В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Фарс-мажор

Сима из "Одесской коммуналки" Ирина ТОКАРЧУК: "Я выросла в классическом одесском дворе, где, чтобы втолковать соседке, что она дура набитая, нужно ее перекричать"

Людмила ТРОИЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 15 Августа, 2005 21:00
Бывают роли, которые навеки закрепляются за артистом. И что бы он потом ни сыграл, люди все равно будут звать его именем полюбившегося персонажа.
Людмила ТРОИЦКАЯ
Бывают роли, которые навеки закрепляются за артистом. И что бы он потом ни сыграл, люди все равно будут звать его именем полюбившегося персонажа. Именно это и произошло с актрисой из Одесского русского драматического театра Ириной Токарчук. Она снимается в кино, играет в театре, но после появления в "Джентльмен-шоу" для зрителей стала только Симой.

"ОЛЕГ ФИЛИМОНОВ СКАЗАЛ: "У МУЖЧИНЫ ЕСТЬ ДВА ОТЛИЧИЯ, КОТОРЫЕ МЕШАЮТ ЕМУ СКРЕСТИТЬ НОГИ, КАК ЖЕНЩИНА"

- Ирина, у вашей телевизионной Симы есть прототип в реальной жизни?

- А ты пройдись по Одессе и увидишь массу женщин, которые, как Сима, говорят, ходят, одеваются...

-...орут на мужей.

- Не без того. К слову, одесситки часто признаются, что их мужья обожают мою Симу. Честно говоря, раньше я этого не понимала. Как же так? Я ведь постоянно шпыняю Яшу, всячески унижаю... Но, видать, мужикам нравится, когда это происходит не с ними, а с кем-то другим. А вообще, уже неоднократно говорила: будь я Симой по жизни, у меня не было бы никаких проблем.

- Вот если бы психологи ответили на вопрос, почему народу нравится ваша парочка! Вряд ли кто-то серьезно хотел бы, чтобы у него были такие отношения в семье...

- Наверное, секрет в том, что наша телевизионная семья ко всем проблемам подходит легко. Вот, например, Яша говорит: "У нас 10 лет совместной жизни. Как будем отмечать?". Сима отвечает: "Минутой молчания!". Да нормальный мужик давно озверел бы. "Минута молчания?! Все! Развод и девичья фамилия!". А Яша делает вид, будто ничего не замечает. Вот народ и завидует такому легкому подходу к проблемам.

- Как вы попали в исключительно мужскую команду одесских джентльменов?

- Случайно. Снимали какую-то очередную программу, и меня пригласили. Сначала я сыграла дворничиху, потом даму легкого поведения, кассиршу в банке. В конце концов, Филимонов предложил: "Давайте на нее писать сценарии!". У них ведь - вспомните команду КВН "Одесские джентльмены" - действительно дам не было.

- Зато они сами играют женские роли.

- Но в этом есть и свои минусы. Конечно, Олег замечательно смотрится в юбке. Но когда я стою рядом, чувствуется разница.

Кстати, у нас с Филимоновым был смешной случай. Он переоделся в женское платье, сел и положил ногу на ногу. Я ему говорю: "Женщины это делают по-другому". - "У нас с тобой два отличия, из-за которых я не смогу так соединить ноги". Вот из-за этих "двух отличий" ни один мужчина не сыграет на все сто женщину. Конечно, если он не совсем голубой, а нормальный мужик.

- А Дастин Хоффман, Олег Табаков, Александр Калягин?

- Но это же пародии! Безусловно, очень хорошие, искрометные, обаятельные. Я, например, обожаю, когда Юра Стоянов играет женщин. Ну до такой степени попадание в образ, просто супер!

- Скажите, а вам как театральной, кинематографической актрисе роль Симы не мешает? Ведь телевидение, с одной стороны, дает актеру популярность, а с другой - закрепляет за ним определенное амплуа, от которого порой очень тяжело избавиться.

- Ой! Меня Симой даже дома называют. Я уже перестала напоминать, что мое настоящее имя Ира. Наверное, на моей могиле когда-нибудь напишут: "Ее звали Сима". А если серьезно, мне повезло: есть несколько хороших ролей в театре. Был случай, когда знакомые решили посмотреть мой спектакль. Потом приходят ко мне в гримерную: "Мы полчаса ждали появления Симы на сцене и только потом поняли, что ты уже давно играешь". Не узнали!

- А как руководитель театра относится к вашей работе на стороне?

- Слава Богу, он понимает, что артистам это нужно. А потом я стараюсь особо не нарушать график, потому что свои театральные роли очень люблю. Но всегда прошу, чтобы был второй состав в спектакле, потому что я - актриса снимающаяся и много гастролирующая.

- А Яша - ваш муж только...

-...на экране и сцене. А в жизни - это защитник и хороший друг. С ним не пропадешь ни на работе, ни на пьянке. Он умеет так пить, что многим следовало бы поучиться.

- Сколько, если не секрет?

- Это неважно. Главное - он никогда не теряет контроль над собой. Очень ценное качество, особенно на всевозможных фестивалях - там же пьется, сколько льется. А под его руководством на следующее утро нормально встаешь, и голова не болит.

Почему-то многие считают, раз мы на экране супруги, то и в жизни тоже. Когда несколько лет назад мы рассекретили, что у каждого из нас, вообще-то, есть свои семьи, люди были разочарованы. А до этого, если вдруг Яша куда-то шел по улице под руку со своей законной супругой Таней, народ тихо радовался: "О! Яша Симе изменяет!".

Однажды перед самым Новым годом мы с Яшей приехали на фотосессию в Киев. Нас, как обычно, поселили в один номер. Мой муж - он безумно ревнивый - в это время тоже приехал по своим делам в Киев. Пришел ко мне в гостиницу, смотрит - на кровати лежит Яша и даже не пытается встать в его присутствии. "Ира, а почему ты привела к нему меня?". - "Это мой номер!". - "А что он тогда здесь делает?".

Нас фактически насильно сделали мужем и женой. Изначально в "Джентльмен-шоу" семейной пары не было. Потом мы долго сочиняли нашу "совместную" жизнь. Вот теперь на сцене моментально понимаем друг друга. Кстати, я очень дружу с его женой Таней. Она может позвонить мне в любой момент: "Посмотри, пожалуйста, чтобы он тепло одевался". Как-то раз на день рождения мы заказали торт с надписью: "Яше от жен".
"ПУБЛИКУ ШОКИРОВАЛО, КОГДА В СПЕКТАКЛЕ СО ВСЕМИ СВОИМИ КИЛОГРАММАМИ Я САДИЛАСЬ НА ШПАГАТ"

- Неужели она совсем его не ревнует?

- Раньше ей страшно не нравилось, как Сима относится к Яше на экране. Ее коробило, что любимого человека называют идиотом, придурком и даже могут треснуть чем-нибудь увесистым по голове. Теперь Таня уже немного с этим смирилась.

А вообще, ответственно заявляю: Яша - суперверный муж. Он живет и работает только для Тани. Им удалось до сих пор сохранить очень нежные, трепетные отношения. Это так красиво! Например, когда он уезжает на гастроли, Таня в его вещах прячет записки о том, что скучает, любит, ждет. Яша об этом знает и иногда специально не достает что-нибудь из чемодана: откладывает на потом. А когда уж очень соскучится, начинает выискивать еще не найденные записки.

- Скажите, а где вы такой забавный паричок для Яши взяли?

- Тот паричок, что вы видели на сцене, наш собственный. Мы сделали с Таней. Потому что телевизионный, предназначенный для съемок в "Джентльмен-шоу", гримеры на гастроли нам не давали. А у меня дома был какой-то непонятный женский парик. Мы решили его переделать. Надевали его задом наперед, и так, и этак. Он был седой и, видимо, сделан из конского волоса. Мы попробовали его покрасить. Вначале взяли обычные краски для волос. Не получилось. Потом в ход пошли какие-то чернила, марганцовка, хна.

В конце концов, напялили Яше на голову этот несчастный парик и с двух сторон одновременно начали красить - луком, вообще Бог знает чем. Потом постригли. Тоже одновременно с двух сторон. Когда после всех наших манипуляций парик высох, он, во-первых, стал жестким, как валенок, а во-вторых, сел.

Зато теперь это визитная карточка Яши. Он может выступать в чем угодно, даже забыть свои трусы и халат. Но если есть парик, он уже в образе.

Кстати, знаменитые Яшины трусы - подарок костюмера "Масок". Халат он взял, по-моему, у мамы. Пару раз в этом наряде Яшу пытались изгнать из-за кулис. Принимали за бомжа, непонятно как забредшего в театр. А иногда, если нас приглашают на какую-то крутую тусовку, просят: "А можно Яша поцивильнее оденется?".

- Действительно, почему бы вам его не приодеть?

- Да пробовали уже! Но народ его любит в старом халате и тапочках. Вот Сердючка тоже стала одеваться красиво, по-богатому. Это уже высший свет! Но мне кажется, Верка из-за этого что-то потеряла.

- Это правда, что "Одесскую коммуналку" снимали в настоящей квартире?

- На самом деле, их было даже несколько: ведь такой бедлам мало кто долго выдержит. К тому же раньше программу снимали каждый месяц. Так что у жителей квартиры два дня из графика посещения туалета точно выпадали. Зато какую рекламу мы им сделали!

"Коммунальную квартиру" уже несколько лет не снимают, но люди ее помнят. Видимо, было очень точное попадание. А сколько раз ко мне втихаря подходили бабушки и просили: "Симочка, вы не можете у нас немного пожить?". - "У вас в квартире война?". - "Да, а вы так умеете наводить порядок!".

Люди верят! Для артиста это самое приятное. Правда, такая вера имеет и оборотную сторону. Например, у нашего Петровича две дочки раньше постоянно дрались в школе, потому что дети над ними смеялись: "У тебя папа - алкоголик!". (Если помните, он в "Коммуналке" играл пьяницу). А алкаши до сих пор передают ему приветы. Считают за своего.

- Расскажите, кто ваш настоящий муж?

- Врач, нейрохирург. Мы живем в разных городах: я - в Одессе, он - в Черновцах. А познакомились мы в Киеве после спектакля. Наш театр приехал в столицу на гастроли, а он - в медицинскую академию. Я играла очередную проститутку. И по ходу пьесы со всеми своими килограммами садилась на шпагат.

- Пардон, поперечный или продольный?

- Я умею и так, и этак. Причем, зная реакцию зала, стараюсь делать это медленно, растягивая удовольствие. Публику мои упражнения всегда просто шокируют! Короче говоря, мы встретились после спектакля, он наговорил мне кучу комплиментов. Я по привычке отмахнулась от него, как от обычного поклонника. Но выяснилось, что после спектакля мы ехали в один дом, к общим друзьям.

Потом еще нужно было завоевать его семью. У него уже взрослые дети и внучка, я их всех очень люблю. К сожалению, сейчас мы редко видимся.
"Я ПОНИМАЮ ОДЕССКИХ МОРЯЧЕК, МЕСЯЦАМИ ОЖИДАЮЩИХ МУЖЕЙ ИЗ РЕЙСА"

- Из-за расстояния? А вы не пробовали жить в одном городе?

- У него в Черновцах клиника. Первое, что он сделал, - выяснил, смогу ли я там работать. И сам же понял, что не смогу: "Это не твое, тебя здесь просто засосет, в общем, оставайся в Одессе". А мне стало ясно, что он не сможет адаптироваться здесь: все-таки там у него клиника, связи, друзья, его мир. И я просто не имела права забрать его оттуда.

То, что мы в разных городах, у нас нет общего быта, очень мешает, но все равно это безумно близкий, дорогой мне человек. И мы по-человечески гордимся друг другом. Я теперь прекрасно понимаю одесских морячек, месяцами ожидающих мужей из рейса. Не знаю, как дальше сложится... Я всегда говорю ему: "Главное, что ты есть, неважно - здесь или там".

- А как часто вы видитесь?

- К сожалению, не так, как хотелось бы. Я ведь еще часто уезжаю по работе, на съемки. Приходится отпрашиваться, договариваться. Поэтому такую роскошь, как поехать к нему на два-три дня, я редко могу себе позволить. У него точно такие же проблемы... Так и живем.

- Ира, вы ведь, кажется, оканчивали ГИТИС. А не пробовали остаться в Москве? Там ведь всегда для артистов было больше возможностей.

- Я шесть лет потратила на то, чтобы прорваться в Москву. Чем только не приходилось заниматься ради этого - работала ткачихой на фабрике, завклубом в колхозе. И все из-за того, что в те времена нужна была прописка.

После окончания ГИТИСа я получила так называемый свободный диплом. Устроилась прядильщицей на знаменитый Морозовский комбинат в Орехово-Зуево. Там же находится театр, копия МХАТа, основанный Саввой Морозовым. Так и работала, утром - на фабрике, а вечером выходила на сцену.

Жила в общаге. И когда снималась в картине "Одиноким предоставляется общежитие", это все для меня было очень близким и понятным.

- Так же, как в фильме, девочки завидовали, если кому-то удавалось выйти замуж. На зов "Зина!" в окно высовывались все. Зина была только одна, но остальные интересовались, кто же к ней пришел.

А потом мне все это надоело и я поехала дальше - в деревню, где никогда раньше не жила. Читала лекции дояркам, устраивала концерты для комбайнеров. Они обедают в поле, а мои детишки, которые готовили свои номера по нескольку недель, корячатся перед ними. В любой момент их могут остановить: "Все! Спасибо, ребята! У нас план. Где подписать, что вы провели концерт?". При этом я еще играла в театре в городе. Вечером договаривалась, чтобы меня после репетиции подвез до деревни местный молоковоз.

- И все это вы делали только ради московской прописки?

- Через это прошла чуть ли не половина московских актеров. Мне в свое время объяснили: будешь жить в Москве, у тебя будет работа. А сейчас меня туда вызывают только друзья. Потому, что иногородние - это всегда дополнительные проблемы: нужно оплачивать гостиницу, проезд... В общем, лишние расходы. Не говоря уже о том, что, если постоянно не светиться, тебя могут и не вспомнить.

Киев в этом смысле меня еще больше удивляет: он вообще никого к себе не подпускает. Киевские режиссеры лучше съездят в Москву за актерами, даже никому не известными, чем пригласят своих. У нас же снимаются фактически только сестры Сумские да еще парочка киевлян. И все.

- Одесситка - это особая порода женщин?

- Конечно. Одесса - южный город, а значит, очень шумный. Чтобы втолковать соседке, что она дура набитая, нужно ее перекричать. Это же, извините, с молоком матери впитывается.

Я выросла в классическом одесском дворе, где все разговаривали через окна. Я никогда, например, не выходила на улицу, чтобы позвать брата, а с пятого этажа орала на весь двор: "Юра, иди домой, сволочь такая! Мама зовет кушать".

После развала Союза очень многие уехали из Одессы, кто куда - в Москву, Израиль, Америку. Но я почему-то часто встречаю этих людей. Иногда даже удивляюсь: "Е-мое, вы же куда-то все уехали. Что ж вы все здесь?!".

Одессит - это человек, который должен смеяться, когда ему плохо. Он не имеет права умереть просто так, без шутки. Вот мой папа, например. Он потерял сознание, упал. Ему дали понюхать нашатырный спирт. Через мгновение он спрашивает: "А можно выпить?". Да лежи уже, только-только оклемался! Но это настоящий одессит.
"Я СБРОСИЛА 40 КИЛОГРАММОВ И ИЗ-ЗА ЭТОГО ПОТЕРЯЛА РОЛЬ В СЕРИАЛЕ"

- Вы ведь, кажется, сотрудничаете с еще одной известной одесской командой - "Масками"?

- Я играю в спектаклях Бори Барского "Ромео и Джульетта" и "Орфей и Эвридика". "Маски" - это одна большая семья. Я теперь всегда говорю, что у меня два любовника: один на экране (Яша), а другой - на сцене (Боря Барский). Они очень заботливые, настоящие джентльмены. У них не было случая, чтобы после спектакля актриса добиралась домой одна. Если у тебя нет машины, обязательно спросят: "Тебя сегодня кто-то подвозит?". Мне с Борей Барским по дороге, но если я еду с кем-то другим, бывает даже неудобно. Боря говорит: "Что, предала, ушла из семьи?".

С "Масками" я чувствую себя капризной, кокетливой девчонкой. Именно девчонкой, даже не женщиной. Даст Бог, я тоже найду свою маску и попаду еще и в их клоунскую программу.

- В спектакле Барского вы, разумеется, играете "половую акселератку" Джульетту? Раньше эту роль исполнял Комаров, и у него здорово получалось. Наверное, сложно было после него?

- Ой, я, признаюсь, безумно волновалась! Тем более что в природе женщины заложено стремление нравиться. А тут я должна изображать уродливую идиотку. Как же так?! Я же красавица! Вот мужчине в этом смысле проще: он напялил женское платье - и дурачится, а все вокруг смеются.

В общем, мне пришлось долго бороться со своей природой. Кроме того, Боря Барский написал уникальную пьесу, там Шекспиром и не пахнет. Ну разве что название и имена героев оставил. Боря и сам говорил нам: "Не перечитывайте Шекспира. Это все очень по мотивам!".

Клоунская драматургия вообще большая редкость. Жанр клоунады практически вымирает. Мне учитель Барского и Делиева как-то сказал, что уже много лет не приходят новые ученики. Это же таким надо родиться! Поэтому для меня, кондовой драматической актрисы, было очень сложно влиться в ту атмосферу. Хотя это такой кайф - дурачиться, отпустить все тормоза, не бояться быть смешной, некрасивой, глупой, дурной. Просто фантастическая свобода!

- Я знаю, что вы преподавали в школе толстых манекенщиц. А как возникла такая идея?

- Лет восемь назад я практически сидела без работы. В то время по всей стране начали появляться модельные агентства. Мои друзья предложили сделать какой-то свой проект. Вот я и придумала школу толстых манекенщиц. Везде модели с определенными параметрами - 90-60-90. А кто сказал, что крупная женщина не прекрасна?

Я разработала свою методику, пригласила лучших специалистов, чтобы они читали девочкам лекции. У нас было все, как в любой хорошей модельной школе, - уроки по гриму, истории костюма, этикет, дефиле, психология... Я приглашала потрясающих балетмейстеров! Потом, чтобы приучить девочек не стесняться своего тела, повела их к фотохудожнице с мировым именем - Елене Мартынюк, которая специализируется на обнаженной натуре. Лена неоднократно получала в Европе призы за свои фотографии.

Более того, ради своих любимых толстух я начала фотографироваться обнаженной. Когда девочки увидели, что я разделась, для них это стало первым уроком по избавлению от комплексов.

Я проработала с ними три года. Делала шоу для толстых. Смешно было, когда после этого прибегали стройные девочки и просили взять их. "Но вы же худые!". - "А мы поправимся!".

- Да, но полнота - это не только эстетическая сторона. Здоровье тоже немаловажно.

- А я сейчас им советую худеть именно потому, что это важно для здоровья. Тогда же для меня главным было доказать крупной женщине, что она прекрасна. И я знаю, что многим в тот момент действительно помогла. Ко мне приходили бизнес-вумен, хозяйки солидных фирм, которые признавались: "Ты заставила нас посмотреть на самих себя как на женщин, потому что раньше мы стеснялись своей полноты!".

- Знаете, мне почему-то кажется, что вы в последнее время сильно похудели...

- Это правда, я сбросила почти 40 килограммов. Кстати, из-за этого даже роль в одном московском сериале потеряла. Поехала на пробы, но оказалось, что слишком для нее худая. Ну ничего, нашли московскую актрису, ровно на столько же килограммов больше. А я в результате сыграла свекровь главной героини. Зато увидела, какой была раньше.

- А как вам удалось так похудеть?

- Лучший рецепт: меньше жрать. Я стала следить за своим питанием и образом жизни, записывала, сколько съела, контролировала каждую калорию. И вот так в течение полугода практически все и улетело.

- И в результате потеряли роль...

- Зато теперь меня могут приглашать на другие. Я давно поняла: для того чтобы играть крупных женщин, актерские способности практически не нужны. Большие дамы завоевывают публику одним размером. А вот все остальное нужно играть.

Возьмем, к примеру, Крачковскую. Зрителям она в основном запоминается фактурой. Ей повезло: в свое время ее заметил Леонид Гайдай. Она ведь фактически только у него и снималась, сейчас же главным образом у Кокшенова. И все!

- Получается, что искусство все-таки требует жертв?

- Конечно. И похудение - самая малая из них. Наибольшая жертва, на которую я пошла в своей жизни, - выбрала театр, искусство. И из-за этого, по сути, лишена настоящей семьи.

По большому счету, женщина не должна работать. А раз уж мы научились забивать гвозди, возникает закономерный вопрос: зачем нам вообще нужны мужчины, если они нас заставили научиться это делать? Я всю жизнь искала такого мужчину, каким был мой папа. Он всегда думал за нас с мамой, чтобы мы лишний раз не напрягались. Дома всегда были свежие цветы. Причем папа был сиротой, воспитывался в детском доме! Его все любили.

- А вы влюбчивый человек?

- Безумно! Иногда даже приходилось просить у Бога: "Господи, забери у меня эту любовь! Она меня мучает!". В жизни все так неоднозначно. Вообще, ко всему нужно быть готовым: к любви, новым ролям. Вот тебе завтра позвонят, а ты перепугаешься: "Ой, а вдруг у меня не получится?!". У меня, например, так неожиданно звезды сошлись, что я стала актрисой Московского актерского агентства. Не знаю, что из этого выйдет. Не хотелось бы уезжать из Одессы, но, может, я все-таки рискну. Вдруг удастся так проявить себя там, чтобы уже не забывали и приглашали?



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось