В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как живете-можете?

Всемирно известная скрипачка Ванесса Мэй решила стать лыжницей

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 14 Марта, 2013 22:00
Анна ШЕСТАК
- Да, я действительно собираюсь участвовать в зимней Олимпиаде в Сочи как лыжница, это не шутка и не выдумка журналистов. Даже в Швейцарию переехала, в Альпы, чтобы иметь возможность кататься каждый свободный день: я же понимаю, что без тренировок вряд ли удастся пройти квалификацию. Представлять буду Таиланд, страну, которая в 2014-м впервые примет участие в зимних Олимпийских играх. У меня папа таец, так что, можно сказать, это моя Родина - одна из, поскольку мама - китаянка, а росла я в Великобритании. Просто родители развелись, после чего мы с мамой перебрались в Лондон.

С лыжами дружу очень давно - 30 лет! Впервые встала на них примерно тогда, когда взяла в руки скрипку, но дело в том, что в Англии проще быть скрипачом, нежели лыжником: возможность играть есть, а вот кататься негде. Зимой мама с отчимом возили меня на горнолыжные курорты, вот и все мои тренировки. Но инструкторы отмечали: «Ваша девочка очень способная, могла бы стать спортсменкой».

Мне было приятно, лестно это слышать, а вот маме - не очень, она даже грозилась выставить меня из дому, если буду чересчур увлекаться лыжами. Она сама музыкант, пианистка, и очень много сил, здоровья и денег вкладывала в мое становление как музыканта. Боялась, что неудачно упаду, сломаю руку, не смогу играть и быть той девочкой-вундеркиндом, которая уже в 10 лет выступала с большим оркестром и о которой говорил весь мир.

Маму можно было понять, что я, в конце концов, и сделала. Правда, со временем наши отношения изменились, мы стали больше походить не на самых родных людей, а на менеджера и его артистку: одна диктовала условия, вторая должна была неукоснительно их выполнять. Я почувствовала, что становлюсь для матери чем-то вроде скрипки - инструментом для зарабатывания денег, хотя семья наша была обеспеченной и раньше, до моего выхода на престижные концертные площадки.

Ниточка, связующая нас, натягивалась, натягивалась и в результате лопнула, каждая пошла своей дорогой. Я вышла из-под контроля, но ничего страшного, вопреки маминым прогнозам, не случилось: я по-прежнему в музыке, в своей профессии, не пустилась во все тяжкие, не пью, не курю, абсолютно равнодушна к наркотикам. У меня лишь два пагубных пристрастия - лыжный спорт и собаки.

Кстати, и лыжи, и своего питомца - чихуа-хуа Макса (мне кажется весьма забавным, что такую маленькую собачку зовут Максимус) - я повсюду вожу с собой. Первые - на случай, что перед концертом появится возможность покататься (кстати, как называется то место в Киеве, где все катаются? Протасов Яр? Надо запомнить, я хотела бы там побывать), второго же таскаю, как мамаша своего малыша: не могу без него, настолько привыкла! До Макса у меня была другая собака, шарпей, и когда она умерла, я очень переживала, долго не могла прийти в себя, думала, уже никого заводить не буду. Но потом отошла, оттаяла и теперь на вопрос, есть ли у меня дети, отвечаю: «Да, один ребенок. Мальчик, зовут Макс».

Задумываюсь ли о настоящих детях? Я не знаю, что вам ответить. В октябре мне исполнилось 34, вроде и пора, но... Если честно, меня не покидает чувство, что все эти годы я для себя не жила. Да, я ни в чем не нуждалась, в Англии меня несколько раз признавали самой богатой артисткой, я объездила весь мир, даже в Киеве уже не впервые, была, если помните, лет 14 назад. Но спокойного детства, как у всех, у меня не было: в три годика я села за рояль, в четыре - взяла в руки скрипку. Бесшабашная юность - тоже не моя история, я постоянно работала, чтобы чего-то добиться, скрипачу нельзя иначе: день не играл - все потерял.

Теперь же могу жить как хочу, позволить себе хобби, путешествия ради отдыха, а не только поездки с гастролями, у меня есть любимый человек, с которым мы 13 лет вместе. Я просто наслаждаюсь всем этим и жду, когда морально буду готова к тому, чтобы стать матерью семейства, взять на себя эту немалую ответственность. Даст Бог, все придет. Со временем.

Этот год я собираюсь посвятить лыжам - чтобы не подвести тайцев. Я не строю иллюзий по поводу олимпийского золота, получить квалификацию для меня - уже хорошо. Ну, и не получить травмы, потому что лыжи - прекрасное увлечение, но кормит меня по-прежнему скрипка (Ванесса играет на инструменте XVIII века, работы Джованни Гваданини, ученика великого Страдивари, антикварную скрипку даже похищали, но вора быстро нашли и инструмент вернули: он нигде не мог его продать. - Авт.), и я не собираюсь ее бросать. Еще свежи впечатления о том, как я играла с поврежденным локтем: упала, сломала, а уже через несколько недель вынуждена была выступать на давно запланированном концерте. Приятного мало, и теперь я часто вспоминаю маму, то, как она оберегала меня в детстве. Возможно, ей действительно было виднее...

В Киеве мне очень нравится, я рада, что он оказался в моем гастрольном графике: здесь так много снега! Мы с Максом любим снег, а здесь настоящая белая зима - не такая дождливая и слякотная, как в Британии. Жалко, что в день приезда я по городу не погуляла, а лишь проехалась в машине, но этого было вполне достаточно, чтобы оценить красоту вашей столицы, этих удивительных церквей... И заметить, что здесь много деревьев. Как, наверное, в Киеве весной красиво! Надо обязательно при­ехать сюда в мае: мне уже рассказали, что у вас два ботанических сада, и я хочу увидеть, как там цветет сирень. Пожалуй, занесу Киев с список мест, куда я хотела бы вернуться в качестве туристки, и вернусь - инкогнито, вы меня даже не заметите...

Еще хотелось бы об украинской музыке побольше узнать - о народной, этнической, и о современной тоже. К сожалению, я знаю только классических композиторов, и то затрудняюсь, как определить: вот мой любимый Прокофьев - русский или украинский? Если бы кто-то помог мне в самообразовании или дал послушать произведения украинских авторов, была бы очень благодарна. И может быть, включила бы какую-то мелодию в свой репетуар. На пресс-конференции в Киеве с удивлением узнала, что в фильмах о Гарри Поттере и двух частях кинокомедии «Один дома» звучит украинская рождественская мелодия («Щедрик» Леонтовича. - Авт.). Но она так хорошо известна в англоязычном мире, что я думала, она наша! Оказывается, учиться мне еще и учиться...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось