В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Борис НЕМЦОВ: «Ельцин стал требовать, чтобы мы со шведской принцессой Викторией начали целоваться, а когда она возразила, что королевским персонам это по их обычаям не позволено, сказал: «Плевать я хотел на ваши традиции»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 22 Апреля, 2009 21:00
Часть II
Дмитрий ГОРДОН
Часть II
(Продолжение. Начало в № 15)


«У ПУТИНА ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ НЕНАВИСТЬ К СААКАШВИЛИ: ТОТ ГДЕ-ТО ВЫПИЛ И НАЗВАЛ ЕГО ЛИЛИПУТИНЫМ»

— Возвращаясь к нашим баранам... Почему Ельцин выбрал своим преемником Путина?

— Первая причина — цейтнот: он был болен и просто не знал — будет еще жить или нет. Вторая причина — Путин был ближайшим другом Березовского и других олигархов, втерся в доверие к Дьяченко, постоянно сидел у нее в кабинете и стал частью Семьи. Естественно, гарантировал неприкосновенность Ельцину и тем, кто вокруг...

— ...что, в общем-то, выполнил...

— Выполнил... Кроме того, у него была четкая договоренность с Березовским. Он ведь к Борису Абрамовичу часто ходил, поздравлял с днем рождения даже его жену и так далее, то есть, на самом деле, был частью этой системы, а я — борцом с ней. Вот, собственно, и все...

— Ельцин в конце жизни ошибку свою осознал?

(Грустно). Там же проблема была... Последний раз я с ним встречался очень давно — в 2003 году, задолго до его смерти. Борис Николаевич был очень раздосадован тем, что в стране цензура, авторитаризм, ненависть ко всему живому в окружающем мире, в том числе и к соседям... Новые российские реалии сильно его удручали, и мы обсуждали это весьма откровенно. После того разговора Таня сделала все, чтобы больше меня к отцу не пускать... Думаю, он был крайне разочарован, но боялся навредить дочери, поэтому ничего публично не комментировал.

— Что же за человек Путин — вот если в двух словах?

— Путин? Чекист с советскими привычками.

— Выходец из органов не может, по-твоему, управлять государством?

— Ну почему? Запрета на профессию у нас нет, но чекисты — люди исключительно подозрительные, мстительные, привыкшие к манипуляциям и никому не доверяющие, а это очень плохой набор качеств для лидера государства. Очень!

— С Путиным ты на ты?

— Я его с 2003 года не видел.

— А до того?

— Он был моим подчиненным... В то время я обращался к нему и так, и сяк, но, естественно, с тех пор как он стал президентом, только на вы.

— Ты где-то сказал: «Путин и Саакашвили — близнецы-братья». Что это значит?

— Именно то и значит. Смотри: Путин разогнал независимые телеканалы — уничтожил НТВ, ТВ-6, ввел цензуру... Я, кстати, на российском телевидении запрещен (на украинском — нет, к счастью). Саакашвили то же самое сделал: каналы «Рустави», «Имеди» теперь подчинены ему.


Фото Александра ЛАЗАРЕНКО



Дальше идем. Не мытьем, так катаньем Путин провел в парламент своих людей: больше 300 депутатов Госдумы — члены его партии «Единая Россия», и у Саакашвили та же история.

Ну, что еще? Один из «градов» стрелял по Цхинвалу, другой — еще раньше из них же палил по Грозному. Путин «Марши несогласных» дубинками разгоняет, а Саакашвили — свои митинги, например, 7 ноября 2007 года, и сейчас Бурджанадзе со своими соратниками ставит грузинскому президенту в вину то же, что и российская оппозиция Путину. Какая разница между ними? Ясно, что Саакашвили более либерален в экономическом плане и больше дружит с Америкой, но это нюансы.

— Ты еще говорил, что у Путина и Саакашвили какая-то физиологическая друг к другу ненависть...

— Есть такая история — не знаю, каким словом назвать ее правильно, — что Саакашвили где-то выпил и назвал Путина Лилипутиным. Я слышал ее от разных людей.

— Лучше бы он не пил!

— Сам он большого роста мужик, здоровый грузин, и не понимает, что задевать физиологические особенности соперника просто нельзя. В межгосударственных отношениях вообще личностного должно быть по минимуму, а уж когда начинают обращать внимание на какие-то мужские недостатки — это вообще за гранью.

Политика, кстати, вещь очень эмоциональная, и если тебе, например, кажется, что Путин такой хладнокровный — это полная чушь. Истерики, крики, шум, гам — абсолютно обыденное для него состояние, другое дело, что есть телекартинка, которая никакого отношения к реальности не имеет. Он человек сомневающийся и достаточно истеричный, непоследовательный и злопамятный, иными словами, есть куча всяких вещей, которые надо иметь в виду и которые Саакашвили проигнорировал.

— Пару цитат из Бориса Немцова. «Когда у России появляются деньги, она начинает выглядеть агрессивной». И еще: «Главная политика России — это представление, пиар, ее руководители хотят показать, что армия укрепляется, и поэтому устраивают парады, полеты над Тихим океаном и вблизи воздушного пространства других государств. Они ведут себя, как тинэйджеры, у которых настал период полового созревания: это делается, чтобы доказать — не остальному миру, а жителям России, — что их государство уважают, его боятся. В действительности же не уважают, но боятся — примерно так, как подвыпившего морячка, который сошел на берег и гуляет по барам, круша мебель. На Россию смотрят с опасениями, как будто от нее можно ожидать черт знает чего». Точнее не скажешь, в общем-то, а долго это будет еще продолжаться?


Два красавца, два плейбоя...
Борис Немцов и Билл Клинтон



— Вскоре закончится.

— В связи с кризисом?

— Ну конечно. Дело все в том, что путинизм — это дорогая нефть, и он заканчивается, когда нефть становится дешевой. Понимаешь, между Путиным и народом, который его любит, была сделка — очень циничная и конкретная: я вам — деньги, вы мне — права. Только поверьте мне, и я увеличу зарплаты, пенсии... Дальше — больше: отдайте мне выборы, политическую конкуренцию, свободную прессу, независимый суд, и народ безропотно за 10 сребреников от всего отказался. Теперь все — финансы поют романсы...

— ...и?..

— ...и он потребует назад права. Уже начал: бурлит Владивосток, Западная Сибирь... Сейчас вот повысят тарифы на коммуналку...

— ...и чем это обернется?

— Прозрением. Многие люди, одурманенные дорогой нефтью и телевизионной пропагандой, поймут, что у власти клептократия, то есть власть воров, что, грабя страну, они набивают свои карманы долларами... 2009-й будет в России годом разочарования в правящей верхушке, прозрения и социального протеста.

«КОНФЛИКТ МЕЖДУ ПУТИНЫМ И МЕДВЕДЕВЫМ ЗРЕЕТ И РАНО ИЛИ ПОЗДНО ВСПЫХНЕТ, ПОТОМУ ЧТО РУССКАЯ ТРАДИЦИЯ ПРЕДЕЛЬНО ПРОСТА: КТО В КРЕМЛЕ — ТОТ И ГЛАВНЫЙ»

— Перед последними президентскими выборами ты сказал, что «Путин — как еврей: хочет уйти, но при этом остаться»...

— Эта реально смешная фраза родилась у меня благодаря Березовскому — уходя из Госдумы, он вышел на парламентскую трибуну и заявил: «Евреи прощаются, но не уходят». Путин сделал, собственно, то же самое.

— Тем не менее ты в президенты решил не идти, даже кандидатуру не выставлял — почему?

— Дмитрий, у нас нет выборов — меня просто бы, как Касьянова, не зарегистрировали. Я, представь, поднял бы на уши людей, собирая по всей стране два миллиона подписей, а меня бы даже не подпустили к кампании — это фарс, клоунада, обман. Можно сколько угодно критиковать Украину, но у нее есть принципиальное отличие от России: украинский народ хоть что-то значит. Не скажу, что много, но хоть что-то...


«Между Путиным и народом была сделка — очень циничная и конкретная: я вам — деньги, вы мне — права. Теперь финансы поют романсы, и народ потребует назад права»



— В России — вообще ничего?

— Как в кремлевском кабинете решат, так и будет, и если напишут, что за Медведева отдано 70 процентов голосов, а за Немцова ноль, ровно столько я и получу.

— Что за человек Дмитрий Медведев?

— Лояльный, преданный, слабый, послушный.

— Умный?

— Неглупый, но не семи пядей во лбу...

— Либерал или слухи об этом сильно преувеличены?

— Делает вид, что либерал, но на самом деле путинист, а поскольку он слабый, приходится постоянно доказывать, что все в кулаке держит... Согласись, Шварценеггеру не надо постоянно играть мускулами (хрипит): «Ну что? Иди сюда!», а когда политически ты, в общем-то, маленький, приходится время от времени грозным голосом напоминать, что мы сейчас всех тут построим, включая и вас, украинцев зарвавшихся.

— Березовский сказал мне, что рано или поздно между Путиным и Медведевым разгорится конфликт — он неминуем, ну а ты как считаешь: двум медведям в одной берлоге ужиться?

— В принципе, этот конфликт возможен, и если бы не грузино-осетинская война и не кризис, он бы уже проявился. Понимаешь, русская традиция предельно проста: кто в Кремле, тот и главный, — ей тысячи лет, и никто в жизни ее еще не нарушал, никто! Путин решился на это первым, но так не бывает... Медведев самолюбив, безумно амбициозен, занимает главный пост в государстве...

— ...между прочим...

— ...а это не Украина, здесь налицо реально самодержавное сознание, поэтому конфликт зреет и рано или поздно вспыхнет: он системный и не от личности даже зависящий...


С соратником по борьбе Гарри Каспаровым



— Путин это, по-твоему, понимает?

— Безусловно, поэтому всячески пытается преемника унизить, опустить и так далее...

— В чем это выражается?

— Да во всем. Вот, например, общался ВВ с народом — прямая линия длилась часа три. Естественно, показуха сплошная: людям написали вопросы, задав которые они получали заранее заготовленные ответы, но это неважно. Главное — за три часа премьер-министр ни разу не упомянул Медведева, хотя на вопросы отвечал президентские.

— Какое неуважение!

— Новый хозяин Кремля мог бы уже то ли с работы его уволить, то ли застрелиться — одно из двух.

Конечно, соперничество между ними есть, и в подтверждение могу рассказать совсем анекдотический случай, который мало известен. Когда шла война между Грузией и Россией, информационно Москва все проиграла: на мировых телеканалах светился Саакашвили, и картинка явно была неадекватна. Поэтому из пресс-службы президента позвонили московскому корреспонденту CNN и сказали: «Медведев хочет дать CNN интервью». Естественно, собкор тут же прибежал в Кремль и все снял — это показали всему миру, — а когда выходил из Кремля, раздался звонок из приемной Путина и оттуда поинтересовались: «А вы не хотите у нас тоже взять интервью?». По-твоему, это нормально? Маленький пример, но он очень важен — представляешь, какое между ними соперничество?

— Закончится это не очень, наверное, хорошо...

— Остаться должен один.

— И кто это будет?

— Ну, я не Ванга, не знаю. Для страны, на мой взгляд, лучше, чтобы остался Медведев, и не потому, — хочу это подчеркнуть! — что он мне нравится. Я за соблюдение Конституции, и если главным в стране будет человек, который таковым не является, значит, Россия вообще никакое не правовое, а чисто понятийное государство: конкретные питерские пацаны что хотят, то и исполняют.


«Любовь к власти — это извращение в чистом виде. Любить надо женщин, детей, маму с папой...»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО



— Все так хорошо в 91-м году начиналось... Почему демократия в России отступила?

— Во-первых, если откровенно, мы мало за нашу свободу пролили крови, а во-вторых, у нас вековая традиция самодержавная...

— ...рабская...

— Да, рабская, идущая со времен Ивана Грозного: 300 лет крепостничества плюс 100 лет революции и коммунизма. Все это откладывается на генетическом уровне: страна рабов, страна господ, сплошное холуйство. Вспомни подобострастное послание Никиты Михалкова: «Путин, останься! На кого ты решил нас покинуть? Как же мы будем без тебя жить?». Это письмо так называемая творческая интеллигенция подписала.

— На это я Михалкову искренне попенял, а он мне в ответ: «А я уважаю Путина и люблю, он мой товарищ, я благодарен Богу за то, что в России появился, наконец, такой человек, и вообще ему памятник нужно поставить»...

— Дмитрий, а можно я скажу, что надо было ему ответить? Ты должен был сказать, что любовь к власти — это извращение в чистом виде. Любить надо женщин, детей, маму с папой, а власть можно уважать-не уважать, доверять ей-не доверять... Любовь к ней есть рабство: вот главная российская проблема, и, кстати, этим мы тоже отличаемся от Украины.

У вас на Майдане я тоже встречал больших любителей создавать себе кумиров, но говорил им: «Ребята, вы, между прочим, библейскую заповедь нарушаете». Они же в восторге думали, что на сцене перед ними Иисус Христос и Дева Мария.

«Я БОЛЕЮ ЗА ВАС, ПОТОМУ ЧТО УСПЕХ УКРАИНЫ — ШАНС ДЛЯ РОССИИ»

— Почему ты вышел пять лет назад на Майдан?

— Я очень правильно сделал, считаю, поскольку тогда вместе с братским народом боролся за то, чтобы в вашей стране была свобода и демократия. Я очень доброжелательно отношусь к Украине, которая к свободе идет тернистой, кошмарной дорогой, и хотя на ухабах колбасит, тем не менее вы идти продолжаете... Я болею за вас, потому что, на мой взгляд, успех Украины на этом непростом пути — шанс для России. Шанс!

— Емко...

— Понимаешь, в чем дело? Мы — две большие славянских страны, и если Украине удастся стать европейской, то для нас, россиян, это будет аргумент, маяк, путеводная звезда...


«Я считаю Юлию Владимировну личностью яркой, харизматичной, но, к сожалению, без фундаментальных принципов»



— ...у них получилось!

— Можно будет сказать сидящим в Кремле: вы уже нас достали убогим коррупционным византийством, железными занавесами, агрессией, ненавистью, ОМОНом, дубинками — это в печенках, вот где сидит. Посмотрите на Киев, столицу Киевской Руси, поэтому, когда у вас проблемы (а они у вас, к сожалению, бесконечные), я желаю скорейшего их разрешения. В этой связи расскажу про Украину историю — важную и интересную.

2006 год, вторая годовщина «оранжевой революции», в «Премьер-паласе» проходит пресс-конференция, где и мы с Черномырдиным участвуем. Выступили, потом вопросы из зала, и журналист, твой коллега, спрашивает: «Господин Немцов, не кажется ли вам ошибкой то, что вы поддержали «оранжевую революцию», на Майдане стояли? Смотрите, какой тут у нас бардак. Власти постоянно друг с другом отношения выясняют, надоели всем хуже горькой редьки» (сейчас надоели еще больше). Я в ответ: «Предположим, что украинцы не глупее евреев (уже смех в зале), так вот, евреи 40 лет по пустыне скитались, чтобы про египетское рабство забыть, а вы всего два года ходите. Вам, получается, еще 38 лет осталось».

Тут возмущенный Черномырдин встает: «Вдумайтесь в то, что сейчас Немцов заявил, — якобы украинцы не глупее евреев. Как ему такое в голову могло прийти?». Я, правда, его успокоил: «Виктор Степанович, после этих слов у нас отношения с Украиной еще лучше станут».

Короче, путь к свободе будет долгим. Я понимаю, что люди натерпелись и не хотят ждать, что Юлия Владимировна с Виктором Андреевичем и с Виктором Федоровичем уже всех достали, но... У меня, кстати, сложился образ двух наших стран. Вот что такое Россия? Это грузовик — огромный...

— ...неповоротливый...

— ...142 миллиона населения в кузове, а за рулем сидит один человек и второй, помощник, у него на подхвате. Грузовик едет по гладкому льду: не трясет, люди довольны — порядок, но толщина покрытия под колесами зависит от цены нефти: когда она опускается до 30 долларов, лед становится таким тонким, что грузовик того и гляди провалится к чертовой матери.

Украина — это грузовик поменьше в три раза. В его кузове 46 миллионов, а в кабине трое — выдирают руль друг у друга. Колеса вязнут в распутице, все орут, дергаются, ругаются, из кузова стучат: успокойтесь уже, наконец...


«Ющенко — человек европейский, с безусловно демократическими убеждениями, но в то же время нерешительный, сомневающийся...». Киев, Майдан, 2004 г.



— ...за косы дергают...

— ...мол, уходите подобру-поздорову, а те продолжают цепляться за руль. В принципе, все это неприятно, но дорога, пусть и донельзя раздолбанная, ведет в сторону Европы, на Запад. Колея, я считаю, у вас глубокая, и вы из нее не выскочите. Будете материться, чертыхаться, но все равно ваш грузовик будет двигаться в правильном направлении. Видишь, на самом деле, две славянские судьбы слишком разные.

— Попробуй теперь дать краткие характеристики тем трем, что в украинской кабине...

— Сразу скажу: Януковича я не знаю — ни разу его «живьем» не видел.

— К счастью или к стыду?

— Да черт его знает, но если судить по телевизионной картинке, здоровый мужик. По-моему, твердости ему не хватает... Единственный мужчина у вас в политике — Юлия Владимировна: остальные в этом смысле с проблемами. Ющенко — человек с, безусловно, демократическими убеждениями...

— ...искренними...

— ...европейскими, у него есть принципы, а это важно, но в то же время он нерешительный, непоследовательный, сомневающийся, и это, к сожалению, очень украинскому народу не нравится (так же, как не пришлось бы по вкусу и русскому — любому: все-таки люди хотят видеть во власти какую-то твердость и ясность). Что же касается Юлии Владимировны, то тут ровно все наоборот: решительная, непоколебимая, но... без всяких убеждений. Вот если бы взять и взболтать Ющенко с Тимошенко в миксере, мы получили бы идеальную пропорцию, но это, увы, невозможно...

— Лет 10 назад ты поддержал Лужкова, назвав Севастополь исконно русским городом. Это была ошибка, полемический перехлест?

— Нет, Дмитрий, я такого не говорил, хотя действительно считаю Севастополь русским. Что спорить? Все города, включая Киев, русские, потому что была в нашей истории Киевская Русь, но дело не в том — я просто никогда не поддерживал идею пересмотра границ: считаю это провокацией. Более того, я советовал Ельцину и Лужкову: «Если хотите влиять на ситуацию в Крыму, то не территорию эту пытайтесь у Украины аннексировать, а инвестируйте туда деньги. Покупайте недвижимость, стройте заводы, обустраивайте курорты, и будет мир и любовь».


Под ручку с ОМОНом — очередной разгон оппозиционного митинга в Москве



— Украине, по-твоему, надо вступать в НАТО?

— Сами решайте — вы же самостоятельные. Лично я пока вижу, что народ против, и до тех пор, пока это так, вступать никуда не стоит.

«У МЕНЯ ЧЕТВЕРО ДЕТЕЙ ОТ ТРЕХ ЖЕНЩИН, НО ПРИ ЧЕМ ТУТ МНОГОЖЕНСТВО?»

— Ты занимал такие посты в Нижегородской области, в российском правительстве... Интересно, а взятки тебе когда-нибудь предлагали?


С Ириной Хакамадой. «Она очень сильная и стильная женщина, и у нас близкие взгляды на жизнь»



— Да, разумеется.

— Большие?

— Разные.

— А самая-самая?

— Миллион долларов.

— За что?

— За приватизацию Кстовского нефтеперерабатывающего завода.

— Неужели взять не хотелось?

— Хотелось.

— Страх, стыд — что мешало?

— Честно скажу: боязнь разоблачения. Я точно знал: если позарюсь — сяду, у меня не было ни малейших сомнений, что карьера закончится, я не смогу спать спокойно — в общем, нормальной жизни был бы конец.

— Значит, и страх, и стыд?

— Да, все вместе. Я не ангел, нет — абсолютно нормальный, но тогда же была свободная пресса, была конкуренция, и политические оппоненты рано или поздно меня бы разоблачили. Поэтому, хотя эти деньги в то время решили бы все проблемы, просто все: квартиры, машины, поездки, учеба детей, — я отрезал: «Не надо — репутация мне дороже». Считаю, что правильно тогда поступил, потому что репутация и впрямь имеет значение. Она, кстати, дает возможность и заработать —100 процентов.


С первой женой Раисой Немцовой и дочерью Жанной



— Сегодня ты человек богатый?

— Ну, я такой upper-middle class. Зарабатываю чтением лекций на Западе, поднялся на фондовом рынке, причем очень прилично: купил акции «Газпрома» в 98-м году, когда они стоили 10 центов, а потом их цена выросла в 100 раз — до 10 долларов. Это лучшие мои инвестиции, и не только мои — думаю, даже Уоррен Баффетт, самый богатый человек в мире, позавидовал бы. Одно время я также работал в риелторском бизнесе — мы строили в Москве офисы, но я не жадный и не понимаю, зачем миллиардеры рвутся приумножить свои капиталы — куда они, в могилу, что ли, их заберут? В гробу ведь карманов нет, просто любой взрослый мужчина должен быть ответственным перед своими детьми. Нужно, чтобы они выросли, получили достойное образование и чувствовали себя нормально, поэтому зарабатывать просто обязан.

— Много ли женщин мечтали с тобой познакомиться и завести какие-то отношения?

— Ты задаешь сейчас странный вопрос, ответ на который знаешь — он вполне предсказуемый и банальный.

— Я просто хочу услышать подробности...

— Примерно они у нас одинаковы, так что...

— В журнале «Караван историй» я прочитал откровения госпожи Одинцовой — о вашей безумной любви, о твоем многоженстве и много еще о чем... Какая-то доля правды в ее словах есть?

— У меня, Дмитрий, четверо детей от трех женщин: от Раисы Немцовой, Екатерины Одинцовой и Ирины Королевой — это правда, но при чем тут многоженство? С ними я жил в разное время, более того, и им всем, и детям помогаю. В жизни случается всякое: и любовь, и разводы — главное, если остались дети, чтобы они выросли и не стали заложниками отношений.


От второй жены Екатерины Одинцовой у Бориса двое детей: сын Антон и дочь Дина



— Сам-то ты интервью Одинцовой читал?

— Да.

— С интересом или были какие-то другие эмоции?

— Сейчас объясню. В принципе, все эти love story в «Караване историй» появляются только тогда, когда никакой любви нет или когда их герой хочет заработать пиар-очки.

— Что было в данном случае?

— Не знаю, однако считаю это интервью глупостью. Когда личные отношения выставляют напоказ, они перестают быть личными и заканчиваются, поэтому, как по мне, это было сделано неверно. Ничего там, кстати, крамольного нет, но так открываться, по-моему, совсем ни к чему. Рядом там, между прочим, статьи про Миттерана, про Мерилин Монро, про Шагала...

— Неплохая компания...

— Не в том дело. Они замечательные люди, только все уже мертвые, а когда такие вещи при жизни еще появляются, это не очень, мне кажется, правильно.

— Одно время ты появлялся на многих мероприятиях вместе с Ириной Хакамадой, вы были неразлучны, как Ленин и партия — близнецы-братья. Многие задаются вопросом: а с Хакамадой роман был?

— Нет, что ты — мы с ней соратники.

— И только?

— Ну да. Она замечательная, очень стильная и сильная женщина, вместе мы создавали Союз правых сил, и у нас очень близкие взгляды на жизнь, но никаких романтических отношений не было — на самом деле.


Третьей супругой Бориса стала Ирина Королева


«В ПРАВИТЕЛЬСТВО Я ВЕРНУСЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО — НУ КАК ЖЕ: НЕФТЬ СТОИТ ДЕШЕВО»

— Правду ли говорят, что с благословения Ельцина ты подбивал клинья к шведской принцессе?

— Не я — Ельцин.

— Сам, что ли, Борис Николаевич?

— Нет, не в том смысле — он просто хотел, чтобы мы с ней поженились. Мы были в Швеции с государственным визитом, Ельцин почему-то решил, что отношения между Россией и Швецией надо сделать более прочными, и, памятуя об исторических прецедентах, надумал скрепить их нашим браком. Принцесса Виктория очень красивая и при этом какая-то настоящая — из сказок Андерсена...

— ...но сердце не дрогнуло?


Борис Немцов — Дмитрию Гордону: «Кризис способны преодолеть только умные люди»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО



— Да все у нас было в порядке... Ельцин постоянно требовал, чтобы мы начали целоваться. Принцесса возразила, что по их обычаям на людях королевским персонам это не позволено, на что Борис Николаевич ответил: «Плевать я хотел на ваши традиции». Потом Виктория приезжала, кстати, в Москву, но у нас абсолютно, подчеркиваю, платонические отношения.

— Ты частый гость в Киеве — при встречах с Юлией Тимошенко у тебя не возникает каких-то чисто мужских ассоциаций, желаний?

— Хм, а почему, спрашивается, они должны возникать? Еще раз повторю: я считаю Юлию Владимировну человеком, безусловно, талантливым, выдающимся, харизматичным, ярким, сильным, но при этом, к сожалению, без фундаментальных принципов. У меня к ней ни аллергии нет, ни идиосинкразии — ничего, но я даже не рассматриваю возможности каких-то отношений между нами как между мужчиной и женщиной. Надеюсь, она тоже...

— Чтобы закончить нашу беседу на мажорной ноте, рискну спросить: по-твоему, мы (имею в виду и Россию, и Украину) все-таки прорвемся? Все будет нормально или серьезные потрясения неминуемы?

— Я очень хочу, чтобы и Россия, и Украина добились успеха, хотя понимаю, как тяжело к нему двигаться (вам, кстати, легче, чем нам). Могу объяснить коротко, в чем между Украиной и Россией разница. Кучма у вас любил на эту тему порассуждать...

— Даже книгу издал «Украина — не Россия»...

— Да-да (улыбается). Понимаешь, вы просто были частью империи, но никогда не были ее центром, поэтому у вас самодержавия, холуйства и раболепия гораздо меньше — это первое. Второе: у вас нет Кавказа и мусульманского фактора, нет такой ксенофобии и ненависти. Когда в аэропорту Борисполь я схожу по трапу, ловлю себя на том, что начинаю беспричинно улыбаться, — в Москве, когда в Шереметьево приземляюсь, не очень-то поулыбаешься. Ну, и, наконец, третье. В Украине на вопрос, принадлежит ли ваша страна к Европе, все однозначно ответят: «Да!», а в России прозвучит дружное «нет!». Причем не только география имеет значение, но и ментальность.

Вы, иными словами, решили для себя много вопросов. Украина — страна в целом христианская, европейская и без внутренних крупномасштабных, я бы сказал, межнациональных конфликтов (есть лишь политические). Россия же страна многоконфессиональная в прямом смысле слова (мусульманский фактор у нас очень важен), евразийская, и в ней просто гигантские традиции самодержавия.


С дочерью от третьего брака Соней. «В жизни случается всякое: любовь, разводы — главное, чтобы дети не стали заложниками отношений»

С сыном Антоном



— Несокрушимые, наверное...

— Не то что несокрушимые, но многовековые. Люди, которые боролись за свободу: декабристы, их последователи и мы вот сейчас, — играли в жизни России важнейшую роль, но всегда в меньшинстве оставались...

— ...и проигрывали...

— Тем не менее двигали Россию вперед, и часто ценой своей жизни, как было с Александром II, со Столыпиным, которого у вас в Киеве, кстати, убили...

— ...совсем не кстати!..

— ...взяли и грохнули. За что, спрашивается? Так, между прочим, было и с Горбачевым, и с Ельциным, которых физически не уничтожили, но растоптали морально.

— Теоретически Борис Немцов может еще вернуться в правительство России и принимать активное участие в решении насущных проблем?

— Об этом можешь не волноваться — ну как же: нефть стоит дешево. Думаешь, чекисты, которые все уже почти разворовали, могут управлять страной в такой ситуации? Кризис преодолеть способны только умные люди, так что я, конечно, вернусь — обязательно!

Киев — Москва — Киев


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось