В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Эксклюзив

Анатолий КАШПИРОВСКИЙ: "Кто же будет президентом? - спросил меня Горбачев. - Вы?". - "Ну не вы же, Михаил Сергеевич. Вам уже хватит"

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар» 20 Сентября, 2004 21:00
Многовековая история человечества знает немало примеров того, как огромные массы людей начинали фанатично верить своему кумиру и шли за ним. Именно так произошло в конце 80-х годов в огромной стране под названием Советский Союз, когда на экранах телевизоров появился Анатолий Кашпировский.
Дмитрий ГОРДОН
Многовековая история человечества знает немало примеров того, как огромные массы людей начинали фанатично верить своему кумиру и шли за ним. Именно так произошло в конце 80-х годов в огромной стране под названием Советский Союз, когда на экранах телевизоров появился Анатолий Кашпировский. Кажется, это было вчера: десятки миллионов телезрителей жадно ловят каждое его слово, многотысячные толпы рвутся на его сеансы, огромные стадионы не могут вместить всех страждущих. Его называли живой легендой, идолом... Не только сторонники - даже противники признавали: от этого человека исходит огромная сила. Вспоминаю, как несколько лет назад в одной из киевских гостиниц, где он остановился, произошел взрыв. Ее тут же оцепили, и когда Кашпировский возвращался, бдительный милиционер преградил ему путь: "Туда нельзя!". Анатолий Михайлович внимательно посмотрел на молодого парня своим особым сверлящим взглядом. Тот покачнулся. И уже совсем другим тоном сказал: "Проходите!". Не сомневаюсь: пожелай этого Кашпировский, перед ним открылись бы любые двери. Но ему никогда даже в голову не приходило использовать свои уникальные возможности в каких-то эгоистичных, корыстных целях. Иначе он уже давно пожинал бы лавры и стриг купоны где-нибудь в прекрасном, недосягаемом далеке, откуда не видно людского горя и страданий.

"Я МОГ СТАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА - ШТУРВАЛ САМ ШЕЛ МНЕ В РУКИ"

- Анатолий Михайлович, у вас была сумасшедшая, фантастическая популярность - других слов и не подберешь. Помню, в 89-м несколько центральных газет, телеканалов и радиостанций назвали вас "Человеком года" в СССР. Через год, когда в Советском Союзе намечались первые президентские выборы, многие считали, что по популярности, по умению воздействовать на массы лучше вас кандидата на этот пост нет. Почему вы не выдвинули тогда свою кандидатуру?

- Я ни за что не пошел бы на президентские выборы, хотя шанс был большой. Практически штурвал сам шел мне в руки. Помню, однажды ехал из Мариуполя в Киев с пересадкой в Донецке, но опоздал на поезд: "Уголек" - так он называется - ушел. Мой помощник побежал на вокзал, и оттуда поступила команда: "Остановите поезд!". Состав ждал меня в степи целый час. Это говорит об отношении людей, тогда еще не испорченном всяческими необоснованными нападками. Теми, что позднее обрушились на меня лавиной.

Если бы я продлил телесеансы до конца 90-го года, сделал бы не шесть передач, а 20, 30, запросто мог бы стать президентом СССР. Я же встречался с солидными людьми и в правительстве, и в ЦК партии, общался с генералитетом в Министерстве обороны и КГБ. Знаю: тогда заполучить власть было реально. Правда, не на выборах, а путем захвата. Только!

- Представляю: стали бы вы президентом и вся страна впала бы в транс...

- Извините: я транса никогда не вызывал - это мне приписывали недоброжелатели, апологеты других направлений. Вот в эйфории - да, страна была бы, потому что все те богатства, которыми она располагала и которые расшвыривала по Египтам, Афганистанам и Анголам, могли сосредоточиться здесь. Надо было создать рай внутри. Если бы наши люди хорошо жили, если бы у них все было: дороги, электричество, достойные условия быта - тогда и за рубежом захотели бы наш опыт перенимать. Вместо этого советские правители загнали свой народ в бедственное положение, а богатства экспортировали в другие страны, пытаясь их этим привлечь и купить. Это была неправильная политика.

- Я задам вам вопрос в лоб: вы сожалеете о том, что не пошли тогда на президентские выборы?

- Во-первых, я сожалею, что провел только шесть передач, а во-вторых... Когда уже стало окончательно ясно, что у Советского Союза нет настоящего кормчего, перед Новым годом надо было захватить "Останкино", радио, все центральные газеты и объявить: эра Коммунистической партии во главе с ее выдающимся лидером Горбачевым ушла! Добавить еще, что сейчас партийная верхушка где-то неподалеку от Москвы отдыхает - и все! Страна слова бы против не сказала. Нужно было только уточнить, какие льготы будут предусмотрены для пожилых людей, для армии и прочих важных организаций...

- Так вы могли все-таки стать президентом Союза?

- Да. У меня было больше шансов, - и вполне реальных! - чем у кого-либо. Просто такая идея не приходила мне в голову. А еще разве можно было предположить, что случится такой страшный развал страны. Я никогда не одобрял бесхребетную политику Горбачева. Нет! Лидер должен быть лидером.

- Вы с Михаилом Сергеевичем встречались?

- Был у него на приеме в 1995 году. У меня, тогда депутата Государственной Думы России, созрел план, который, увы, остался неосуществленным. Я предложил Горбачеву объединиться со мной и генералом Лебедем - это было бы очень оригинальное трио. Он сказал, что подумает. Мы разговаривали целый час. Я спросил: "Свинец в груди?". - "Да!". - "А жажда мести?". - "Ой, какая огромная!". И сразу: "А как распределятся роли?". Я говорю: "Лебедь возьмет на себя все силовые структуры: КГБ, армию, флот". Он спрашивает: "А кто будет президентом?". - "Ну, вы являетесь спиной, - объясняю, - потому что за вами Запад, и он не станет против вас возражать. А грудь, Россия, за вами никогда в жизни не пойдет - только за мной. Вот и вычисляйте теперь, кто будет президентом". Он: "Вы?!". Я кивнул: "Ну не вы же, Михал Сергеич. Вам уже хватит". На том и разошлись.

...Я и не надеялся услышать от Горбачева что-то дельное. Через некоторое время он предложил Лебедю объединиться (обо мне забыл, меня как бы в сторону отодвинул), но генерал отрезал: "Под вашими знаменами навоевался. Вы мне неинтересны". На этом все и закончилось, а Горбачев скатился в полную пучину неуважения со стороны своего собственного народа.
"ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ ПРОЕКТОМ КГБ, ГОРБАЧЕВА БЫ ВСТРЕТИЛ НАРУЧНИКАМИ"

- Иосиф Кобзон рассказывал мне, как, будучи в зените славы, вы приехали к нему домой в гости. "Наблюдай за Горбачевым, - сказали. - Скоро у него сойдет родимое пятно". Вы передумали это делать?

- Это была просто шутка. Не то главное, сошло пятно или нет (и хотя схожие "метки" исчезали очень у многих, я себе такой цели не ставил). Это все ерунда по сравнению с развалом огромной страны. Я даже сочинил на эту тему такое высказывание: "У нас был сосуд, наполненный ядом. Надо было отраву вылить, а емкость сохранить. А они что сделали? Сосуд разбили, а яд оставили".

- Развал Советского Союза стал вашей личной трагедией?

- Огромной.

- И вы не согласны, что, получив независимость, Украина живет и развивается намного лучше, чем могла бы в составе Великой России?

- Никак нет. Кто-кто, а я Украину знаю от и до (как, впрочем, и Россию, где проехал сотни городов, деревень). Везде я вижу сейчас людей, которые роются в мусорных ящиках - ищут что-то покушать. Если немедленно не ввести бесплатное здравоохранение, страна погибнет. Эксперты ООН пророчествуют, что к 2020 году в Украине останется лишь 20 миллионов населения, но я думаю, что они немножко ошиблись: на самом деле народу будет еще меньше.


На сеансах Кашпировского полстраны спало. Может, лучше бы и не просыпалось?



Вряд ли и независимая Россия на славу заживет - там тоже свои проблемы.

- Лет 10 назад один очень уважаемый человек сказал мне, что Анатолий Кашпировский - это проект КГБ. Он прав?

- Ну какой я проект КГБ?! Если бы так было, я был им показал! Пусть бы президент только попробовал вести с кем-то переговоры без протокола - так, чтобы никто не знал их содержания. Я бы Горбачева в аэропорту Внуково с наручниками встретил, после того как он пошушукался с Рейганом... И вот же до чего дошушукался!

- На мой взгляд, так стремительно появиться на телеэкранах и завоевать сердца десятков миллионов людей, как это удалось вам в 1988-м, без влиятельных покровителей было невозможно. Высокая у вас была протекция?

- Я по Пушкину поступил: "Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог". Впрочем, протекция была. В частности, со стороны выдающегося нашего штангиста-тяжеловеса Анатолия Писаренко. Мы с ним дружили. Я был врачом-психотерапевтом сборной СССР, и мы как-то сблизились, часто беседовали. Этот человек реально помог мне выйти на телевидение.

С благодарностью вспоминаю также спортивного тележурналиста Валентина Щербачева, с которым потом я, может, и неправильно поступил. Это замечательный человек, надо было ему больше внимания уделять. Они-то и помогли мне выйти на телевидение, а дальше - Господин Случай, телевизионные операции.

- А ЦК, Политбюро?

- Там действительно очень хорошо ко мне относились. Помню, сама Валентина Семеновна Шевченко, тогда председатель Президиума Верховного Совета УССР, встретила меня в цековской гостинице, обняла. ЦК Компартии Украины слушал меня три часа. Всем интересно было, как это можно сделать операцию на расстоянии. А через некоторое время уже ЦК КПСС практически в полном составе тоже несколько часов меня слушал. Потом был съезд народных депутатов СССР - там я тоже собрал полный огромный зал.

- И все качали головами?

- Нет, это не моя работа - огрехи телевидения. Взяли старый фильм, где были засняты один-два человека с такой реакцией, и растиражировали. А стоит что-то по телевидению показать, другие тут же начинают копировать. Эту реакцию копирования подхлестывали газеты.

Моя задача не в том состояла, чтобы у людей качались головы, а в том, чтобы вызвать у них химические изменения, чтобы их внутренняя, если так можно выразиться, аптека вырабатывала уникальные лекарства, которые ни один фармацевт приготовить не может. Именно на этом основан лечебный эффект.

"МНЕ ПРЕДЛОЖИЛИ СДЕЛАТЬ ДИСТАНЦИОННУЮ ОПЕРАЦИЮ НА СЕРДЦЕ, НО Я ОТКАЗАЛСЯ"

- Анатолий Михайлович, если в двух словах: что вы сделали такого, чего до вас никто не мог?

- Я вам скажу: мне оказалось под силу воздействие на ткань! Никто не может договориться с собственными кожей, костями, суставами, сердцем, а мне удалось. Представьте: ежегодно на Земле умирают от инфаркта 10 миллионов человек. Недавно газета "Факты" сообщила, что в Киеве сделали операцию по пересадке сердца - уже третью в Украине. Один больной умер, а у двоих все прошло удачно. А сколько людей на очереди? 80 тысяч!

Стоимость операции в Америке - 100 тысяч долларов, в России - 60 тысяч долларов. Сколько она стоит в Украине, не знаю, но думаю, ненамного меньше. Деньги большие, а страх какой! Разрез грудной клетки и так далее. А я за прошлый год только во время своих встреч собрал 50 страниц сообщений о людях, у которых благодаря моему методу прошли инфарктные рубцы, врожденные и приобретенные пороки сердца. Такой фактаж! Правда, если его привести, наше интервью сочтут рекламой.

- Об этом разве нельзя говорить?

- Нельзя признаваться, что ты умный и достойный. Вот если скажешь: "Я дурак, идиот, я хуже всех", - это будет принято сразу, тебя покажет телевидение. А когда ты сделал что-то необычное, да еще и в противовес старой психотерапии, такой шум поднимается. Я ведь веду схватку с прежними, устаревшими взглядами.

Ну не можем мы гипнотическими упражнениями и добрыми пожеланиями, расслаблениями: "Вам все лучше и лучше, вас все больше и больше, неприятностей все меньше и меньше. Раз, два, три, четыре, пять, вы спите!" - победить болезнь.

- Вам удалось договориться с тканью. Какими словами вы к ней обращаетесь?

- Никакими. Просто я создаю ситуацию...

Ну, допустим, летом, в августе, мы берем серого зайчика. Нужно сделать его белым. Как? Создаем ситуацию: со всех сторон обкладываем комнату ватой и включаем кондиционер, чтобы температура снизилась до минус 30 градусов. Гарантирую: через два, максимум три дня зайчик побелеет.

- Это и есть ситуация?

- Плюс знание законов, по которым шерсть зайца вырабатывает пигмент. Чтобы вызвать тот или иной эффект, надо поступить по закону. Если я захочу, допустим, в телефоне что-нибудь открутить и начну вращать отверткой в воздухе, ничего не выйдет. Я должен вставить ее в паз и крутить в нужную сторону. Только тогда я исполню закон, исполню истину.

Когда заяц белеет? Когда бело и холодно. А если этих условий нет, давайте создадим их искусственно. Так же и с операцией. Если человек взял в руки авиабилет, на котором написано: "Киев - Тбилиси", что он читает между строк? "Значит, будет не больно - иначе у меня этого билета не было бы". Потом самолет, взлет и посадка, встречающие в аэропорту. И вот уже палата, его везут на коляске в операционную, где стоит хирург, и все это исподволь готовит человека к операции. Телевидение, журналисты - все это, не говоря, говорит: "Будет не больно. Иначе бы они там не стояли, иначе бы меня не везли на коляске, иначе бы не было этих тапочек - да ничего не было бы".

- Вы случайно до этого додумались? Или, может, вся предыдущая жизнь подвела вас к открытию?

- Жизнь на него натолкнула, случай! Перед моими глазами прошло очень много людей. Я вот сегодня, по пути к вам, прикинул, сколько провел выступлений. Получается, более семи тысяч. Можете себе представить? И каждое выступление - столкновение с людьми в разных ситуациях. В деревнях, колхозах, где-то на кораблях... 52 тюрьмы я прошел.

- А что вы там делали?

- Выступал. Почти 30 лет демонстрировал на сцене гипнотические опыты, или, будем так говорить, устраивал гипнотический балаган.

- Пальцы иголками прокалывали?

- Нет, обезболивание - это другое, уже отпочковавшееся явление, а я показывал развлекательные процедуры, связанные с сужением сознания. Вернее, с сужением сознания как с галлюцинациями. Потому что (это мое мнение, и я его никому не навязываю) никакого гипноза не существует - есть наркотическое состояние, то есть вызывание наркотика в виде психологического вещества.

- Сонного?

- Почему сонного? Берешь человека и говоришь ему: "Вот маковые зерна рассыпаны, собирай!". Он подчиняется, но ведь при этом не спит. Вы присутствовали в 89-м году на телемосте Киев - Тбилиси. Разве женщины, которых в ходе его оперировали, спали? Нет!

Ну хорошо. Допустим, кто-то спит. Раз - ему на щеку сел комар, укусил. Человек проснулся. А если ему сделать 40-сантиметровый надрез, что будет?

Когда я забирал прооперированных женщин из Тбилиси, директор НИИ Экспериментальной хирургии академик Иоселиани предложил: "Давайте мы еще третью операцию сделаем". - "Какую?". - "На сердце". И это Иоселиани, который сначала вообще не хотел оперировать, сомневался. Он посмотрел первую операцию и сказал: "Ввязываюсь в бой!". Помните, вы с ним встречались в Тбилиси? А потом он захотел сделать дистанционную операцию на сердце, опять Киев - Тбилиси. Но тут уже я отказался.

- Почему?

- Потому что при переходе на искусственное кровообращение на какие-то доли мгновения сознание отключается, а когда включается опять, надо строить всю пирамиду заново. А какая же пирамида, когда сердце уже разрезано?!
"САНТЕХНИК ПООБЕЩАЛ ДАМЕ СНЯТЬ КОЛЬЦО. "НО СНАЧАЛА, - СКАЗАЛ, - НАДО ОТРУБИТЬ ПАЛЕЦ"

- Если не ошибаюсь, вы свое открытие искали даже в зоопарках?

- Я это делал на каждом шагу, и в зоопарках тоже. Я вам такую задачу задам. Берем цветочный горшок или какую-то бумажную емкость такой же величины, насыпаем туда землю, и я спрашиваю: "Можно ли этой землей убить 10 тысяч человек?".

- Вряд ли...

- Мой ответ объяснит устройство мира и всего сущего. Да, земля хорошая, но мы высеваем туда споры ядовитых грибов и, когда они вырастут, варим из них суп. Что получается? Гибнет семья. Если мы новые грибы посадим, все повторится... Хоть 100 раз будем выращивать и собирать урожай - земля найдет в себе все необходимое, чтобы создать ядовитое вещество. Из чего? Откуда? Или возьмите лошадь. Она ест траву - никаких белков, одна клетчатка, а какие мышцы!

Тут придется углубиться в физику: до электронов, за которыми идут кварки, затем фотоны. Мне это знакомый физик объяснял (простите, специалисты, если излагаю не строго научно). Я спрашиваю одного академика в Петербурге: "Чем отличается груда глины от куска золота такой же величины?". Он говорит: "Количеством электронов". Всего лишь! Количество рождает качество.

Вот сейчас между нами сколько молекул летает? Я ни одной не вижу, вы не видите, а они тем не менее есть. Но мы привыкли, чтобы было осязаемо, измеряемо, емко. Тогда, мол, оно есть, а того, чего мы не видим, нет.

Когда мы бросаем в землю споры гриба, они уже имеют в себе программу, записанную на электронном, то есть мельчайшем уровне. Эта программа начинает работать и извлекает из земли фотоны и все, что угодно. В понимании этого и состоит сложность.

- Вернемся к зоопарку. Что вы там делали?

- Лет 15 назад меня пригласил директор Ялтинского зоопарка. Я не хотел туда ехать - ну что такое Ялтинский зоопарк? А директор просил: "Придите!". Я согласился: "Давайте так. Покажите мне или самое маленькое, или самое большое животное". Он говорит: "Самые маленькие у нас куры (за свою жизнь я повидал их достаточно), а самое большое - дикий кабан". Ну, на этого молодца посмотреть никогда не скучно.

Подошли к загородке, где в большой луже лежала мама-дама, а самец разгуливал по участку, уже перерытому его носом, и что-то добывал, выкапывал корни. Сразу у меня возник вопрос: "Оба здоровые?". - "Здоровые". - "А где поросята?". - "Их нет". - "Почему?". Он задумался, а потом сообразил: "Забор близко! Чтобы были поросята, надо его отодвинуть". - "На сколько?". Он свой зоопарковский опыт взвесил и говорит: "Метров на пять. Тогда будет потомство".

- Это и есть ситуация?

- Она самая. В клетках кабана записано, что для продолжения рода должна быть такая-то территория, иначе дети скушают папу и маму или папа и мама - детей. Это закон.

- Сейчас вы объясняете все с научной точки зрения, и умом я, как и многие другие, это понимаю. Но немало людей все-таки верят в чудо. Я сам слышал, как они рассказывают: "Кашпировский что-то такое делает, и происходит исцеление". То есть вы не просто говорите, - словами сорить все могут - но и что-то делаете. Что?

- С каждым годом мое искусство, мое понимание человека растет. Я думаю, хорошо, что все эти нападки, которые были, и сейчас продолжаются. Они учат меня искать контрдоводы, заставляют мобилизоваться, глубже думать, постоянно сверять свои выводы с практикой.

Последнее, что возникло, - это мгновенное снятие аллергии. Мгновенное! У человека, который страдал 50-70 лет, ее можно снять за секунду.

- Ну хорошо, я знаю, что швы рассасываются, - это мы проходили...

- Не швы, а рубцы, и не рассасываются, а просто исчезают.

-...что зарастают в зубах полости, пломбированные и нет, вырастают новые зубы. Недавно мне рассказали, что вы уже и носы выравниваете. Это, случайно, не анекдот?

- Нет, не анекдот! Оказывается, можно вызвать размягчение соединительной ткани. Помню, в 80-х годах в Находке ко мне обратилась дама. Выходя замуж, она весила 50 килограммов, а потом располнела почти до 100, у нее начался артрит. У этой пышки на пальце было кольцо, которое 17 лет она не могла снять: так страшно были раздуты суставы. Куда только бедняжка не обращалась - даже золотых дел мастера разводили руками: "Не можем!". Вызвался один смелый сантехник: "Я сниму!". Она обрадовалась: "Я согласна", а он: "Только сначала надо отрубить палец". Голь на выдумки хитра...

В те годы я еще продолжал проводить касательные гипнотические опыты. Они, кстати, пошли мне на пользу, помогли лучше понять, в чем состоит мое воздействие на людей. Так вот, эта дама говорит: "Вы много интересного делаете - снимите мне кольцо". И я взял ее на выступление, то есть сразу загнал себя в заведомо проигрышную ситуацию.

Что же вы думаете? Заканчивается выступление - оно прошло очень хорошо, демонстративно, - и тут она подает голос: "Вы обещали мне снять кольцо". А я ничего не обещал, просто велел прийти, но вместо того чтобы об этом напомнить, говорю: "Да, обещал". Сам думаю: "Зачем я такое сказал? Я же никому не снимал кольца!". И вместе с тем - никакого страха. Подзываю ее: "Идите сюда!". Беру за палец. Раз - и кольцо в моих руках. Без всякого напряжения, как по маслу.

- Что же это было?

- Вот и я задал себе этот вопрос. Опять надеваю кольцо и, когда мы проходим зону сустава, чувствую: он, как пластилиновый, размягчился.

Снова кольцо снимаю. Потом думаю: "Пускай кто-то другой попробует", - и надеваю его третий раз. Дама так растерялась, что уже все позволяла. Вызвал пару матросиков: ну-ка, давайте! Те пыхтели, натерли палец до крови - не получается. У нее слезы выступили: "Ой, что вы наделали - так было хорошо". Я подозвал ее и - раз! - снова снял. Тот случай я запомнил, а пригодился он мне буквально в последние годы.


София Ротару: «Даю установку на добро»



Как это выглядит? Вызываю на сцену пять человек и не крепко, чуть-чуть трогаю каждого за нос. Соединительная ткань в нем начинает размягчаться. Я люблю приглашать тех, кто был травмирован: боксеров, людей, которые перенесли тяжелые катастрофы или операции и не могут дышать носом. Я их туда-сюда, трогаю, а потом раз - роняю на пол! Все! Через пять минут они поднимаются, мы проверяем: дышат!

- Были интересные случаи. В Марганце один мужчина не дышал 74 года. Другой перенес 43 операции. Можете представить? А таких, у кого по три-четыре операции, полно. Детишки маленькие, по четыре годика, приходили. Потом думаю: "Подожди, не буду никого трогать - попробую фотографией поработать".

...Смысл ведь в чем? Не важно, что ты возьмешь в руки, чтобы сбить эту рюмку со стола (показывает на фужер с минералкой). Я могу снять пиджак и смести посуду им, могу опрокинуть стол или попросить это сделать вас. Есть много всяких промежуточных, буферных моментов. Для успеха они очень нужны, не зря психотерапевты говорят: "Я посчитаю до трех, и будет тото". А зачем считать до трех? Сразу делай! Нет, он создает буфер, ритуал.

И вот желающие приносят фотографии. Я этих людей роняю. Или не роняю, просто говорю: "Ложитесь!". Легли. Я им кладу что-нибудь на нос. Можно нарезать скатерть и кусочки положить. Нет? Тогда давайте фотографию! Да что угодно! Через пять минут поднимаю: все дышат.

"В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ Я УКЛАДЫВАЛ НА СЦЕНЕ ПО 300 ЧЕЛОВЕК"

- Еще я выравниваю челюсти. Буквально недавно ко мне пришла одна пациентка - 24 года она не могла открыть рот. Для слабого пола это страшное дело. Обычно говорят, что женщины не могут закрыть рот, а тут наоборот... Чтобы избавить ее от этой неприятности, понадобилось ровно 15 секунд. Это время ушло на резкое размягчение ткани, которая наросла на суставах... Вот когда двери замерзли, обледенели, попробуй их закрой. Так же было и с суставами: щелкают, и все.

- Муж доволен, что она рот открыла?

- Я не спрашивал, но такие интересные вещи происходят. Бывает, что челюсть резко выпирает вперед. Не помню, в каком городе, - кажется, во Львове - я выправил нижнюю челюсть милиционеру. Причем быстро и эффективно.

В основе всего лежит размягчение ткани. Просто люди не знали, во-первых, такого закона, а во-вторых - как его осуществить.

- Я вспоминаю 88-й год, киевский стадион "Динамо", переполненный несколько раз в день. Звучит Высоцкий, вы выходите в черном, вызываете добровольцев. Тут же выстраиваются шеренги, вы к каждому подходите: бьете - даже не бьете, легонечко дотрагиваетесь рукой до лобика - и люди падают навзничь как подкошенные. Затылком на асфальт, и при этом не разбиваются...

- Нет, они падали на лопатки - незаметное короткое движение - и лишь потом затылком, но это уже удар не с такой высоты. У них автоматически срабатывала защитная реакция.

- Я несколько раз видел в аудиториях, как вы укладываете на сцене 50-100 человек...

- Это еще что! В последние годы у меня случалось и по 300. Недавно я был в Кременчуге - там огромная сцена и посередине вращающийся круг. Спрашиваю директора зала: "Сколько он выдержит?". - "Две тонны". - "А 20?". Мужик задумался: "Давай попробуем. Но зачем?". Я говорю: "Сейчас уроним человек 300 и закрутим его".

...Люди рухнули всей толпой. Под музыку: "Крутится, вертится шар голубой".

- А что происходит? Вот я видел, как вы идете по залу. Легкий взмах руки - и люди, как снопы, падают, падают...

- Дима, есть закон, что так может быть.

- Но при этом же происходит их излечение. Почему?

- Знаете, что я для этого делаю? Чтобы у них происходило переключение на бессознательное, я запрещаю им думать о болезнях. И себе запрещаю говорить, объявлять: "Вот, к вам придет это"... Они просят: "Погладьте меня тут". Зачем? Никакой глажки не нужно. Зато есть закон: человек может вернуться назад, к норме, на прежние свои, телесные, так сказать, позиции. Для этого у него имеется таблица Менделеева...

- Внутренняя аптека?

- Это еще не аптека. Кирпичи и доски - еще не дом, а строительный материал. Чтобы из этого вот телесного строительного материала можно было что-то соорудить, в каждой клеточке - а их у нас около 100 триллионов - есть чертеж: как должно быть. Эта запись несмываемая, она заставляет возобновляться норму, но уже в потомстве. Поэтому слепые рождают зрячих, а горбатые - ровных.

Это я назвал матрицей памяти нормы. Некоторые московские психотерапевты, которые никогда никому не помогли, отреагировали своеобразно. Лебедев, мой давнишний враг, заявил: "Когда нас с коллегами спросили, что такое матрица памяти нормы, мы расхохотались". Что ж, смеется тот, кто смеется последним.

Грустно, что они до этого не дошли. Я вам даже больше скажу. Сейчас мы дожили до угрозы исчезновения человечества - это первое, а второе - до возможности продлевать человеческую жизнь до бесконечности. Я даже выражение такое придумал: "Человечество созрело для того, чтобы пережить Землю".

- Вы имеете в виду клонирование?

- Конечно. В клонировании используются те же принципы: память нормы - таблица Менделеева. Но вдобавок в организм вводится пораженный участок клетки.

Недавно я видел по телевидению операцию: хирурги ввели в сердце 50 миллионов столбовых клеток. Правда, они не заикнулись о том, что взяли эти клетки у зародышей восьминедельной давности, - видимо, какие-то обстоятельства привели тех к гибели.

Возьмем зародыш человека, слона, лошади, мыши на самой начальной стадии и положим рядышком - они абсолютно одинаковы. Вот эта-то ткань и называется столбовой, нейтральной. Если такие клетки пересаживают, допустим, в пустую глазницу, она диктует им свою программу, и там вырастает глаз. Если в плохое сердце - оно будет обновляться и становиться нормальным. Если нет ног, будут вырастать конечности.

Напрасно нас клонами пугают: дескать, террористы станут для своих нехороших целей клепать тысячи близнецов.

- Вы хорошо относитесь к клонированию?

- Более чем. Сегодня его центр переместился в Японию, Китай.

- И уже есть успехи?

- Пока только разрабатываются методики, но, я думаю, лет через 10 уже никто, даже школьники, не будет удивляться тому, что дядечка, у которого 50 лет не было ног, ходит на своих двоих. Мы же не можем оставаться на уровне каменного века, а между тем все современные методы спасения людей достаточно неэффективны. Та же хирургия. А эндокринология, а клиника кожных заболеваний. Что, псориаз излечится? Никогда!

- Не говоря о раке...

- А взять болезни сосудов, того же сердца. Пересадка - это очень демонстративная операция, вроде той дистанционной, во время которой я сидел перед телевизором. Это не значит, что их не нужно делать. Почему бы и не пересадить сердце, если есть хирурги-виртуозы, но это нельзя поставить на поток.

Я, Дима, хочу сказать, что моя работа возникла раньше клонирования, но принципы ее те же. Свое дело - то, что все видели на экранах, - я бы назвал стимуляцией аутоклонирования в человеке.
"ПУСТЬ ПАДАЕТ НИ С ТОГО НИ С СЕГО ТОТ, КТО ОБО МНЕ НЕБЫЛИЦЫ ПРИДУМЫВАЕТ"

- Когда-то давно на вопрос: "В чем ваше чудо?" - вы ответили: "В том, что чуда нет". Я сейчас внимательно вас слушаю и понимаю, что в основе вашего чуда глубокое знание законов, которые вы для себя вывели, и главный закон - тот, что позволяет спасать людей от смерти. А если вы мне его растолкуете, я смогу то же самое делать?

- Увы, увы...

Я иногда спрашиваю какую-нибудь женщину в зале: "Как вы ответите на вопрос: "Сколько вам лет?". Она начинает: "Я буду говорить, на сколько я выгляжу". Нет. Правильно надо отвечать так: "А что вы имеете в виду?". Тогда я уточню: "Сколько лет уму и сколько лет телу?". Потому что, если уму скоро - ах! - будет 50, то вашему телу столько же, сколько всему человечеству".

Наше тело в миллиарды раз умнее ума, поэтому, каким бы развитым ум ни был, как бы мы ни наполнили знаниями этот кувшин, он ничто по сравнению с тем, что происходит в организме. Как, например, растут ногти? Телом мы это знаем, а умом нет. Как человек кровь делает? Мы ведь сейчас сидим и вырабатываем кровь: эритроциты, лейкоциты... Или ребенок родился и своим естеством, по программе на самом мелком уровне создает гормон роста и растет. Он это осознает? Нет! Но он знает. Кем, чем? Своим телом. Есть сфера бессознательного, которую я называю канцелярией тела.

- Доступ туда открыт не каждому?

- А кто может в нее достучаться? Придет, например, Аристотель, и его сразу спросят: "Как ты кровь делаешь?". - "Не знаю". - "Закройте дверь с той стороны, господин Аристотель - вас сюда пускать нельзя". Увы, для этого мало быть мудрецом в сфере литературы, искусства, разбираться в каких-то рукотворных вещах.

Возьмем даже врачей. Они действуют не на микро-, а на макроуровне, а в глубины не идут, потому что туда с их знаниями не доберешься. Чем больше приближаешься, тем больше удаляешься. Я бы сказал так: хоть ум и в нашем теле, он в наше тело не вхож. Знание этих законов общего плана и есть приближение к истине, или, другими словами, к Богу. Я считаю, что моя работа, мое дело - это максимальное приближение к Богу, потому что я максимально выполняю законы.

Допустим, сейчас начнется пожар. Если мы встанем на колени и будем молиться, огонь погаснет? Останемся мы в живых? Нет! И мы не станем испытывать судьбу сразу пойдем открывать дверь, потому что есть закон: чтобы спастись, надо выйти помещения.

- Вы заговорили о Боге, но я знаю, что многие священники активно против вас выступают...

- Мне это уже надоело. Где я только бываю - в Сумах, в Тернополе, в других областях... Вдруг приходят священнослужители и начинают распространять листовки: печатный текст, а внизу подпись настоятель Киево-Печерской лавры...

- А в тексте что?

- Там говорится, будто около мощей Киево-Печерской лавре я потерял сознание.

- Факты имеют место?

- Придумка имеет место.
Я был в Лавре в 88-м году, зимой - лютые холода. Это был период, я бы сказал, дружеских отношений с православной церковью. Тогда во главе ее, еще не расколотой, стоял митрополит Филарет. Он меня принял, мы долго беседовали. Там же присутствовал настоятель Киево-Печерской лавры отец Ионофан - очень мудрый, глубокий человек, умница. С тех пор я его практически не видел. Говорят, сейчас архиепископ в Херсоне.

Настоятель предложил посетить пещеры, посмотреть, как мироточат черепа. И мы пошли. Пользуясь тем, что там было темно, я взял свечку и поднес к его глазам. "Нас тут никто не слышит, - говорю. - Вы сами-то в Бога верите?". - "Да! - отвечает. - Никаких сомнений". - "А что такое Бог?" - спрашиваю. "Истина". В душе ему зааплодировал.

- Так вы не упали тогда?

- А почему я должен был падать? Что черепов не видел? Как-никак шесть лет отработал в геронтологическом отделении. Сколько раз мне приходилось присутствовать в прозекторской, при вскрытии. Пусть падают ни с того ни с сего те, кто это вранье придумал. Они все сочинили, чтобы преувеличить авторитет мощей и приуменьшить мой, но в результате резко уронили в глазах многих людей свой собственный авторитет.

И все-таки я решил покончить с этим документально. 5 ноября прошлого года взял операторов, фоторепортеров, и мы вместе пошли в Лавру. Конечно, в пещерах написано: "Не снимать!", но если зайти к монахам и попросить разрешения - не дадут. Я так подумал: "Коль вы нарушили закон, клевещете на человека, то и я нарушу. Мощам это не повредит".

Мы зашли в дальние пещеры и там отсняли материал, как я был у мощей, читал над ними надписи.

- И не упали?

- Нет. Как-то и не тянуло. После этого я зашел к настоятелю. Он так испугался, даже выступил в тот же день по телевидению - что-то обо мне рассказывал. Я пытался с ним поговорить, узнать, кто сочинил клевету, под чьим руководством такие писульки распространялись. Он уверял меня, что в этом не участвовал, но вел себя высокомерно.

- Пожилой человек?

- На 22 года моложе меня, но держался так, будто перед ним плебей. Почему-то меня в это сословие записал, а себя возомнил выдающимся аристократом. Я думаю: "Боже мой! Кто тебя знает?". Ни слушать, ни говорить не умеет. Он же не давал мне слова сказать. Я его просто хотел поставить в известность, что побывал у мощей, а он мне в глаза говорил, что это шарлатанство, что я-де такой-сякой и так далее...

- Скучно было?

- Невыносимо. В конце, чтобы все-таки не уходить из Лавры с конфликтом, я предложил: "Мы можем переслать вам для ознакомления видеоматериалы". Мол, зачем все зачеркивать? Почему вы такую неприступную позу принимаете?

- У вас же мешки писем с адресами, телефонами излеченных...

- Ну конечно! Огромная информация. Я объездил столько стран, и нигде никто ничего подобного не говорил. Что я, не выступал в польских костелах? Выступал. Мало того, дружил со священнослужителями.


Анатолий Кашпировский и Аллан Чумак не прекращают жарких дебатов даже во время застолья. Нью-Йорк, 11 августа 2001 года, день рождения Кашпировского



...С нынешним настоятелем Лавры я так и не смог договориться. Понял, что слушать он не будет, - заладил одно и то же. Спросил, крещеный ли я. "Нет!" - отвечаю. "А почему?". - "Потому что сын офицера. Мой отец принимал крещение на Курской дуге. В 42-м он вступил в партию, ни о каких крещениях тогда не могло быть и речи. А если кто и крестился тайно, так он был просто хамелеоном. У нас в семье таких не водилось".

"ЗА ПЯТЬ ДНЕЙ В ТАШКЕНТЕ Я ЗАРАБОТАЛ 60 АВТОМОБИЛЕЙ"

- Анатолий Михайлович, давайте поговорим немножко о бренном. Вы имели огромную аудиторию, провели столько сеансов. Многие считают, что деньги к вам просто сами шли. Вы богатый человек?

- На то время я был самым богатым среди новых русских. Я не думал зарабатывать деньги - это было как-то стыдно, - но зарабатывал, и очень много. Помню, только в Ташкенте за пять дней получил столько, что мог купить 60 автомобилей.

- Да вы что?!

- Да. Но тут же отдал 150 тысяч рублей в Фонд поддержки инвалидов-спортсменов, который возглавлял пятикратный чемпион мира Миша Мамиашвили.

- Тогда, в 1988-м, вы фактически были миллионером?

- Причем не только советским, но и американским, долларовым. Я ведь выступал в США, Израиле, Польше, Германии...

- А куда вы вложили деньги?

- Куда вложил? Выкинул в форточку.

- В каком смысле?

- Я не бизнесмен, понимаете, не из тех осторожных людей, которые рискуют с оглядкой, балансируют, как на канате. Приехал в Америку. Нет чтобы сначала узнать, что к чему, нечаянно залез в бизнес и погорел. А русские деньги все раздал, растерял. Был один жулик такой - сейчас работает в ЖЭКе, я уже забыл его фамилию. Он, например, взял кучу денег ("Я вложу"), а потом говорит: "Все накрылось, пропало". В общем, жулья вокруг меня много крутилось, и все они учили меня уму-разуму: "Будь не Васькой Буслаевым, а скопидомом, закрой дверь на засов, держи карман крепче - не прогадаешь". Но я таким не могу быть.

- И что, все пропало?

- Тогда? Все!

- С ума из-за этого не сошли?

- Не сошел. Конечно, было туговато, пришлось поколесить с выступлениями. Даже когда меня избрали в Госдуму России, и то вынужден был ездить.

Знаете, мне было стыдно, что я богаче других. Поэтому я помогал очень многим: дарил квартиры, содержал всевозможные фонды.

- Но теперь-то вы, наверное, имеете роскошный особняк где-нибудь в Америке?

- Двухкомнатную квартиру в Москве. По американским меркам это, собственно, однокомнатная. Больше ничего - ни одного цента.

- Вам это что, неинтересно?

- Ну почему неинтересно?! Я детям своим помогаю - помогал, вернее. И потом у меня жена иностранка. Три иностранные семьи - дорогое удовольствие, поэтому был напряг. Но как-то понемножечку, потихонечку я добился устойчивости их положения.
"УЖАСНО, КОГДА ПО ТЕБЕ СОХНУТ ТЕ, КТО УЖЕ САМ ВЫСОХ"

- Немножко щекотливая тема: Кашпировский и женщины. В 80-е годы в обиходе еще не было понятия "секс-символ", но вы между тем были настоящим секс-символом СССР, по вас сохли женщины разных возрастов. Думаю, это как-то должно было на вас отразиться...

- Ой, отразилось ужасно. Если сохли нормальные, это еще так-сяк, но когда сохнут те, кто уже сам внешне высох... Страшные, беззубые, со вставными челюстями и, мне казалось, вставными мозгами. Что они только не вытворяли! А сколько у меня братьев, сестер, даже мамы есть. Одна, по фамилии Мужайло, приехала из Харькова (она потом работала биоэнергетиком). "Ой, сыночек!". - "Сколько тебе лет?" - спрашиваю. "28". Представляете? Я почти в два раза ее старше, а она: "Помню, как тебя кормила". Это было ужасно, просто страшно! Звонки, звонки! Какие-то домогательства до сих пор продолжаются, хотя и в меньшей степени.

- Ваша жена, подданная Чехии, к этому как относится?

- Ира со мной познакомилась, когда осада уже пошла на спад. Но, конечно, отрицательно - ей это неприятно.

- У вас двое детей. Они живут в Соединенных Штатах?

- Сын - в США, а дочка переехала сейчас в другую страну.

- Вы часто с ними встречаетесь?

- Два-три раза в год обязательно туда езжу.

- Вас к детям тянет? Хочется с ними больше общаться?

- Ну а куда еще может тянуть? Как там у Гете? "Моя родина там, где я отец". Что может быть лучше, чем видеть своих детей, своих близких? У меня, кроме них, никого нет. В прошлом году мама скончалась. Ее практически зарезали в больнице, и никто из-за этого не стал поднимать шум, раздувать скандал. После операции пожилым людям надо обязательно вводить гепарин, а ей это лекарство не дали. Образовался тромб, который умертвил кишечник. Но она очень красиво, мужественно умерла. Мама много лет не видела внучку, а правнучку тем более. А тут они прилетели. Она успела попрощаться с теми, кого очень любила, а потом ей дали наркоз - и все.

...Теперь я здесь один, никого рядом нет. Дети там, жена в Чехии, а я разъезжаю. Люблю свое дело, борюсь за него, не даю ему погибнуть. Когда мне все-таки бывает грустно, открываю компьютер и начинаю читать списки. Так: сердце. У того прошло, у этого. Смотришь другие разделы: этому ноги не отрезали, у того еще что-то. В Хмельницком живет одна дама, врач-стоматолог, так у нее прошел рак глаза. Сколько таких случаев!

Я уже практически закончил книгу "Выступления-89". Там будут опубликованы десятки фотографий, текстовки с комментариями, списки людей, которые излечились, - где-то на 200-300 страниц. А то настоятель Киево-Печерской лавры говорит: "Мне хотя бы одного такого увидеть". Мол, не может этого быть! Ну, это с его колокольни. А я в своей книге хочу показать, что на самом деле - может. Надеюсь, к юбилею сумею выпустить афоризмы, не исключено - и еще что-то.

- Анатолий Михайлович! В начале нашей беседы вы рассказали о поезде "Уголек", который поначалу отправился без вас из Донецка. Как вы считаете: ваш поезд уже ушел или все-таки нет?

- Один ушел, а другой только сейчас отправляется и будет в пути еще долго. Те новые теории и взгляды, та база, которую я как практик имею, не могут исчезнуть, уйти в никуда. Моим противникам придется смириться с тем, что изобретено новое философское направление, новый вид психологического контактирования, новое понимание человека, которые противостоят старым взглядам. Этих недоброжелателей надо спросить: "Где ваши спасенные?". Нет! А ценность любой философии между тем определяется одним - количеством спасенных. Иначе она и даром никому не нужна.

- Многие люди, узнав, что сегодня мы будем с вами беседовать, просили: пускай Кашпировский что-то нам напоследок скажет...

- Напоследок очень трудно сказать. Да и что? Пообещать, что будет хорошо, - обмануть, я этого не вижу. Сейчас такое хлипкое положение... Хорошо бы, чтобы люди потребовали у новоизбранного президента: "Верните нам бесплатную медицину!". Иначе народ просто погибнет.

Необходимые средства можно найти у олигархов, которые, отдавая деньги на медицину, списывали бы налоги. Не так уж много на это требуется. А пока больницы разрушаются, закрываются, но самое возмутительное, что при этом везде строятся церкви c золотыми куполами. Нельзя же так перебарщивать! Иногда стоит прикинуть: а не лучше ли будет, если открыть на том месте спортзал? Когда-то у нас были индустриализация, коллективизация, а сейчас идет яростный процесс христианизации. Потом что? Должна быть золотая середина. Дали вам возможность? Выступайте, молитесь, но не требуйте себе монополии: только мы, и никто больше. Нельзя так.

Сейчас вдобавок у нас очень много иностранных проповедников появилось. Они получили права вербовать здесь паству и просто сбивают людей с пути истинного, берут себе десятину и так далее. И никто не останавливает этого повального нашествия, цель которого - разложить наше общество до конца.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось