В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Чтобы помнили

Кинорежиссер Николай ЗАСЕЕВ-РУДЕНКО: «Лучше умереть в седле, чем в дерьме. Бондаренко умер в седле — на полном ходу, на скаку!»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 14 Марта, 2013 22:00
40 дней назад ушел из жизни ведущий актер Киевского театра русской драмы народный артист Украины Александр Бондаренко
Анна ШЕСТАК
Трагедия произошла на сцене столичного Театра русской драмы имени Леси Украинки: во время спектакля «1001 страсть, или Мелочи жизни» по мотивам чеховских рассказов ведущий актер, любимец публики Александр Бондаренко, читая свой монолог, вдруг зашатался, потерял равновесие... «Скорая», которую бросились вызывать встревоженные коллеги, не успела: 52-летний артист скончался на руках у супруги — актрисы этого же театра заслуженной артистки Украины Надежды Кондратовской. Как впоследствии выяснили врачи, причиной скоропостижной смерти стал оторвавшийся тромб. В то, что высокого, статного, сильного мужчины, эдакого эталонного украинца-казака, которому все невзгоды нипочем, не стало, ни поклонники, ни те, кто работал с Александром Викторовичем, не верят до сих пор. Не может свыкнуться с этим и известный кинорежиссер Николай Засеев-Руденко, чьи картины «Москаль-чарівник» (1995) и «Чорна рада» (2000) принесли Бондаренко всенародную популярность.
«ОДНАЖДЫ Я ОБРАТИЛ ВНИМАНИЕ, ЧТО ОПЕРАТОРСКУЮ ТЕЛЕЖКУ ВОЗИТ ОЧЕНЬ КРАСИВЫЙ ТОНЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК. «АЛЕН ДЕЛОН ОТДЫХАЕТ! - ПОДУМАЛ. - КТО ТАКОЙ?»

- Дурацкое выражение «я был в шоке» не люблю, скажу так: известие о смерти Саши меня ошеломило, - вспоминает Ни­ко­лай Викторович. - Я не был в шоке - сам едва не умер! Ведь этого парня впервые увидел, когда ему лет 25 было. В 85-м по заказу Гостелерадио СССР снимал двухсерийную картину «Слушать в отсеках», где играли все звезды: Кирилл Лавров, Виталий Коняев, Георгий Мартынюк, Борис Щербаков, Игорь Старыгин... И однажды обратил внимание, что операторскую тележку возит очень красивый тоненький мальчик. «Ален Делон отдыхает! - подумал. - Кто такой?».

Это, оказывается, был Александр Бондаренко, который в 83-м окончил Киевский институт имени Карпенко-Карого, пришел на Киностудию имени Довженко подзаработать денег, и его приняли в операторскую группу. И будучи дипломированным актером, который уже снимался в кино - играл в эпизоде в картине «Следую своим курсом» на Одесской студии, он не подошел ко мне и не сказал: «Николай Викторович, а я ведь тоже артист, скажите, нет ли у вас для меня какой-нибудь роли?».

10 лет спустя, когда мы работали над музыкальным фильмом «Москаль-чарівник», я спрашивал: «Ну почему, Саша? Я бы тебя обязательно взял». Он сказал: «Я посмотрел, какие актеры у вас заняты, и просто постеснялся: где они, а где я? Один Лавров чего стоил!». Скромный был до предела, хороший мужик и большой профессионал. Это вам кто угодно, работавший с Бондаренко в кино или театре, подтвердит. Зря только он в режиссуру подался, жалею ужасно, что не разубедил: может, был бы жив Саша...

- Вы считаете, в этом причина?

- Нельзя ему было, понимаешь? Тонкая натура. А режиссура - дело очень нервное, выматывающее. Когда мне позвонили и сказали, что Бондаренко больше нет, в памяти сразу всплыл наш с ним последний разговор. Я попросил у него контрамарки в Театр имени Леси Украинки на какой-то спектакль, и он, конечно, нас с женой пригласил (супруга моя Оксана Ковалева играла с ним у меня в девятисерийной эпопее по Кулишу «Чорна рада»), мы встретились, побеседовали. Саша сказал: «Вы знаете, Мастер (всегда меня так называл), я тоже хочу свои силы в режиссуре попробовать - сделать постановку по рассказам Чехова». Я спросил: «Зачем тебе это надо? Ты замечательный артист, играй! Режиссерский труд - каторжный, это громадная ответственность за весь процесс, всех и вся, подумай...».

Когда я только начинал пробиваться как режиссер, а меня тормозили и не пускали, великолепная актриса Тамара Носова, на которой я был женат, говорила: «Коля, скажи мне, куда ты лезешь? Ты хороший актер с хорошей концертной ставкой, мы с тобой ездим по стране с программой «Товарищ Кино», тебе мало? Хочешь стать лысым, беззубым, горбатым и полусумасшедшим? Нет? А скоро станешь, потому что эта профессия все соки из тебя выжмет!».

Я говорил об этом с Сашей, но он был слишком увлечен своей новой идеей. Рассказал, какой видит постановку, это было весьма интересно. И то, что от него в спектакле зависело, он сделал, причем на высоком уровне, как все, к чему Бондаренко прикладывал свою руку. Ну, жена, без­условно, ему помогала - Надя Кондратовская, блестящая актриса Театра имени Леси Украинки.

На съемочной площадкефильма «Москаль-чарівник»: режиссер картины Николай Засеев-Руденко, исполнители главных ролей Александр Бон да рен ко (Михайло Чупрун) и Богдан Бенюк (солдат Лихой), 1995 год

Фото из личного архива Николая ЗАСЕЕВА-РУДЕНКО

Они с ней душа в душу жили, никогда не ссорились, во всяком случае, на людях ничего не выясняли, замечательно пели дуэтом, ездили в Москву выступать в Конкурсе актерской песни имени Андрея Миронова... Очень гармоничная пара, и сын у них очаровательный - Назар. В этом году 11 класс заканчивает, слышал, хочет учиться на тележурналиста. Мне кажется, я должен снять его в кино - в память об отце. Если силы будут и представится возможность, обязательно парня задействую.

Я ведь и Сашу хотел снимать в следующей картине! Он знал, что у меня в «Ревизоре», как, кстати, и на сцене, будет играть Землянику. Но, видите, не судьба. Не довелось Бондаренко еще раз стать Земляникой, Богдану Сильвестровичу Ступке побыть Городничим, хотя он этого очень хотел и часто спрашивал: «Коля, ну когда ты меня уже в комедии снимешь?». А теперь и сценарий прикрыли - на неопределенное время.

- Чего ждем?

- Не знаю. Наверное, пока в Украине совсем не останется актеров, способных на достойном уров­не сыграть украинскую классику.

«САША НИ РАЗУ НЕ ПРОГУЛЯЛ, НЕ ОПОЗДАЛ. В ЖИЗНИ НЕ ВИДЕЛ ЕГО ПЬЯНЫМ ИЛИ КУРЯЩИМ!»

«1001 страсть, или Мелочи жизни» стал Монолог с ребенком на руках в спектакле для Александра Бондаренко последним

- Визитной карточкой Александра Бондаренко стала ваша картина «Москаль-чарівник»...

- ...по Ивану Петровичу Котляревскому, да. За нее мы в 98-м получили Государственную премию Украины имени Александра Довженко, нам дали много призов. А на Ялтинском международном кинофестивале вручили Деметру в номинации, которую из-за нас и учредили, - «За самый веселый фильм фестиваля». Председателем жюри был знаменитый Владимир Мотыль, он сразу позвонил Николаю Павловичу Мащенко, который тогда Киностудию имени Довженко возглавлял, и сказал: «Коля, я с удовольствием посмотрел этот фильм. Такое ощущение, что увидел Театр имени Франко в период его расцвета, когда блистали Бучма, Ужвий, Шумский... Превосходные у вас актеры!». Актерский ансамбль и впрямь бесподобный сложился: Саша, Руся Писанка, Богдан Бенюк и Костя Шафоренко.

- Все музыкально ода­ренные, поющие...

- Конечно, и Игорь Поклад музыку хорошую написал. У Саши был оперный голос, он на все соглашался: петь - значит, петь, танцевать - значит, танцевать. Никогда не отлынивал от работы, не халтурил. И подготовка у него была прекрасная - как профессиональная, актерская, так и физическая. Двигался очень легко: сильный, спортивный, в юности легкой атлетикой занимался. О фактуре уже и не говорю. Ну кто, скажите, лучше, чем Александр Бондаренко, подошел бы на роль настоящего ук­ра­инского мужика Чупруна, сильного, мудрого, рассудительного, который говорит: «З москалем знайся, а камінь за пазухою держи»? Иногда казалось, что Писанка, которая его жену играла, к Саше неравнодушна - во всяком случае, как к артисту, партнеру по площадке, который никогда и ни при каких обстоятельствах не подставит и не подведет.

С Максимом Галкиным в новогоднем мюзикле «За двумя зайцами», 2003 год

Он ни разу не прогулял, не опоздал. В жизни не видел его пьяным или курящим! Верующим был, озвучил Библию - выпустил аудиокнигу. Приходя на съемки, текст знал назубок, к тому же творческий был парень, мыслящий - многое прямо по ходу дела предлагал. Если новшество в русле Котляревского, не опошляет пьесу, не меняет акценты, расставленные автором, почему нет? С Бондаренко приятно было работать: ответственных людей я вообще люблю, потому что сам такой, только за период независимости снял девять полнометражных фильмов, водку пил умеренно  - работал! Хотя иногда - именно из-за то­го, что Саша все принимал слишком близко к сердцу и ко всему подходил чересчур серьезно, - я за него боялся.

«ОН УМЕЛ КРАСНОРЕЧИВО МОЛЧАТЬ»

- Говорят, на съемках «Чорної ради» у Александра Викторовича начались проблемы со здоровьем - это правда?

- Ну, насчет медицинских проблем не знаю, по-моему, он парень крепкий, ничем серьезным не болел. Да и возраст какой... Что такое для мужчины 52 года? Ничего! Но пугал меня, правда. Саша, если помнишь, гетмана Сомко играл - настоящего ук­ра­инского рыцаря, который украинцам оказался не нужен и незадолго до гибели своей вынужден был констатировать: «Продали... Продали Україну за шапку червінців!». Так вот когда эту сцену снимали, где Сомко узнает, что его полковники пошли за купившим их Брюховецким (Богдан Ступка его играл), я очень за Сашу волновался.

Два дубля сделали, под­хожу к нему, а у него черные круги под глазами и лицо такого землистого, коричневатого цвета... «Что с тобой?» - говорю. А он: «Ну как это можно изображать, не переживая?».

В спектакле «Ревизор» на сцене родного театра Александр Викторович (третий слева) играл попечителя богоугодных заведений Землянику. Эту роль собирался исполнить и в кино...

Монолог колоссальный - речь человека, который потерял все и понимает, что ничего не может с этим поделать, даже если сможет, это никому не надо! А тут еще оператор подбегает: «Николай Викторович, нужно снять третий дубль, вдруг что-то не так, царапина на пленке или пылинка в рамке...». Я сказал: «Раньше надо о пылинках думать!» - и без третьего дубля мы обошлись. То ли давление у Саши подскочило, то ли еще что стряслось, я не стал его лишний раз мучить.

Он, кстати, всю роль так провел - на нервах, будто не актер, который играет гет­мана, а сам гетман и есть. Очень яркая сцена, где Ступка-Брюховецкий подходит и вынимает у него из-за пояса булаву. Бондаренко там одними глазами говорит больше, чем если бы текст читал на три страницы! Он умел красноречиво молчать в кадре, а это для актера не менее важно, нежели талантливо произносить реплики.

Обидно, что Саши нет: рано он ушел, очень рано! Но, знаешь, я всегда говорю: «Лучше умереть в седле, чем в дерьме». Бондаренко умер в седле - на полном ходу, на скаку! Так ушел Николай Хмелев во МХАТе, всеми любимый Андрей Миронов... Никто ведь не понял из сидящих в зале, кроме Нади, жены, что с Сашей неладное случилось, все думали, по роли так положено! А он до конца своего спектакля по Чехову - в день рождения, кстати, Антона Палыча - не доиграл буквально 10 минут. Сказал: «Я падаю...» - и все. Тромб ото­рвался, мгновенная смерть.

Но ты понимаешь, что еще ужасно? Ушел Александр Бондаренко - народный артист Украины. Показали по украинскому телевидению хоть одну из картин, где он снимался, - «Москаля-чарівника», например, или прокатный вариант «Чорної ради»? Да сейчас! До сих пор не показали, даже к 40 дням.

А может, сняли толковую передачу, где его коллеги по актерскому цеху, родные и близкие о нем рассказывают? Зачем, если можно спокойно собирать сплетни о том, кто кого себе нашел, кто кого бросил, кто в чем на какую тусовку пришел... У Саши остались друзья, жена, сын, мама, которая то место на кладбище в Берковцах, рядом с мужем, берегла для себя, а вышло так, что уступила красавцу-сыну... Остались, в конце концов, километры пленки, на которой запечатлен Бондаренко, и поклонники, приходившие в театр специально для того, чтобы увидеть, как он блестяще играет, люди, из-за которых он, возможно, и не пробовал себя в российском кинематографе, куда Сашу неоднократно звали. Да-да, присылали телеграммы, но он чаще отказывался сниматься, чем соглашался, ссылаясь на то, что свой родной театр, в котором служил с 84-го года, не хочет бросать. Так на его сцене и умер...

Знаешь, мне порой страшно перебирать фотографии, собранные за всю жизнь, и смотреть на лица людей, которые уже не с нами. Люся Гурченко, Надя Румянцева, Гоша Вицин, Женя Моргунов, Миша Пуговкин, Спартак Мишулин, Богдан Ступка, Степа Олексенко, который в «Черной раде» играл... Вообще, из «Рады» уже человек 15 актеров нет. Даже коллеги твоей, Натальи Кондратюк, которая там снималась. Красивая женщина была, известная журналистка, телеведущая. Помню, перед сценой, где ее убивают, подошла ко мне что-то спросить, а я шутя говорю: «Ну что, Наташа, куда тебе стрелу пустить - в сердце, чтобы все красиво было?». - «Нет, - отвечает, - лучше в печень». - «Почему?». - «Коля, адские боли!». «Выстрелили» в печень, рак печени ее и доконал...

Прискорбно осознавать, что мы хороним наших актеров, а вместе с ними и украинский кинематограф, который чахнет год от года. Одесской киностудии как таковой уже нет, туда разве что туристов на экскурсии водят, Киевская студия имени Довженко, я считаю, кое-как держится лишь благодаря директору. Не дай Бог Ставчанский уйдет - все, продадут! За шапку червінців. Построят какой-нибудь торговый центр.

- А что, есть желающие?

- Да хоть отбавляй! Иду однажды по территории и вижу: приехали какие-то ребята, с виду далеко не бедные, вышли, по-хозяйски осматриваются: «Та-а-ак, этот вишневый сад мы вырубим...». Я говорю: «Хлопцы, так это ж не вишни, это яблоневый сад Довженко. Вишневый - у Чехова...». - «Да на кой нам Чехов? Мы говорим, что сад здесь не нужен, и все». Я опешил: «Что, прямо сейчас рубить начнете?». - «Нет, пока примеряемся. Но вырубим, отец. Придет время - все вырубим...».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось