В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
О своем, о женском

Певица и телеведущая Ольга ГОРБАЧЕВА: «Причина моего расставания с Юрием Никитиным банальна — неверность»

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 9 Апреля, 2007 21:00
Оля Горбачева впервые рассказала прессе историю нескольких последних лет своей жизни.
Ольга КУНГУРЦЕВА
Так звезды расположились: вначале я взяла откровеннейшее интервью у телеведущей канала «Интер» Оли Горбачевой (она же певица Арктика) и через день прочитала книгу-исповедь певицы Валерии. Признаюсь честно: и от услышанного, и от прочитанного в прямом смысле пришла в тихий ужас. Судьбы этих двух молодых и красивых женщин, с одной стороны, совершенно разные, с другой — невероятно похожи. Раньше почему-то казалось, что хрупких, голубоглазых, нежных блондинок мужчины обижать не должны — это нонсенс. Шатенки, брюнетки, рыженькие — те всегда могут дать отпор, постоять за себя. А блондиночки, они — как фиалки: слишком нежны, чтобы выдержать жизненные катаклизмы. Увы, оказалось, что их точно так же бросают, унижают... К счастью, пройдя через жесточайшие депрессии, мысли о самоубийстве, полнейшую апатию, эти женщины умеют выстоять и достойно выйти из, казалось бы, самой недостойнейшей ситуации. Сегодня Оля Горбачева впервые рассказала прессе историю нескольких последних лет своей жизни.

«Я ВЗЯЛА ГРУДНОГО РЕБЕНКА И УБЕЖАЛА В ЧУЖОЙ ГОРОД»

— Олечка, поскольку разговоры ходят разные, спрошу прямо. Из-за чего все-таки вы расстались с гражданским мужем — известным музыкальным продюсером Юрием Никитиным?

— Причина самая банальная: неверность.

— Даже так? Оказывается, Юра ходок?

— Наверное. Пусть это и звучит несколько грубо. Раньше я даже мысли об измене не допускала, но получилось так, как получилось. Все это пережить было очень больно.

— Вы сами узнали, что у него другая, или кто-то подсказал?

— Мир не без «добрых» людей... К тому же на интуитивном уровне каждая нормальная женщина чувствует, что с ее любимым творится нечто странное. Человек меняется так кардинально, что начинаешь сомневаться: неужели это тот самый мужчина, которого ты давно знаешь, которого любишь. Юра говорил мне столь болезненные вещи и вел себя настолько непредсказуемо, что я просто терялась: с кем я сейчас разговариваю? Лишь со временем поняла, что он находился под чужим влиянием, жил с «пеленой на глазах».

Что ж, измены случаются во многих семьях. Возможно, в иной ситуации я это могла бы понять и пережить. Более того, причины я искала исключительно в себе, сама у себя выясняла, почему так случилось именно со мной. Теперь я знаю ответ.

— Не поверю, что дома вы ходили в бигуди, драном халате, лежа на диване, днями смотрели сериалы, а на ужин готовили мужу макароны, после чего он запал на другую красавицу.


"Я человек сильный, амбициозный, а Юра хотел видеть девушку терпеливую и спокойную". С Юрием Никитиным



— Дело не в бытовых вещах. Просто в определенный момент Юра почувствовал себя некомфортно. Человек я достаточно амбициозный, сильный. А Никитин хотел видеть дома девушку терпеливую, спокойную, возможно, даже имеющую другую профессию. Словом, полную мне противоположность.

— Сомневаюсь, что Никитину было бы интересно жить с библиотекарем или учительницей биологии.

— В этом пусть он сам разбирается. Я не смогла пережить даже не измену, а то, что Юра не смог или не захотел оградить меня от всего с ней связанного. Я постоянно сталкивалась с людьми, которые знали о его романе, и с виновницей нашего разрыва.

Если бы не это, я, наверное, смогла бы его простить и мы вновь начали бы жить нормально. Увы... Хотя отношения на стороне он прервал сразу. Юрий и сегодня не устает повторять, что любит только нас с дочкой Полиной, что у него с той девушкой нет и быть не может ничего общего: дескать, с ней даже говорить не о чем.

— Возможно, это было временное затмение? Такое случается...

— К сожалению, он не нашел в себе силы убрать эту девушку из моей жизни. Я продолжала с ней постоянно сталкиваться. Полгода находилась в депрессивно-истерическом состоянии. Это было страшно. Слава Богу, я поняла, что таким образом сама себя разрушаю. И если Юра не может изменить ситуацию, значит, придется это сделать самой.

— Вы не назовете ее имя?

— Сегодня это не имеет никакого значения. Тем более Юра понял, какой это негативный человек, и расстался с ней навсегда.

— Хотя бы намекните: она из сферы шоу-бизнеса?

— Могу сказать одно: это не Вика из дуэта «Не Ангелы», которую пресса попыталась обвинить в нашем разрыве. Один журнал даже написал, что я лично подтвердила эту информацию. Неправда! В то время в нашей жизни Вики просто не существовало.

— Выходит, кризис в отношениях длился не день, не неделю?

— Это продолжалось полтора года, вплоть до недавнего времени. Поэтому в предыдущих интервью я не находила в себе сил называть вещи своими именами. Полгода мы с Юрой вообще не общались. Я даже попыталась «убежать» от ситуации: никому не сказав, взяла ребенка и уехала в Одессу. Жила там пару месяцев, чтобы только не видеть никого. Следующие полгода мы с Юрой пытались наладить отношения. Лишь недавно он наконец-то понял, что время, конечно, лечит, но очень-очень медленно и что мне по-прежнему больно.

«К МОЕЙ БЕРЕМЕННОСТИ МЫ ОКАЗАЛИСЬ МОРАЛЬНО НЕ ГОТОВЫ»

— Почему вы решили сбежать в Одессу, а не к родителям в Кривой Рог?

— Не хотела, чтобы Юра знал, где мы с дочерью находимся. В Одессе друзья помогли снять квартиру. Останься я в Киеве, продолжала бы мучиться, страдать. Вот и рванула куда глаза глядят. Именно там через время пришла в норму. С утра до ночи я была занята ребенком. Вставала чуть свет, поздно ночью засыпала абсолютно обессиленная. Получилась отличная встряска.

— Тем не менее как ведущая «Мелорамы» вы регулярно появлялись на экране.

— Для этого раз в неделю я специально выбиралась на съемки: утром прилетала в Киев, вечером улетала.

— Неужели за это время он ни разу вас не видел?

— Для этого я делала все возможное, хотя скрываться было трудно.


Ольга Горбачева: "Ира Билык была в курсе всех наших событий с Никитиным, но за коньяком мы это не обсуждали"

— Как интеровская команда реагировала на такие дела?

— Я чувствовала, что за спиной меня обсуждают, шушукаются, но особо не реагировала. Сил не было — пребывала в невменяемом состоянии. Ребята из «Мелорамы» к этому привыкли, потому что когда я была беременна, тоже отличалась невменяемостью. (Смеется). Но такой я стала потому, что до седьмого месяца опять-таки жила без Юры.

— Ничего себе!

— Именно тогда у нас возникли первые недоразумения. Не могу сказать, что Юра обо мне не заботился: мы с ним гуляли, он во многих вопросах меня поддерживал, но чувство одиночества не покидало меня ни на минуту. Что касается работы, то наша команда из «Мелорамы» очень маленькая — в ней трудится шесть человек. Слава Богу, это хорошие, деликатные люди. Они делали все, чтобы мне было удобно и комфортно.

— Все равно не понимаю, почему вы жили одна. Для женщины на сносях это катастрофа.

— До этого мы, конечно, разговаривали о будущих детях, но морально не были готовы стать родителями. Когда я узнала, что жду ребенка, тут-то и начались выяснения отношений.

— Юра не хотел?

— Не говорил «нет», но и не говорил «да».

— У вас была первая беременность?

— Конечно. У него, кстати, тоже. (Улыбается). Словом, из-за этого мы сильно разругались и начали жить отдельно. Я надеялась, что он поймет, как мне сейчас сложно, ведь любой женщине в таком положении, как никогда, необходима мужская поддержка. Слезами и истериками я добилась того, что мы снова зажили одним домом. А после рождения Полины началась та же история... Хотя, если честно, я до сих пор не знаю, сколько она тянулась, даже думать об этом не хочу.

«ПОД ВЛИЯНИЕМ СТРЕССА У МЕНЯ ТРИ МЕСЯЦА НЕ ПРЕКРАЩАЛАСЬ РВОТА»

— После рождения дочери как вы справлялись с кучей забот, работой?

— Няни помогали. Я понимала, что будет разумно восстановить отношения с отцом ребенка. Он ведь не заявлял в категоричной форме: дескать, люблю другую, прости — ухожу. Наоборот, утверждал обратное. Но... Вместо того чтобы радоваться ребенку: наблюдать, как он растет, начинает улыбаться, познавать мир, — я рыдала с утра до ночи. Дальше — больше. Под влиянием сильнейшего стресса у меня три месяца не прекращалась рвота, организм совершенно не воспринимал пищу. Возможно, сказывалось воздействие каких-то подавляющих мою волю сил — я ведь раньше в таких ситуациях не была.

Мне было настолько плохо, что, когда я приходила в церковь, ноги подкашивались, наизнанку выворачивало, голова шла волнами...

— Неужели ваша соперница прибегла к черной магии, ворожбе, чтобы прибрать Никитина к рукам?

— Такие мрачные особы в его жизни появляются периодически. Я даже написала о них песню — «Женщины-враги»! Самое ужасное — они не могут принять Никитина в чистом виде, увидеть в Юре нормального человека, интересного мужчину. Глаза другим замылены: он — известный продюсер, обеспеченный человек. Значит, из любой табуретки может сделать звезду, а из любого дерева — отдельную квартиру.

Возможно, глядя на меня, кто-то скажет, что таких не бросают. Увы, от этого никто не застрахован. Просто нужно пережить разрыв достойно. Некоторые женщины бесятся, категорически запрещают отцам видеться с детьми. У меня поначалу такие мысли тоже присутствовали. Слава Богу, мне хватило женской мудрости, чтобы понять: ребенок ни в чем не виноват. Я вывела себя из депрессии и написала альбом. В нем песни о том, что необходимо найти в себе силы простить, затем подняться и идти дальше.

Сегодня Полине два года. И я понимаю, что у отца с матерью одинаковые права и обязанности перед ребенком. Юра проводит с дочкой ровно столько времени, сколько может.

— Материально помогает?

— Мы с Полей особо ни в чем не нуждаемся. В ее возрасте не так много надо, чтобы я не могла на это заработать. Конечно, Юра оплачивает какие-то вещи, например, услуги няни, хотя я его об этом не прошу. Еще он оставил нам с Полиной квартиру. Хотя в Киеве у меня есть своя жилплощадь, пусть и небольшая.

— Назад не просится?

— Сейчас у нас теплые отношения. Иногда мне даже кажется, что Юра относится ко мне не только как к матери своего ребенка... Но нельзя войти в одну реку дважды. Мы наговорили друг другу столько гадостей, столько обидных слов бросили в лицо в эмоциональном порыве... Такое не забывается.

— Боюсь ошибиться, но не сработал ли закон бумеранга? Кажется, именно вы стали причиной разрыва между Ириной Билык и Юрием Никитиным?

— В вашей же газете Ира сказала, что Ольга Горбачева не имеет к этому никакого отношения, а к моменту их расставания Ира уже встречалась с Андреем — отцом своего ребенка. Это правда. Но, судя по всему, сегодня у меня открыта некая кредитная линия, по которой я все плохое оплатила авансом. Следовательно, впереди меня ждет только хорошее.

— Вы с Ириной Билык обсуждали ваши отношения с Юрием?

— Нет. Но она была в курсе всех событий. За коньяком мы это не обсуждали, не рыдали, Никитину кости не перемывали: ах, какой подлец! У Иры совершенно другая ситуация — она в свое время просто полюбила другого. К тому же Ира задолго до нашей истории советовала Юре убрать ту самую девушку из его окружения. У Билык сумасшедшая интуиция, она безошибочно чувствует «плохих» людей.

— Хоть намекните, кто она — разлучница?

— Ее можно было бы так назвать, если бы Юра действительно к ней ушел, они жили бы счастливо. О чем говорить?

Судя по всему, Юре не хватило решительности, чтобы поставить точку. Возможно, он боялся неважно выглядеть в ее глазах, в глазах окружения. А вот испортить имидж в моих глазах не побоялся.

— Почему вы официально не зарегистрировали свои отношения?

— Юра предлагал мне руку и сердце, даже приезжал с кольцом в Кривой Рог к моим родителям. Но я на тот момент не была готова к столь решительному шагу — 19 лет, Юра — первый мужчина, с которым я имела длительные близкие отношения. Для меня его предложение стало неожиданностью. Вот мы и решили: пройдет время, построим свой дом, в нем и сыграем свадьбу. Получилось, что этот дом мы строили очень долго. (Грустно улыбается). Со временем я узнала от сестры, что они с Юрой, оказывается, втайне от меня готовили в Киеве нашу свадьбу, хотели сюрприз сделать. Я же всячески оттягивала это событие. Сегодня толком даже понять не могу, почему.

— Были невестой, бегущей из-под венца?


"Когда меня посещали суицидальные мысли, я вспоминала о Полине"



— Не совсем так. Я была глупая, думала, что замуж выходить надо один раз и на всю жизнь. Не понимала людей, которые по пять-десять раз в загс бегают. Решила до поры до времени пожить в гражданском браке. Когда узнала, что беременна, сработал обычный женский стереотип: ребенок должен родиться при законном супруге. Но на тот момент наши отношения осложнились и, как вы понимаете, ни о какой свадьбе речь уже не шла.

— Юра в роддом приходил?

— Конечно. Несмотря ни на что, он очень хороший человек... Просто он здорово запутался.

— Почему вы взяли псевдоним Арктика?

— С обликом той Оли Горбачевой, которую все привыкли видеть на экране, мои песни не вяжутся. Я пишу их сама, как и тексты к «Мелораме», но в тех и других совершенно разное настроение. Словом, я не хотела, чтобы, слушая Арктику, кто-то воспринял меня сквозь призму «мелорамного» образа. Пусть люди услышат мои песни, а уже потом увидят мое растиражированное лицо.

Я начала писать песни, когда мы еще жили с Юрой. Кое-что ему даже нравилось, но он не настолько верил в мое творчество, чтобы воскликнуть: «А давай-ка сделаем из тебя артистку». У меня были жуткие комплексы, я реально боялась превратиться из известной ведущей в неизвестную певицу, боялась, что меня назовут искусственно созданным проектом, за которым стоит Никитин. А еще переживала, что все начнут говорить: дескать, Горбачева не смогла пережить того факта, что бывшая любимая женщина Никитина — известная певица, а она нет. Но когда мы разошлись, я стала свободной. Главное, у меня появилась потребность заняться чем-то совершенно новым.

Телевидение — сложная штука, там все идет по накатанной колее. Этот конвейер только усугублял мою депрессию. Зато сегодня я понимаю, как важно в критический момент не сломаться — взять себя в руки и все в жизни поменять. Когда у человека все хорошо, он на такие повороты не решится. Именно песни оказались для меня спасением. Я загорелась, посвятила их написанию все свободное время и больше не хотела страдать.

«Я ВСЮ НОЧЬ ПРОВЕЛА НА МОСТУ — ХОТЕЛА ЧТО-ТО С СОБОЙ СДЕЛАТЬ»

— Как это пережил Юра? Он делился с вами своими переживаниями?

— Мне казалось, что ему просто больше не с кем делиться. Рядом не оказалось ни психолога, ни близкого друга. На самом деле, мне его очень жаль. Мужчина оказался между двумя женщинами, каждая из которых тянула одеяло на себя. Врагу такого не пожелаешь.

Но и я, когда не с кем было поделиться, верите — однажды всю ночь просидела в машине на мосту и реально хотела с собой что-то сделать.

— Сигануть?

— Да. Суицидальные мысли присутствовали. Но в такие минуты я вспоминала о Полине...

— А друзья, близкие, которым можно было все рассказать, поделиться?

— Я не привыкла посвящать других в детали. Если же описать всю историю в целом, посторонний человек скажет: «Так ведь он подонок. Что ты переживаешь? Будь выше». Но ведь нашу ситуацию нельзя воспринимать однозначно, там масса нюансов и оттенков. Поэтому даже мои родители сказали, что ничего советовать не будут и я все должна решить сама. Я благодарна близким за невмешательство. Они ведь могли наговорить Юре кучу гадостей: «Ах ты, негодяй, ты ребенка бросил!».

— Извините, а Юра мог обозлиться, как-то повлиять на то, чтобы вы больше не вели «Мелораму»?

— Нет-нет, что вы! Юра — человек порядочный и немстительный. То, что произошло между нами, уже в прошлом. И если он будет оставаться в здравом уме и трезвой памяти, я даже смогу сказать, что Никитин — мой друг, и он поможет мне в любой ситуации.

— Сегодня, если будет трудно, сможете ему позвонить не как к отцу Полины, а именно как к близкому человеку?

— Я могла бы советоваться с ним о творчестве, но у меня есть свой продюсер, который сказал: «Если ты решила со мной работать, то, пожалуйста, доверяй моему мнению. Я понимаю, что Юра Никитин достиг огромных высот, но у тебя свой путь».

— Кто ваш продюсер?

— Дмитрий Прикордонный. Он занимается группами «Танок на Майданi Конго», «Четыре короля», теперь еще и Арктикой.

— Теперь, когда самое тяжелое осталось позади, у вас есть близкий человек?

— Не могу сказать, что мое сердце занято. Сейчас завязываются отношения с одним очень известным спортсменом. Но поскольку он куда более известен, нежели я, не хочу называть его имени. Если мы будем готовы рассказать о своих отношениях, то уже в марте вы увидите его в моем новом клипе. Его трудно будет не узнать.

— Как к этому отнесется Юрий Никитин?

— Не знаю. Он ведь в подобных ситуациях не бывал. Но Юра — человек замкнутый, ни при каких обстоятельствах не выдаст своих эмоций. Если бы не это, возможно, мы с ним все проблемы решали бы по мере поступления...

— Вы продолжаете трудиться в «Мелораме». Новые альбомы планируете записать?

— С «Мелорамой» все в порядке, хотя на данный момент я эмоционально ни к чему не привязана, готова к любой развязке. Более того, у меня есть чем заняться. Хочется верить, что я написала красивый, душевный альбом «Герои». Надеюсь, он поможет девушкам, женщинам, которые попали в сложную ситуацию, не сломаться, а выйти из нее достойно.

За это время я создала много песен, но они уже не такие грустные. Я не стремлюсь стать номером один, для меня куда важнее преодолеть стереотип «поющей телеведущей». Мечтаю, чтобы человек, услышав мои песни, захотел послушать их еще раз.




Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось