая спела одну-единственную песню, может купить себе роскошные апартаменты в Москве, а ему пришлось ждать квартиру почти всю жизнь. И, как мне рассказывали, в ней, на раскладушке, Солоницын и умер.

Вадим Абдрашитов: «Он был очень талантливым актером и всегда творчески настроенным»

РЕЖИССЕР ВАДИМ АБДРАШИТОВ: «В МОМЕНТ, КОГДА ОН ПОНИМАЛ, ЧТО ПОПАЛ В ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО, СТАНОВИЛСЯ РЕБЕНКОМ»

Вадим Абдрашитов снимал Солоницына в двух картинах - «Поворот» и «Остановился поезд».

- Мне очень легко говорить о Солоницыне, - рассказывает Вадим Юсупович, - как об актере, потому что все, кто интересуется кино, помнят его роль в картине Тарковского «Андрей Рублев».

В роли Андрея Рублева в одноименной картине Андрея Тарковского, 1966 год

Это было сильное режиссерское решение - доверить такую важную роль никому не известному артисту, но Тарковский оказался прав - Солоницын сыграл блестяще. Он был очень талантливым актером и всегда творчески настроенным, в любой момент полностью готов к работе. С ним можно было поговорить о роли, вернуться к сегодняшним съемкам, обсудить завтрашние съемки - он постоянно был включен в рабочий процесс.

Вообще, профессионализм - основа сосуществования в любом деле, но в кино - особенно, поскольку оно, как известно, искусство коллективное. Толя очень долго присматривался к материалу и режиссеру. Но в момент, когда понимал, что попал в интересное и перспективное дело, становился ребенком - наивным, доверчивым, внимательно слушавшим все, что ему говорят.

- Тем не менее вы не сразу доверили ему главную роль - сначала Солоницын сыграл у вас эпизод.

Маргарита Терехова (Гертруда) и Анатолий Солоницын (Гамлет) в постановке Андрея Тарковского «Гамлет» (театр «Ленком»)

- Когда подошло время снимать фильм «Поворот», а это был 78-й год, я искал актера на небольшую, но весьма выразительную роль некоего Костика - человека из автосервиса, хитрована и, как потом становится ясно, не без тюремного прошлого. Пригласил Солоницына на пробы, на которые он пошел с большой охотой: роль была хорошо прописана в сценарии, там было что играть. Толя понимал, что будет существовать не функцией, а сможет искать какие-то вещи, связанные с характером персонажа, его развитием, что для него было очень важно.

С Андреем Тарковским на съемках «Сталкера», 1971 год

У него в картине практически одна, но очень большая и важная сцена, являющаяся мощной драматургической единицей, - это эпизод в ресторане, когда он танцует с главной героиней картины, которую играет Ирина Купченко. Казалось бы, совершенно безобидный на вид человек, начинает хамить и издеваться над главными героями. Толя сделал это выразительно: мягко, без внешней агрессии, и от этого его угрозы и намеки становились еще страшнее. Более того, во время этой сцены Костик сканирует главных героев и осознает, что эти люди находятся у него в руках - можно делать с ними все, что угодно. На экране это выглядело впечатляюще.

- Спустя четыре года в картине «Остановился поезд» вы дали ему уже главную роль. Солоницын вас не разочаровал?

- У меня тогда очень много сил ушло на утверждение на роль следователя Ермакова Олега Ивановича Борисова. Потом к нему стали подыскивать оппонента - журналиста Малинина. Мы пробовали разных актеров, но когда пришел Солоницын и я увидел его с Борисовым вместе, стало понятно - Малинина должен играть только он. Они выглядели антиподами и по способу, и по темпоритму существования в кадре, а именно это нам и было нужно.

Александр Кайдановский, Николай Гринько и Анатолий Солоницын, «Сталкер», 1972 год

Будучи талантливыми людьми, Борисов и Солоницын правильно поняли поставленную перед ними задачу, и мне было очень интересно с ними работать.

С Натальей Бондарчук в «Солярисе», 1972 год

Хотя отношения между ними поначалу были не такими уж и простыми. Это было связано с инцидентом, который произошел на съемках фильма «26 дней из жизни Достоевского». Тогда Олег Борисов, громко хлопнув дверью, ушел с картины. Поскольку было отснято почти две трети материала, разразился грандиозный скандал.

В наказание Борисова отлучили от кино - был негласный запрет на его съемки (не знаю, какими правдами и неправдами мне удалось пробить его кандидатуру), а для завершения работы на роль Достоевского пригласили Солоницына, посулив ему за это золотые горы, в том числе и улучшение жилищных условий. Как он должен был поступить?

Толя сделал единственно правильный в этой ситуации шаг - позвонил Борисову в Питер и сказал: «Олег, мне предлагают роль, от которой ты отказался. Ты не будешь против?». Борисов не возражал: «Давай - работай!». Так Солоницын сыграл Достоевского. А через два года они встретились у меня в кадре.

С Маргаритой Тереховой в «Зеркале», 1974 год
«Свой среди чужих, чужой среди своих», 1974 год

Начало для сотрудничества было непростым, но, слава Богу, мы имели дело с двумя талантливыми, порядочными и воспитанными людьми, настоящими мужчинами, которые смогли отодвинуть все обиды в сторону...

«ОН ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЛ О СВОЕЙ БОЛЕЗНИ, НО ДЕРЖАЛСЯ МУЖЕСТВЕННО»

- Они ведь оба в то время были уже тяжело больны?

- Это были люди величайшего мужества. Олег Иванович во время съемок ездил в больницу переливать кровь. Толя же настолько плохо себя чувствовал, что после его утверждения на роль мы с директором картины постарались сделать так, чтобы он со своим другом-врачом на месяц раньше уехал на место съемок - в Пущино, на природу, подальше от Москвы. Там, на берегу Оки, его поселили в гостиницу, чтобы он смог просто пожить и набраться сил для работы.

С Евгенией Симоновой в картине Александра Зархи «26 дней из жизни Достоевского», 1980 год. Роль Федора Михайловича должен был играть Олег Борисов, но он разругался со съемочной группой

Когда мы туда приехали, Солоницын был уже в хорошей форме, энергичный настолько, насколько позволял его недуг. Он тут же включился в работу, и впоследствии его физическое состояние никоим образом не сказывалось ни на его роли, ни на его существовании в съемочной группе. Толя так замечательно держался, что мы забыли о том, насколько ему плохо. Впрочем, это относится и к Борисову - о том, что он болен, мы узнали только в конце съемок.

- Как же ему удавалось скрывать свой недуг? Ведь в экспедиции все на виду друг у друга...

- Сам этому удивляюсь. Мы жили очень дружной компанией, у нас все время были веселые застолья за ужином, плавно переходившие в посиделки в номерах, которые порой затягивались до утра. А какие замечательные были вечера поэзии! Читали все - и Борисов, который знал наизусть очень много стихов, и Солоницын, и другие актеры. Все, кто работал со мной на картине, до сих пор говорят о том времени как об особенном, незабываемом.

Когда перешли к озвучанию, Толя опять очень плохо себя чувствовал. Помню, как просил его: «Только никуда не уезжай, отлежись, приди в себя». Солоницын жил рядом с «Мосфильмом», поэтому приходить в звуковой павильон ему было несложно. Но он соблазнился каким-то заработком, поехал на съемки в Белоруссию, и это окончательно подорвало его силы.

- Говорят, родные скрывали от него диагноз. Анатолий Алексеевич понимал, что его болезнь неизлечима и жить ему осталось недолго?

- Мы с ним виделись практически до последнего его дня. Я бывал у него дома, поэтому знаю: он все прекрасно понимал о своей болезни, но виду не подавал, держался мужественно. Видимо, чтобы отвлекаться от невеселых мыслей, Толя расписывал масляными красками доски и дарил на память друзьям. И у меня где-то несколько этих досок сохранилось.

Смерть таких людей, как Солоницын, всегда черная дыра в искусстве, в культуре, потому что настоящего художника нельзя никем заменить. С ним уходят и не сыгранные им роли, он уносит с собой образы, которые мог бы создать и которые принадлежали бы всем нам. Слава Богу, сохранились пленки, на которых есть и «Андрей Рублев», и другие его картины. Время от времени на разных телеканалах показывают нашу картину «Остановился поезд». Надеюсь, по этим фильмам даже люди, которые прежде не знали, кто такой Солоницын, отдадут должное масштабу личности и мастерству этого актера.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось