В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
С песней по жизни

Аль БАНО: «О суде с Майклом Джексоном говорю так: «Кесарево — кесарю, а Божие — Богу». Мне досталось кесарево, ну, а Майклу — его божественная слава»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 24 Июля, 2013 21:00
Всемирно известный отметивший 70-летие итальянский певец побывал на Международном фестивале искусств «Славянский базар в Витебске»
Анна ШЕСТАК
На «Славянский базар» знаменитый Аль Бано, исполнитель ле­гендарных хитов Fe­li­cita, Ci sara, Nostalgia canaglia и многих других, приехал впервые. Сразу отправился в Дом-музей Марка Шагала и на прогулку по старинному городу: «Интересно, узнают или нет? Один мужчина подошел: «О, Аль Бано!». Я говорю: «Да-да!». А он: «Да нет, не может быть. А ну спой - тогда решим, Аль Бано ты или кто...»

«РАБОТАЛ И ОФИЦИАНТОМ, И ПОВАРОМ, И МНЕ, ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЕ, НРАВИЛОСЬ!»

- Маэстро, никак не верится, что недавно вам исполнилось 70...

- А мне не 70, мне трижды по 20 и еще 10 бонусных лет - чтобы всегда мог чувствовать себя ребенком.

- Как отмечали юбилей, если не секрет?

- Дома, в семейном кругу. Готовили итальянские блюда, пили вино, которое про­изводим сами... У меня есть и виноградники, и отель, куда туристы могут приехать, чтобы попробовать фирменное вино от Карризи (настоящее имя мэтра - Альбано Карризи. - Авт.).

- Слышала, вы и готовите неплохо...

- Когда в 16 лет приехал в Милан, чтобы жить отдельно от родителей и ни от кого не зависеть, пришлось всему научиться. Я работал и официантом, и поваром, и мне, представьте себе, нравилось!

- Коронное блюдо у вас какое?

- Очевидно, как и у большинства итальянцев: пицца и паста.

- Не верится, что часто едите макароны!

- Работаю над тем, чтобы этого не было заметно. Во-первых, не наедаюсь на ночь. Во-вторых, делаю зарядку: отжимаюсь от пола (на открытии «Славянского базара» 70-летний Аль Бано трижды отжался прямо на сцене - по словам музыканта, он не демонстрировал хорошую физическую форму, просто хотел поклониться зрителям как можно ниже. - Авт.), много хожу пешком - если есть возможность, гуляю два-три часа.

«КТО-ТО, КОГДА ЕМУ БОЛЬНО, ИДЕТ К ПСИХОЛОГУ, А Я САЖУСЬ ЗА КОМПЬЮТЕР ИЛИ БЕРУ РУЧКУ И ЛИСТ БУМАГИ»

- Плюс ко всему еще и книги успеваете писать. Сколько их у вас?

- К юбилею закончил пятую - «Между небом и землей». Но она не о самолетах, нет. (Улыбается). Скорее, о взаимоотношениях человека (в частности, меня) с Богом.

- Вы верующий?

- Конечно. Так легче - когда веришь, что кто-то поддерживает даже в самую трудную минуту.

- Почему писать начали?

- Сначала это была попытка рассказать людям правду о своей жизни - я публичный человек, не раз давал интервью, не единожды журналисты писали обо мне то, чего со мной не случалось. Потом писательство захватило - когда пишешь, на душе становится легче. Сейчас, если спрашивают: «Зачем вам все эти книги?», отвечаю: «У меня нет амбиций стать вторым Львом Толстым. Просто кто-то идет к психологу, когда ему больно, а я сажусь за компьютер или беру ручку и лист бумаги».

- Говоря о боли, имеете в виду ту ужасную историю с исчезновением вашей старшей дочери Илении?

- Безусловно, но это тема, о которой не говорю в интервью: в голове не укладывается, что такое могло произойти именно с моим ребенком. Когда из новостей узнаешь, что то тут, то там похищают детей, кажется: Боже, как страшно, но это ведь далеко! А тут вдруг в твоей собственной семье такое горе, и не спасло ни то, что ты обеспечен, ни то, что известен. (В 1994 году Иления пропала в Новом Орлеане. Девушку так и не нашли. - Авт.). Вот вы о моем отношении к религии спросили, и я хочу сказать, что вера очень выручает. Я читаю Библию и говорю себе: «Смотри, у Бога - у Него самого! - был сын, который умер. Даже Всевышний через это прошел. Или ты считаешь, он был лишен отцовских чувств, когда единственный его ребенок мучился на кресте? Нет? Значит, терпи. Бог верит, что ты сильный, иначе выбрал бы не столь трудное испытание».

- Понимаю, что вам тяжело, тем не менее не могу не спросить о бывшей супруге Ромине Пауэр. Вы официально развелись 14 лет назад, дуэт распался чуть раньше, однако до сих пор непривычно слышать такие хиты, как Felicita, Liberta, в вашем сольном исполнении...

- Я не хотел расставаться. Когда мы поженились, думал, что это навсегда, потому что в моей семье никогда ни у кого не было разводов. А у Ромины наоборот: и родители разводились, и другие родственники. Я не знаю, от чего это зависит, но для нее это более понятно и приемлемо, чем для меня. Я считаю: раз уж поженились, все может быть, никто не застрахован от потерь, но нужно держаться вместе. Не зря же клятву даем - «в радости и в горе»... Ну, не вышло у нас. Хотя многие слушатели, которые не читают желтую прессу и больше интересуются творчеством артистов, нежели их личной жизнью, до сих пор воспринимают нас как пару. Спрашивают: «А как ваша жена Ромина?».

- Сейчас ведь у вас новый брак...

- Да, и супругу зовут Лоредана. Она итальянка, из той же области, что и я, на 30 лет меня моложе. И, что самое главное, не поет. У нас чудесные дети - 12-летняя дочь Жасмин и 10-летний сын Альбано-младший.

- Но говорят, осенью вы поедете в турне, причем снова с Роминой Пауэр...

- Это правда. Приезжайте на мой концерт в Москву - я соберу друзей, чтобы отметить юбилей с публикой и теми артистами, которых давно знаю и люблю. Будет великий Джанни Моранди, замечательный Тото Кутуньо. И конечно, Ромина, поскольку она - это огромная часть моей жизни. Успех своих хитов в Сан-Ремо, да и во всем мире, я делил и буду делить с ней пополам.

- Вы нормально общаетесь?

- Теперь - да.

«ЧЕЛЕНТАНО НЕ ПРОСТО ДРУГ - ЭТО МОЙ СТАРШИЙ БРАТ!»

- С кем из коллег по сцене у вас дружеские отношения?

- Приятельские - со всеми: я неконфликтный человек. А братские - с Адриано Челентано. Моя карьера началась в 65-м с того, что я победил в его конкурсе, история моих дисков - с того, что в том же году я записал у него на студии свою первую пластинку. Он дал мне сценическое имя, это не просто друг - это старший брат: ну кто еще будет так бескорыстно помогать другому артисту, абсолютно не задумываясь о конкуренции? Только родной человек.

- Что именно, на ваш взгляд, послужило залогом его ошеломляющего успеха?

- Он совершенно фантастический певец - это раз. И блестящий актер - два. О мужском обаянии, которое либо есть, либо нет, даже не говорю.

- Правда, что одно время вы судились с Майклом Джексоном?

- Да. За песню, которую я написал, выпустил, а спустя пять лет случайно услышал в его исполнении. Я спел ее в 87-м, а в 1992 году смотрю какой-то концерт, выходит Джексон: та же мелодия, слова - о том же, хоть не на итальянском, а на английском... Я пел о человеке и священной реке, и он тоже, будто кто-то взял готовую песню и перевел. Посоветовался с адвокатом, тот ска­зал: «Судись. Надо себя защищать». И я подал на поп-короля в суд.

Разбирательство длилось 11 лет. В итоге мои юристы договорились с адвокатами Майкла, и нам заплатили то, что должны были. Но главное - мы с ним решили, что обязательно дадим совместный концерт в Вероне, а все вырученные средства перечислим в Фонд помощи больным детям. Но тут Джексона обвинили в педофилии, разгорелся скандал, и о помощи больным детям не могло быть и речи, это восприняли бы как издевательство или как намек... В общем, все заглохло, а теперь уже и Майкла нет.

- Жалеете, что не спели вместе?

- И что не спел, и что не увижу больше этого чрезвычайно ранимого, тонкого, безумно талантливого человека, и что денег требовал. Ну, пел он ту песню - и пусть бы пел...

- Кстати, вы выяснили, как она к нему попала?

- Точно сказать не могу, но мне кажется, продал кто-то недобросовестный из музыкантов. А по поводу суда нашего, если спрашивают, отвечаю так: «Кесарево - кесарю, а Божие - Богу». Мне досталось кесарево, ну, а Майклу - его божественная слава.

Витебск - Киев



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось