В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Донецкая художница Анжела ДЖЕРИХ: «Я так и рисовала — у дрожащего окна. Стекла крест-накрест скотчем — и будь что будет»

Елена ПОСКАННАЯ 2 Апреля, 2015 21:00
В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» художница рассказала, почему изображает на своих картинах Донецк, как работала во время обстрелов и почему уехала в Крым
Елена ПОСКАННАЯ

Анжела Джерих родилась и выросла в Донецке. Рисовать училась в городской художественной школе и у своей бабушки — любительницы изобразительного искусства и выпускницы Киев­ского театрального института. После учебы в Макеевском педагогическом училище Анжела пыталась найти работу, а затем поняла: все, что ей нужно, — рисование.

Творчество донецкой художницы сейчас популярно среди пользователей социальных сетей и коллекционеров России, Украины и стран Европы. Герои картин Джерих — обычные люди со своими переживаниями, которых художница запечатлела в нестандартных художественных образах.

Джерих часто изображает советский быт, но не из-за ностальгической грусти по СССР. Художница говорит, что просто вспоминает, какой была жизнь в прошлом. При этом ей интересна и современность. Сюжеты для своих картин она часто подсматривает в реальной жизни, а иногда просто придумывает.

После начала военных действий на Востоке Украины Анжела про­должала работать в Донецке. Как и многие другие горожане, надеялась, что все проблемы быстро закончатся. А когда поняла, что война надолго, уехала с семьей на родину мужа — в Ялту.

Анжела призналась, что бережет свой внутренний мир от посторонних. Не сотрудничает с галереями и не проводит выставки. Картины продает через интернет. Корреспонденту интернет-издания «ГОРДОН» отвечала на вопросы коротко, обсудить ситуацию в оккупированных Донбассе и Крыму не захотела. Считает, что во всех бедах виноваты политики, которые не думают, к каким последствиям могут приводить их решения.

«МНОГИМ ЛЮДЯМ НЕКУДА И НЕ НА ЧТО ЕХАТЬ ИЗ ДОНЕЦКА. ЭТО ТАКИЕ БОЛЬ И ГОРЕ, КОТОРЫЕ НЕВОЗМОЖНО ПЕРЕДАТЬ СЛОВАМИ»

— Анжела, как изменилась ваша жизнь в Донецке после начала военных действий?

«Утренний букет»

— Я жила в Донецке до ноября, все надеялась... Казалось, меня это никогда не коснется. Сначала взрывы пугали, мы всей семьей прятались в коридоре. А потом привыкли, наступила обреченность. Так и рисовала — у дрожащего окна. Стекла крест-накрест скотчем — будь что будет. Постоянно хотелось спать, потому что ни днем, ни ночью не умолкал грохот снарядов. Страшно думать, какие сейчас там руины.

Слава Богу, у меня была возможность уехать. Картины остались в Донецке. Мы с мужем и дочкой перебрались в Крым. А другим людям некуда и не на что ехать, либо не могут бросить своих стариков. Это такие боль и горе, которые невозможно передать словами!

— Судя по картинам, вы трепетно относитесь к Донецку...

— Дом, в котором родился, яблоня с ветками до земли, запах побелки, городской парк, где познакомились мои родители и куда позже я ходила гулять с дочкой... Все это — моя история. Как не любить свою улицу, где по праздникам собирались соседи? Они веселились и пели «В чистом небе донецком голубиные стаи». Перед моим ДК имени Куйбышева простиралось огромное поле роз. На выходные веселый сосед на сверкающей «Волге» отвозил нашу семью на Азовское море. Я помню ощущение, когда всю дорогу всматриваешься в ленту шоссе и замираешь: вот, сейчас покажется синий лоскут моря.

Еще совсем недавно у популярного в нашем дворе магазина сидела бабулька и торговала семечками. Хорошо: и отдых, и коммерция! А вдовец-сосед бегал по вечерам на свидание к этой бабе Клаве. Он наглаживал сорочку, надевал перстни покойной жены и со скоростью рысака двигался к магазину, чтобы весь вечер под луной очаровывать бабу Клаву.

— Что вы вообще думаете о ситуации в Украине и войне на Донбассе?

— Ужас. Сюрреализм. До сих пор не верится, что такое возможно. Столько всего передумала за эти страшные военные месяцы. Потрясена всем происходящим. Что будет дальше — не знаю. Верю в лучшее.

— Судьба Украины вас волнует?

— А как же! Я люблю Украину и отношения к ней не меняла. Моя бабушка родом из Хмельницкой области, отец — украинец из-под Черкасс.

— Почему же вы уехали именно в Крым?

— Все просто: мой муж из Ялты.

— Если бы муж был из другого региона, вы бы уехали туда?

— Наверное. Но в Крым все равно приезжали бы отдыхать.

— И каково вам жить на аннексированной Россией территории?

— Море и чистый воздух... Я вне политики. Где хочу, там и живу, по возможности. Здесь нет войны. А все остальные вопросы — к политикам. Хочу напомнить слова Фазиля Искандера о том, что политики должны давать клятву на томике Пушкина и перечитывать его перед принятием серьезных решений, чтобы привести себя в сос­тояние мудрого равновесия.

 «Баба Клава forever». «Еще совсем недавно у популярного в нашем дворе магазина сидела бабулька и торговала семечками. Хорошо: и отдых, и коммерция!»

— Вернетесь в Украину, когда все закончится?

— Посмотрим.

— Как вы устроились в Ялте?

— Мне тут хорошо и даже отлично! Погода каждый день новая — не скучно! Сегодня шла вдоль моря, чуть не свалилась от неги и не всхрапнула. Есть проблема с оформлением документов. Очереди. Но я в них не стою. У меня не получается жить в очередях, все вопросы решает муж.

— Может, новый сюжет упускаете?..

— Это мне неинтересно. Надо новые темы осваивать. Здесь я уже написала не­сколько картин. Серию «Радуга» задумала еще в Донецке, а сделала в Ялте.

— Что сейчас разрабатываете?

— Крым. Теперь будет о нем, о море, о пальмах в снегу и дамах с собачками. Со времен моего детства крымчане мало изменились. Такие же интеллигентные и веселые.

«ЛЮБОЕ МГНОВЕНИЕ ЖИЗНИ ДОСТОЙНО БЫТЬ ЗАПЕЧАТЛЕННЫМ»

«До завтра»

— Не хотите кого-нибудь из политиков изобразить?

В картине Острая любовь Джерих изобразила себя

— Мне эта тема неинтересна. Это к карикатуристам.

— Вы оптимистка?

— Нет, очень часто мне становится груст­но и хочется катапультироваться. Я злюсь!

— Помогает?

— Скорее, это помогает привести в состояние боевой готовности всех моих домашних.

— Сюжеты ваших картин — это сцены из реальной жизни или фантазии на тему?

— По-разному. Вот я бродила у моря, накрапывал дождь, грустная дама сидела за столиком кафе и потягивала напиток через соломинку, взгляд ее остановился на горизонте — готовый сюжет к «Стакану дождя мутной воды». Иногда это фантазии. Картину придумала и кричу на весь дом: «Придумала!». Когда такое каждый день происходит, муж поучает: «Ты уже записывай, а то забудешь!». Любое мгновение жизни достойно быть запечатленным, а если добавить немного юмора, какую-то деталь, становится светлее и контрастнее, как в фотографии.

— Где вы на своих картинах?

— На картине «Острая любовь». С утра, как и положено: «Я тебя люблю». — «Я тебя — еще больше!». А потом весь день: кто в доме хозяин?! А во второй половине дня озарение. Объявила мужу: «Черный фон — и мы с тобой! Я целюсь в тебя из пистолета!». — «И стреляешь в меня красными перцами!» — добавил он.

— У вас хорошее чувство юмора, любите рассказывать анекдоты и разыгрывать людей?

— У меня плохая память на шутки и байки, сразу забываю. В студенческие годы столько анекдотов травили, а домой придешь и ничего не помнишь. Как-то гуляла с одним юношей в пятницу. Он попросил: «Расскажи что-то веселое». А я ему: «Сегодня не была на занятиях». Он рассмеялся, уточнил: «У вас только по пятницам анекдоты рассказывают?».

Очень люблю разыгрывать людей и тренируюсь на своих домашних. Как это здорово, когда замираешь от неожиданности, а потом взрыв хохота и веселья. Розыгрыш — это как пробка из шампанского. Бодрит! Главное — не переусердствовать, чтобы обошлось без трагических последствий.

«Квас для вас»

«РУКОВОДСТВУЮСЬ БУЛГАКОВСКИМ ПРИНЦИПОМ: САМИ ПРИДУТ И ВСЕ ДАДУТ»

— Многие современные художники дружат с фотоаппаратом, снимают интересные пейзажи, типажи. Вы фотографируете?

«Стакан дождя мутной воды»

— Обожаю делать фотосессии. Придут гости, а я их распотрошу, задрапирую и к стенке! Уже знают, что буду мучить, и не особо сопротивляются.

Сейчас в фотосъемках интересен результат, а раньше, когда «Зенитом» на пленку снимала, — процесс. Помню, вернулась с двухмесячной дочкой с прогулки, закатила коляску с ней в комнату, размотала ее, а она не желает просыпаться. Такие смешные гримасы корчит. Я прицеливалась фотоаппаратом с охотничьим азартом. Потом задраила окна, проявила пленку и начала печатать снимки... А она на них всех спит!

— Ваш любимый художник — Сальвадор Дали. Что именно в нем вам больше всего нравится?

— Мистика и праздник. Абсурд, доведенный до триумфа. Ни от кого не зависеть. Это все по мне. Привет, Сальвадор!

— Вы следите за творчеством других современных художников, сотрудничаете с галереями?

— Я не сотрудничаю с галереями, не ищу никаких дилеров. Руководствуюсь булгаковским принципом: сами придут и все дадут. Я живу в совершенно закрытом мире и охраняю свое душевное спокойствие. Стараюсь перед работой не смотреть картины других художников, чтобы случайно не сбиться с пути. Ну а когда у кого-нибудь все же замечаю что-то восхитительное, цепенею, могу долго рассматривать. Но потом надо все забыть и идти строгать своего Буратино.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось