В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Сам себе режиссер

Отец "Буржуя" Анатолий МАТЕШКО: "Актеры - они как дети, и циничные непорядочные люди часто этим пользуются"

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 24 Июля, 2006 21:00
Всеволод ЦЫМБАЛ. «Бульвар Гордона» 24 Июля, 2006 21:00
Несколько лет о кинорежиссере Анатолии Матешко, снявшем первый полноценный украинский сериал "День рождения Буржуя", в Украине ничего не было слышно.
Несколько лет о кинорежиссере Анатолии Матешко, снявшем первый полноценный украинский сериал "День рождения Буржуя", в Украине ничего не было слышно. Говорили, что уехал, и, похоже, навсегда. Все оказалось не так запущенно. Матешко два года по контракту отработал в Москве, где снимал кино по детективам модных писателей. Сейчас режиссер снова дома, правда, не знает, надолго ли.

"МАШКОВУ СКАЗАЛИ: "ДОРОГА В КИНО ВАМ ЗАКАЗАНА"

- В первом украинском сериале "День рождения Буржуя" ты открыл целую плеяду молодых актеров - Владимира Горянского, Анатолия Журавлева, Дмитрия Шевченко. В следующем, не столь удачном проекте "Критическое состояние", вновь представил народу юную симпатичную поросль: Олю Гришину, Лешу Зубкова. В кино их пути сложились по-разному. Считаешь ли ты себя "крестным отцом" этих актеров и чувствуешь ли, что в ответе за их дальнейшую судьбу?

- Прибавьте к моим открытиям еще и Володю Машкова да Лену Корикову. Безусловно, приятно, когда эти люди становятся успешными. К примеру, Леша Зубков звонил недавно и рассказывал, что из Москвы и Питера не вылезает, поскольку на части рвут. А я уверен, что скоро он не будет вылезать уже из Европы. Ну а если что-то не складывается... Я не школьный преподаватель и не воспитатель в детском саду, чтобы нести за подопечных ответственность... Каждый - кузнец своего счастья и своего несчастья. Тем более что живем мы в эпоху индивидуализма (!), а привычный многим коллективизм давно канул в Лету.

Конечно, обидно бывает за своих любимцев, когда они беспомощно барахтаются в каких-то ситуациях. Порой смотреть на это стыдно. Ведь актеры - они как дети, и циничные, непорядочные люди пользуются их доверчивостью, откровенной любовью к похвальбам. Стоит сказать: "Кроме тебя, никто эту роль классно не отработает. Ты гениален!", и все, человек попадается на крючок.

- Многие ли из этих актеров поздравляют тебя с праздниками, с днем рождения?

- Не все и не всегда. Володя Машков обязательно приглашает на все свои премьеры, во всех интервью подчеркивает, что режиссер Анатолий Матешко - его первооткрыватель.

Недавно он рассказал мне историю, о которой по понятным причинам долго молчал. Оказывается, еще начинающим актером он встретился на "Мосфильме" с известным режиссером - не буду называть его фамилию. Мэтр бросил ему, причем зло и резко: "Молодой человек, забудьте раз и навсегда дорогу на эту киностудию. В театре так-сяк у вас еще получится, но в кино дорога вам заказана". Для Володи, который привык быть не только любимцем женщин, но и лидером на курсе и в "Табакерке", это стало настоящей трагедией! Но когда Машков впервые снялся в моей работе со смешным названием "Зеленый огонь козы", предложения на него посыпались как из рога изобилия. Кстати, в те времена актеров на роль утверждал худсовет, и хорошо, что возглавлял его Роман Гургенович Балаян, принявший нашу сторону. Кандидатуру Володи Машкова пришлось всерьез отстаивать. Зато сегодня сами видите, каких высот он достиг.

- Сейчас в кинематографе главенствует продюсерское кино. Люди, которые вкладывают деньги в работу, считают себя вправе вмешиваться в процесс, утверждать актеров на роли. На съемках "Буржуя" эта тенденция чувствовалась?

- Тогда появились первые ее росточки. Ведь сериалы - это хорошо поставленный бизнес, особенно в России. Но продюсеры бывают разные. Сейчас ими становятся все, кому не лень. И когда совершенно левый человек вмешивается в производство и начинает качать права, сразу можно вешаться. Объяснять ему, что, к примеру, предлагаемый им актер безумно талантлив, но категорически не подходит на данную роль, бесполезно.

Но мне повезло изначально - работал и по сей день работаю с мудрейшими людьми - Александром Роднянским и Игорем Толстуновым. Они умеют и слушать, и слышать. С ними всегда можно договориться. И главное - они очень хорошо знают, что такое кинематограф.
"В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ ВОЛОДЯ ГОРЯНСКИЙ НЕСКОЛЬКО "ЗАМЫЛИЛСЯ"

- Насколько обычно весомо и непоколебимо решение продюсера?

- Конечно, весомо, да и слава Богу. Большая часть кинематографистов продолжает жить по старинке - просит деньги на кино у государства: мол, дайте нам денег, а мы сделаем два нереальных фильма, перед которыми все померкнет. Люди не понимают, что это бесполезно и смешно. Что существует мировой контекст продюсерского кино, которое развивается и зарабатывает само по себе.

Помните, как недавно нас закармливали зарубежными сериалами - мексиканскими, бразильскими и так далее? Но их быстро и успешно вытеснило российское "мыло". Здорово, что сегодня зритель возвращается в кинотеатры, народу надоело глазеть в "ящик", хочется сильных впечатлений. За 12 дней проката "9 рота" собрала 16 миллионов. У создателей "9 роты" грядет следующий масштабный проект, никаких проблем со спонсорами. Это богатые, самодостаточные люди, которые хотят вложить большие деньги в правильное, результативное дело.


"И режиссеры, и продюсеры прекрасно понимают, что зритель ждет новых имен и открытий, но выводить их в мир - это огромный труд и большой риск. Кроме того, каждый - кузнец своего счастья и своего несчастья, а я не воспитатель в детском саду, чтобы нести за всех ответственность"



Мы все вступили в рыночные отношения. Так почему, спрашивается, кино должно жить по старинке? Нормальное продюсерское кино не сводится к коммерческому успеху, это и авангард, и арт-хаус. Кого государство действительно должно поддерживать, так это студентов. Естественно, денег ребятам оно не дает, вот и бегают бедолаги, выклянчивают копейки на дипломные работы.

- Как часто тебя прессинговали при выборе актеров?

- Никогда. Правда, была одна история, связанная с работой по книгам Донцовой, но назвать это давлением нельзя. Когда я решил попробовать себя в новом, детективном направлении, меня сразу предупредили: существует договор с Ларисой Удовиченко, что главную роль будет играть она. Такому известию я лишь обрадовался. Лариса - суперпотрясающая актриса, замечательный человек, к тому же мы вместе работали в моем фильме "Женщина для всех".

- Случалось, что приходилось с пеной у рта отстаивать кандидатуру того или иного актера?

- Пришлось побороться за тех же Горянского, Линецкого, которых до съемок в "Буржуе" не знали. Недавно, во время подготовительного периода нашей последней работы - сериала "Дурдом", ситуация с Володей Горянским повторилась. Правда, теперь уже по другому поводу - в последнее время Володя несколько "замылился", лицо примелькалось, а тут ему предложили кардинально иную работу. Он, как все смертные, даже пробы проходил.

- Почему российские режиссеры, снимая на украинских студиях свои фильмы, приглашают исключительно москвичей, а из украинцев - одного-двух, как бы для колорита?

- Я с ними полностью согласен. Если вы идете на базар и вкладываете кровные в тот или иной продукт, то вряд ли будете покупать кота в мешке, правда? Хотя и режиссеры, и продюсеры прекрасно понимают, что зритель ждет новых имен и открытий, но выводить их в мир - это огромный труд и большой риск.

- Недавно ты вернулся из Москвы, где прожил несколько лет. Чем там занимался?

- Съемками фильмов по книгам Донцовой и Устиновой.

- Уехал с семьей?

- С женой Настей. Приглашающая сторона сняла нам весьма комфортную квартиру в центре города. Мы умудрились сочетать приятное с полезным. Пока я снимал, Настя окончила сценарное отделение ВГИКа, причем очень хорошую мастерскую. В Украине, к сожалению, таких практически нет.

- Как московские коллеги приняли киевского конкурента?

- Нормально. Я ведь оканчивал Высшие режиссерские курсы и продолжаю дружить со своими однокурсниками. А однокашники - это всегда большая дружная семья.

Конечно, поначалу было страшновато. Все чужое: "Мосфильм", комната, где работал Андрей Тарковский... Но я быстро адаптировался. Когда общаешься с людьми на професcиональном языке, взаимопонимание устанавливается быстро. На "Мосфильме" работают серьезные люди, они ко мне относились с уважением. Что интересно, в Белокаменной режиссерская профессия очень востребована. Ведь из "стариков" сериалы соглашается снимать только Александр Наумович Митта, который делает это просто здорово. Поэтому во мне не видели конкурента: хочешь - твори! Только с результатом не оплошай. Неудачников нигде не любят.

- Наверняка ты посетил все московские театры в поисках подходящих актеров?

- Обязательно. Поэтому сейчас меня туда калачом не заманишь. Тем более что театры нынче переживают не лучшие времена, запущены, к тому же прокормиться в них невозможно. Вот и скачут актеры из одной антрепризы в другую. При этом существуют и другие крайности. К примеру, коллектив Васильева. Люди там чуть ли не в сектантов превратились: закрылись в своем мире, на своей волне, годами репетируют спектакли нескольких авторов и наслаждаются процессом.

Я в Москве пересмотрел абсолютно все и не могу сказать, что потрясен. Зачастую я видел какие-то изысканно-извращенные режиссерские повороты, людей с больным сознанием на подмостках. Ей-богу, какое-то помойное ведро, и ничего более. А уйти со спектаклей было сложно - пригласили, надо затем с ребятами встретиться, поговорить, водки выпить...

"НЕ ВСТРЕЧАЛ БОЛЕЕ ДИСЦИПЛИНИРОВАННОГО ЧЕЛОВЕКА, ЧЕМ САДАЛЬСКИЙ"

- Кого конкретно ты пригласил для будущих работ?

- Очень классным мальчиком оказался Михаил Пореченков. Он отличный комедийный актер, на подмостках совершенно другой, нежели на экране. По-новому раскрылся Андрей Мерзликин, который сыграл одну из главных ролей в "Бумере". Он служит в Театре Петра Фоменко. По-моему, этот крепкий, по-настоящему живой коллектив - в хорошем смысле стоит особняком в театральной жизни.

- Про Украину помолчим. А в Москве к тебе часто подходили актеры с деликатными просьбами?

- Выделить роль просили многие. Кстати, они смотрят наши работы, хорошо о них отзываются. Сергей Маковецкий внимательно отслеживает все, что я выпускаю. Когда мы встретились, он тоже предложил поработать вместе. Я пообещал, но при одном условии: если появится роль, достойная его таланта. О том же говорили Сергей Чонишвили, Виктор Раков, Юрий Беляев...

- Отказать ты им, конечно, не мог?

- Вот отказать как раз и могу. Причина проста - отсутствие серьезного материала. Я ведь даже сестре своей Оле помочь не смог, хотя очень хотел. Она получила совсем небольшую роль, которая недотягивает до ее профессионального уровня. Оля приехала из Нью-Йорка, где давно живет и работает. Конечно, хотелось задействовать ее покруче. Тем не менее она осталась довольна. Провела на съемочной площадке четыре дня, расслабилась, почувствовала забытую родную атмосферу, поскольку давно уже работает на американском телевидении.

- Оля вышла в Америке замуж?

- У нее есть бой-френд. Там сложно с регистрацией брака.

- Отчего все-таки умер ее первый супруг - известный украинский режиссер Александр Итыгилов? До сих пор причина его смерти - тайна за семью печатями.

- Саше не было и 44 лет. Он сильно мучился, а врачи долго не могли поставить диагноз. Мы его и в Москву отправляли, но тогда, на фоне чернобыльских событий, правду говорить было не принято. О том, что у него серьезные проблемы со щитовидной железой, мы узнали слишком поздно.

- Когда ты снимал фильмы по Дарье Донцовой, авторша вмешивалась в процесс?

- Боже упаси! Она и Татьяна Устинова - милейшие, очень приятные женщины. С Дарьей мы встретились на "Мосфильме" и сразу отправились в буфет. Она была с дочерью, я - с супругой. Заказали кофе, ну писательница и начала: "Есть у меня друг - Борис Акунин. Как-то позвонил он и сказал: "Старуха, я смотрю, тебя начали экранизировать. Так вот, не повторяй мой грустный опыт - ни в коем случае туда не суйся. Будешь только мешать". Я с ним согласилась, поэтому обещаю никуда не соваться, делайте что хотите. Лучше с дочкой моей познакомьтесь". У писательницы есть редкое качество - относиться к себе с юмором.

Дарья поняла главное: кино и книга - совершенно разные вещи. Одна история расcказывается через точку-запятую, другая - через кадр.

- Ранее ты уже работал с Ларисой Удовиченко. А вот со Станиславом Садальским - впервые. И каковы впечатления?

- В это невозможно поверить, но Стас оказался самым (!) дисциплинированным человеком, с которым я вообще встречался в кино. Ни минуты опоздания, ни единой попытки отпроситься со съемочной площадки. Появлялся ровно за пять минут до начала съемок, уходил, когда отпускали. В кадре - бурлеск, масса импровизаций. Сразу же после команды: "Стоп!" тихонечко уходил, и больше мы его не видели и не слышали.

После возвращения из Парижа, где мы работали 20 дней, Стас приглашал посетить грузинский ресторан. Там он, конечно, раздухарился, развеселился, его даже много стало. (Смеется). Но на площадке с ним работать - сплошное удовольствие. Ему, конечно, до смерти надоело быть для всех Кирпичом, и это понятно. Вот и Валера Николаев до сих пор правдами и неправдами пытается освободиться от приклеившегося образа Буржуя - мечется из стороны в сторону, постоянно меняет имидж. Дима Шевченко сейчас успокоился, а раньше, услышав в свой адрес: "Сутенер Артурчик!", сатанел.

- В Киеве ты отсутствовал несколько лет. Не боялся, что дома подзабудут, что все хлебные места разделят? Словом, придется возвращаться туда, откуда приехал?

- Хотим мы того или нет, все равно сильно связаны с Россией. И будущее кинематографа тесно переплетено именно с этой державой, а затем - с Европой.

Украинский рынок слишком мал, чтобы окупить затраты на фильм. Возьмем, к примеру, ту же "9 роту", которая за неделю собрала в нашей стране миллион 300 тысяч. Для кино с таким размахом это очень мало. Следовательно, нам нужно врываться в Россию, где есть огромное количество потенциальных зрителей... Увы, предложить что-либо серьезное мировому кино Украина пока не может.

- Один из последних твоих проектов называется "Дурдом"...

- А что делать, если жизнь такая? Хотя речь в этой 12-серийной ленте как раз о вещах эстетических. Между собой мы это миленькое кино называли ласково - "Усадьба", хотя на площадке у нас, как и в стране, сплошной дурдом творился. Работал в прежней отличной команде. Продюсеры - Роднянский и Толстунов, автор сценария - Юрий Рогоза.

- Где планируешь снимать в дальнейшем - в Украине, Москве или Париже?

- (Смеется). Там, где будет интересная работа.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось