В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Все могут прекрасно прожить и без нас, но мы-то не сможем

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 16 Января, 2013 22:00
Работая в университетах разных стран, я предлагал прочесть курс лекций об Украине.
Виталий КОРОТИЧ
Работая в университетах разных стран, я предлагал прочесть курс лекций об Украине. По этому случаю мы садились со студентами в кружок и начинали вспоминать, с чем у них Украина ассоциируется. Оказывалось, что чаще всего ни с чем, а значит, и студентов набрать не удавалось.

Не все и не везде понимают, что современные государства укрепляют свой авторитет не только количеством ядерных реакторов, ракет и подводных лодок, как кажется кое-кому из украинских соседей. Сегодня те же Соединенные Штаты врываются в мир вовсе не верхом на межконтинентальных чудищах (которые у них тоже есть, но не составляют основу популярности янки). Мир смотрит голливудские фильмы, слушает англоязычную попсу и без особой пользы для себя, но привычно попивает кока-колу, столуется в де­шевых бутербродных «Макдоналдс». Мир общается в американских сетях Facebook и Twitter, пользуясь поисковиками Google и Yahoo.

Рассказывать вам про очереди за высокотехнологичной заокеанской продукцией фирм Boeing, Apple, Microsoft и так далее? Не надо? Тогда поглядите на донышко вашей очередной покупки и увидите там Made in China. Это при том, что совсем недавно большинство наших людей считали, что несчастные китайцы жадно едят палочками рис, которого им на всех не хватает (кстати, современный Китай свой рис уже экспортирует). Китайские автомобили все более частые гости на наших шоссе: они не дороги и никак уже не хуже пресловутых «Таврий».

В двадцатке стран - главных экспортеров на планете - сейчас восемь стран, которых 10 лет назад там еще не было. Сегодня авторитет государства определяется тем, насколько его продукты необходимы окружающему миру. И мир этот, кстати, надо знать. Согласно последним данным, в 27 странах Евросоюза семь из 10 жителей владеют хотя бы еще одним, кроме родного, языком. У людей постарше эта цифра ниже - четыре из 10-ти, но тоже не сравнить с нами. Мир объе­ди­няется на взаимной полезности, тянется к взаимному познанию, люди едут учиться друг к другу, а не отгораживаются от соседей барьерами недоверия и страха.

Когда я около 10 лет преподавал в американских университетах, то заодно и учился, так же, как и многонациональные мои коллеги. Сегодня в университетах США преподает более 11 тысяч профессоров из почти 60 государств. Так обстоят дела в очень многих странах. Сегодня в мире больше 60 вузов, где иностранные студенты составляют большинство. В 2012 году в мире за пределами англоязычных стран было более 20 университетов, где все преподавание велось на английском.

Эта статистика, взятая из данных Иноземцева, директора Центра исследований пост­ин­дустриального общества, и не вызывающая сомнений, говорит только о том, как много мы прошляпили, как, надуваясь и доказывая самим себе собственное величие, начинаем снова выпадать из человечества, не так истерично и враждебно, как в советские годы, а по собственному разгильдяйству. И в этом тоже закладываются завтрашние проблемы. Тем более что многие из детей постсоветской элиты или просто народ посообразительнее получают образование за рубежом. Я разговаривал со многими из этих ребят - они патриотичны, но их национальные интересы уже куда шире, чем у некоторых соотечественников, все дальше заталкивающих свою страну в отъединенность, одноязыкость и единомыслие.

Соседняя Россия никак не смирится со своей потерей имперского величия и делает вид, что не замечает шумных ребятишек на своих улицах, призывающих поссориться со всеми вокруг и никого не слушать, а всех, кто мыслит иначе, считать предателями.

Время сейчас трудное. Все Европы с Америками уже доказали, что могут прекрасно прожить и без нас. Но мы-то не сможем. И пытаться не надо. Это уже было...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось