В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Во весь голос

Cкрипка-лиса

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 6 Июня, 2014 21:00
Культовый рокер, лидер группы «ВВ» выступил в Киеве с программой «Джаз-кабаре Олега Скрипки»
Анна ШЕСТАК

24 мая Олегу Юрьевичу исполнилось 50 лет, но праздновать юбилей громко и с размахом музыкант не стал: «Какие могут быть дни рождения, когда в стране война?!». Правда, от концерта в одном из самых модных киевских клубов с джаз-бэндом «Забава» не отказался — порадовал поклонников, которые и любимца своего лишний раз смогли послушать, и потанцевать под во всех отношениях забавные мелодии. Программа «Джаз-кабаре Олега Скрипки» собрала столько зрителей, что в зале яблоку негде было упасть! И когда музыкант кричал со сцены: «Слава Україні!», дружный хор в ответ гремел: «Героям слава!».

«ЭТОТ НАРОД НЕПОБЕДИМ: У НАС ДЕВУШКИ ПОД ВЕНЕЦ ИДУТ ПОД ДЖАЗ!»

Всеобщее внимание привлекла группка девушек в белых платьях, сидевшая за столиком. На голове у каждой была коротенькая фата, и Олег Юрьевич не преминул поинтересоваться: «А у вас девичник, девчата?». — «Да-а-а!». — «Чего же вы не в стриптиз-клубе? Обычно ведь туда в таких случаях ходят...». — «Вы лу-у-учше!». — «Ну, спасибо... Этот народ непобедим: у нас девушки под венец идут под джаз!».

«Невесты» от радости пустились в пляс и танцевали так, будто их выступление было частью концертной программы, а Скрипка, воодушевленный тем, что в свои 50 он, оказывается, лучше молодых стриптизеров, разошелся на сцене: и скакал, и вертелся, и делал руками загадочные плавные пассы... В общем, оправдывал доверие как мог.

В первом отделении звучали в основном ретрокомпозиции, написанные в 30-е годы во Львове популярнейшим на то время украинским композитором Богданом Весоловским, создававшим зажигательные танго, фокстроты, вальсы... Словом, все то, что позволяло львовской публике расслабиться и поднимало настроение. Но в годы Второй мировой Весоловскому пришлось покинуть Родину, и, проделав сложный путь, они с женой осели в Канаде. В Украину творческое наследие композитора вернулось лишь спустя 30 с лишним лет после его смерти: Олег Скрипка отыскал уникальный музыкальный материал, записал и издал два альбома, благодаря чему наша публика теперь знает и «Велике місто», и «Карії очі», и, конечно же, «Параску», у которой синяя запаска. «Это юбка такая, а не колесо, как может показаться», — на всякий случай уточнил Олег Юрьевич.

«Я предлагаю вам перенестись в параллельную реальность, — сказал собравшимся музыкант, — и представить, что в 56-м году УПА победила...». Зал взорвался аплодисментами, и Скрипка, подождав с минуту, продолжил: «Как думаете, какие песни звучали бы сейчас по радио, в маршрутках? Какие исполнители нравились бы нам и выступали на лучших концертных площадках? Вы знаете, осенью у меня будет тур, намечается большой юбилейный концерт во дворце «Украина» — боюсь даже говорить, впервые за сколько лет... Нет, я не против иностранных гастролеров, но смотрите, что получается: чтобы во Дворце культуры с таким названием в кои-то веки начали выступать украинские артисты, нужно было провести два Майдана!».

По мнению Скрипки, если бы УПА в свое время одержала верх над «советами» или если бы еще раньше победила армия УНР, мы были бы совершенно другими, и сейчас ему не пришлось бы, стоя на сцене, удивлять большинство присутствующих тем, что и Александр Вертинский, и Петр Лещенко имели к Украине самое что ни на есть прямое отношение, что главный русский романс «Очи черные», который знает и поет весь мир, вовсе и не русский, а написанный украинцем Евгеном Гребинкой (которого россияне предпочитают знать как Евгения Гребенку) в XIX веке, и что «на самом деле русских романсов не существует, потому что самые лучшие из них — это переведенные украинские».

«Я НАПИСАЛ 100 ПЕСЕН. ОСТАЛЬНЫЕ 99 ВЫ ЗНАЕТЕ?»

Кто-то верил и сразу же в знак согласия кивал, кто-то радостно подпрыгивал и аплодировал, кто-то в изумлении выкрикивал: «Вау, надо же!»... Но всем без исключения было интересно слушать, даже когда Скрипка откровенно прикалывался — сочинял небылицы: «Во Второй мировой войне, как известно, победил украинский полковник Исаенко, который выкрал у Гитлера какие-то секретные планы. Но после войны этот мудрый человек на Родину не вернулся, чтобы не попасть в Сибирь, где рано или поздно оказывались все советские герои, а перебрался на Запад и взял другой паспорт — на фамилию Бондаренко. Иностранцы сократили ее до Бонд. Так украинский спецагент Женя Бондаренко стал Джеймсом Бондом. И прославился — фильм о нем сняли, и не один!».

После этой тирады, приятной, наверное, каждому патриоту, была соответствующая шпионская композиция, составленная из знаменитой «Песни о далекой Родине» Таривердиева и Рождественского («Я прошу, хоть ненадолго...»), сквозной темы Джеймса Бонда из «Бондианы» и мелодии из советского сериала о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Со стихами Роберта Рождественского Олег Юрьевич, мягко говоря, похулиганил: часть текста на украинский перевел, часть — на английский... В общем, полностью вжился в роль Жени Бондаренко. Получилось ничуть не издевательски, а весьма свежо и креативно. Чем-то напомнило то, как всем известные песни поют на застольях простые люди — не копируя оригинал, а по-своему, с акцентом, меняя слова, добавляя или, наоборот, убирая куплеты... По-народному, искренне.

Потом были «Стривай, паровозе, не грюкайте, колеса!» и «Гоп-стоп, ми підійшли із-за угла» — музыка направления «маршрутка-титушка-стайл», как шутит Олег Скрипка. «На самом деле, я ничего не имею против этих песен: про маменьку родную, про места не столь отдаленные, про «малину» и так далее, — объяснил артист, — потому что у французского шансона сюжеты точно такие же, если не блатные, то приблатненные. Но есть один нюанс, как говорил Петьке Василий Иванович, — аранжировка! Что бы ты ни пел, надо это классно аранжировать — тогда будет совсем другое дело». Из розенбаумовского хита «Гоп-стоп» у Скрипки вышла некая смесь хип-хопа и джаза, очень драйвовая и совершенно не шансоновская. Правда, Олег так и не сказал, слушал ли Александр Яковлевич эту версию и узнал ли свою песню...

Насытившись легким джазом и креативными перепевками (еще же Эдит Пиаф в стиле регги была!), публика попросила... старенькую вэвэшную «Весну». «Я написал 100 песен, — упрекнул, хоть и не без улыбки, Скрипка. — Остальные 99 вы знаете?». Но «Весну» все-таки исполнил — под конец, на закуску. Так же, как и народную «Горіла сосна, палала». Эта песня, вообще-то, обрядовая, свадебная, но в последнее время стала гимном украинских революционеров, и конечно, без нее никак было не обойтись. «Сосну» слаженно пел весь зал, даже гости из США, Испании и Франции, сидевшие за столиками, и от этого хотелось плакать. Ровно до того момента, как Олег Юрьевич заговорил о Майдане.

«ИЛИ КРЕСТ СНИМИ, ИЛИ ТРУСЫ НАДЕНЬ»

«В феврале на Майдане состоялась смерть «совка», — довольно пафосно констатировал он, — а 25 мая родилась украинская демократия. С днем рожденья вас!». В самом начале концерта, еще до того, как из джаз-бэнда «Забава» полились все эти чудесные мелодии, Скрипка пообещал: мол, о войне сегодня не будем, будем о любви. И лучше бы обещание сдержал все-таки, без вот этих поздравлений, без открытий, что титушки, на самом деле, не такие уж и плохие, их просто нужно то ли полюбить, то ли приручить — не расслышала. Без сомнительно-оптимистичных заявлений о том, что «Первая мировая война шла на территории Украины, Вторая разворачивалась у нас же, а сейчас идет Третья мировая, и последняя».

Іноді краще жувати (або співати), ніж говорити, и случай со Скрипкой — именно такой, поскольку еще в начале января Олег Юрьевич уважал Азарова за то, что тот пытается говорить по-украински, а лозунг «Банду геть!» называл неконструктивным и направленным в никуда.

А в 2012-м народ гудел, как растревоженный улей, после того как легендарный украинский рокер, записной патриот, отец-основатель фестиваля «Країна мрій» и вполне европейского уровня товарищ, владеющий английским, французским и испанским, дал интервью журналу «Публичные люди», где расхвалил Януковича, который, по его мнению, более толковый менеджер, чем Ющенко. Тот, мол, «не мог команду собрать, не разбирается в людях, принимал неправильные решения», а при этом «Украина поднимается из руин», поскольку его команда «проводит экономический менеджмент». Что же касается украинской нации, то как только Скрипка о ней не отзывался: и слишком гибкая, и пластичная, и под всех подстраивается...

Теперь, по всей видимости, концепция у Олега Юрьевича поменялась — вишь, с днем рождения демократии поздравил. Растрогал, вышиб, как говорится, одним ударом слезу. И одновременно подпортил впечатление от в целом удачного легкого концерта и напомнил старый еврейский анекдот: «Ты, друг мой, или крест сними, или трусы надень».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось