В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

И танки должны соблюдать правила дорожного движения

Виталий КОРОТИЧ 24 Июля, 2006 21:00
В 1856 году, ровно 150 лет назад, в царской России была совершена попытка ввести поддужные колокольчики в рамки закона.
Виталий КОРОТИЧ

В 1856 году, ровно 150 лет назад, в царской России была совершена попытка ввести поддужные колокольчики в рамки закона. Соответствующее предложение было направлено почтовым департаментом в сенат, но ничего из него не вышло. Почтовики не то чтобы требовали совсем запретить воспетые во множестве романов и романсов колокольчики на упряжках, но просили хотя бы ограничить права на них. Поддужный звон был положен только почтовым и курьерским экипажам, а также упряжкам особой государственной важности, но пользовались им все подряд, отчего круглые сутки стоял трезвон, мешавший честным обывателям спокойно размышлять, а также спать по ночам.

Одно время к язычкам колокольцев полагалось приделывать кольца, за которые их во время движения по улицам за крючки цепляли к веревке, ликвидируя излишний звон. Но мало кто следовал этому правилу, тем более что особо важные лица и так называемые спецкурьеры имели право звенеть в городской черте. Какой же чиновник не хочет выглядеть особо важным?! Гоголевский Хлестаков въезжал в город, который ему предстояло поразить, под звон колокольчика под дугой, на который он формально не имел никаких прав. Но образ мыслей чиновника или другого человека, подверженного мании величия, загадочен во все времена...

Я вспомнил о несостоявшемся юбилее, потому что спецномера, спецсигналы и другие чиновничьи радости перепрыгнули через множество лет и несколько революций, перестав быть романсовыми колокольчиками, но не лишившись своего главного смысла, сформулированного когда-то безымянным унтер-офицером. Принцип этот гласит: "Я начальник - ты дурак!". Так же, как царское почтовое ведомство безуспешно пыталось заставить вельможную или желающую выглядеть таковой часть населения соблюдать хоть какие-то правила дорожного движения, так и нынешние начальники не раз опускали руки перед теми, кто владеет реальной властью или симулирует такое владение.

Все это, на самом деле, показатель отношения к демократии, сложившегося в обществе. В царской России и при советской власти демократией даже не попахивало, поэтому и привычки выработались соответствующие. В Швеции, например, где несколько лет назад министра иностранных дел Анну Линдт убили, когда она покупала хлеб в супермаркете, ничего подобного не бывает. Премьер-министр Швеции Улоф Пальме (тоже, кстати, погибший, когда пешком возвращался домой из кинотеатра) как-то заметил, что "психически здоровому человеку в голову не придет водружать мигалку на крышу своего автомобиля".

В большинстве стран мигалки обозначают как раз автомобили для перевозки психически нездоровых и прочих нуждающихся в медицинской помощи лиц, а также полицейский транспорт и пожарные экипажи. Причем исключительно в случаях, когда они едут по служебной надобности. Для персон должностных в особых случаях выделяется эскорт, но спецномеров при этом нет и не предвидится. Если уже очень приспичило, можно воспользоваться вертолетом (возле Белого дома в Вашингтоне оборудована посадочная площадка). Бизнесмены могут нанимать себе сколько угодно охранников и ездить хоть в танках, но только по общим правилам дорожного движения и без спецномеров (то есть если танку запрещено ездить по какой-то улице, то олигарху придется пересесть из него в обычный автомобиль).

Попытки изменить общественный строй царской России, а затем и Советского Союза оказались куда более успешными, чем попытки изменить психологию отечественных чиновников. Сегодня, когда эти самые чиновники объясняют нам, что такое демократия, я вспоминаю несостоявшийся юбилей запрещения колокольчиков и полагаю, что нам есть над чем поразмышлять в связи с этим.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось