В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Особое мнение

Сергей ПОЯРКОВ: «Прежде чем продать за три копейки свой голос мордатому гречкосею с биллборда, подумайте, будущее чьих детей вам дороже — его или своих собственных?»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 21 Октября, 2014 21:00
Известный украинский художник, общественный деятель и активист Автомайдана рассказал «Бульвару Гордона», почему идет в народные депутаты, чем планирует заниматься в парламенте и почему бизнес и политика несовместимы
Анна ШЕСТАК

«НИ В ОДНОМ ЗАКОНЕ НЕ СКАЗАНО, ЧТО НАРОДНОМУ ДЕПУТАТУ ПОЛАГАЕТСЯ ИМЕТЬ СОВЕСТЬ»

— Многие обиделись бы, не попытайся я пройти на этих выборах в Верховную Раду. Я не захотел разочаровывать хороших людей и иду самовыдвиженцем по 91-му округу — это Фастов, Сквира, Макаров и все села в округе вплоть до Хотова, Лесников и Ходосеевки в Киево-Святошинском районе, где я и живу. Хотя, честно говоря, мне кажется, эти досрочные выборы — не столько шанс что-то в стране изменить, сколько специальный механизм, включенный, чтобы общественные деятели и активисты ни в коем случае в Раду не попали, чтобы самовыдвиженцы имели практически ноль шансов, а те, у кого есть деньги, влияние и опыт походов в депутаты, взяли мажоритарку. И одновременно эти выборы — железная гарантия, что депутатские полномочия новой Рады досрочно закончатся в ближайшем будущем.

В качестве главного конкурента мне достался Руслан Сольвар, который баллотируется от Блока Петра Порошенко и позиционирует себя как «захисника простих людей», и претензии у меня даже не лично к Сольвару, а к системе, которую он олицетворяет. Сам по себе это персонаж достаточно тусклый и малозаметный в украинской политике, но из таких «винтиков» прогнившая политическая система, с которой мы должны побороться, как раз состоит.

Ни в одном законе, к сожалению, не сказано, что народному депутату полагается иметь совесть. Все прописано: и возраст, и отсутствие судимости... А совесть, увы, не упомянута нигде, поэтому какие претензии можно предъявить «захисникам простих людей»? Только моральные. Но я верю, что простые люди, о которых пытаются позаботиться кандидаты-гречкосеи, засевающие свои округа в предвкушении выборов, конечно, могут быть простыми, но не обязаны быть настолько глупыми, как о них думают политики и политтехнологи.

Юридически никаких претензий к Сольвару я предъявлять не могу. Перед законом он безукоризненно чист. Впрочем, и Янукович до объявления приговора может считать, что он юридически чист перед Небесной Сотней...

Любой гречкосей на нашей земле скажет, что к засеванию округа он, Боже сохрани, не причастен. Это совсем не он печатает наглядную агитацию без выходных данных и раздает в агитационных палатках имени себя. Это не он лично укладывал асфальт и стеклил детский садик. Это фонд его имени, который почему-то не имеет отношения к нему лично, и его адвокаты отмажут его без проблем. Но разве это не абсурд?!

Иногда Сольвар представляется мне невинной жертвой, которую не­ведомые злые силы под гипнозом ведут в парламент. У него, бедного, врожденная аллергия на политику. За два года всего четыре выступления с места. Видимо, он искренне считает, что Рада — это такое специальное место для помолчать. Его однопартиец Каплин 56 раз выступил с трибуны и 186 — с места. 242 раза против четырех. Зато весь интернет хохотал над объяснением Сольвара, что он пошел в политику, чтобы не давили его бизнес. Дословно он сказал следующее: «Якби я там грошей не тратив, то нічого не вийшло б у мене. Я програв би однозначно. У мене так склались обставини... ну, просто, як вам сказать. Начали давить все. Ну, думаю, що ж сидіти, бігати по цим депутатам? Самому треба становитися. Про це ж я не зможу сказати в ефірі».

Как бизнесмена, наказанного депутатским креслом, я Руслана понимаю: ему скучно заниматься политикой, и поэтому на большей части заседаний его не было.

Поэтому, дорогие избиратели, давайте спасем всех сольваров страны от утомительной и скучной необходимости ходить в Раду и выступать с трибуны — выберем общественных активистов, а не бизнесменов.

Я понимаю, что по закону депутат Сольвар не был обязан жить на Майдане и стоять на баррикадах. Закон не обязывал его драться с «Беркутом» или ездить с нами в Межигорье. Но, по совести, очень странно, когда у политика в стране революция, а он забыл на ней поприсутствовать.

Возможностью прокатиться на грейдере по Банковой 1 декабря 2013 года воспользовались и я, и Дзындзя, и Кличко, и нынешний Президент Порошенко, и многие другие. У меня возникает вопрос, почему же Сольвар так не любит быть вместе с Порошенко под обстрелом и так любит быть в списке его блока? И еще: почему, когда в рекламных палатках конкурента я нахожу пачки нелегального тиража его календарей и пишу жалобу в ЦИК, никаких попыток пресечь раздачу нелегальщины от провластного кандидата власть не предпринимает? Сольвар сольвару глаз не выклюет?

Зайдя в одну из палаток Сольвара, вытащил пачку его агитационных календарей, на которых не указаны ни тираж, ни типография, ни номер заказа, ни ответственный.

Так даже при Януковиче стеснялись жульничать. Агитационная газета у моего конкурента называется «Информационный бюллетень», типография и номер заказа не указаны — опять закон нарушен. В газете разрекламированы бесплатные поездки на автобусах, хотя закон категорически запрещает оказывать любые услуги избирателям. «А это не я — это фонд», — скажет любой сольвар нашей Родины.

Как такое может быть, не спрашиваю, поскольку в жизни может быть и не такое. Меня интересует, как долго избиратели будут на это вестись и что такие люди делают в президентском блоке. Возможно, товарищ Сольвар искренне не понимает, что компрометирует своим поведением и политическую силу, от которой выдвинут, и Главнокомандующего, и считает, что «жити по-новому» — это «брехати по-старому»?

Если же он действительно белый и пушистый коммерсант, который спит и видит, как бы помочь простым людям, то в таком случае у меня другой вопрос: а что тебе мешает помогать просто так, не сидя в депутатском кресле? Или для того, чтобы фонд имени тебя отремонтировал кусок дороги в селе, обязательно нужны парламентские выборы?

Как только объявили досрочные выборы в Раду, по стране пошли десятки, если не сотни гречкосеев — покупать народ гречкой, сгущенкой, пластиковыми окнами, асфальтом... Их мотивация, в принципе, проста и понятна: если бы это не работало, этого бы не применяли. Непонятна мотивация избирателя — почему за 23 года независимости Украины до него никак не дойдет: любой гречкосей разной степени мордатости вкладывает в избирательную кампанию, во все эти продпайки, плакаты и биллборды бабло только для того, чтобы потом оно отбилось! За чей счет? Да за ваш!

Если вы получаете нищенскую пенсию в тысячу гривен, неужели не ясно, что из тех пяти тысяч нормальной пенсии, которая должна у вас быть, четыре уже украли и из тех пяти тонн гречки, которые и так ваши, вам кидают как подачку пять килограммов? Разве вы не понимаете, что за пять метров дороги или площадку в детском садике у вас хотят купить ваше будущее, будущее ваших детей и внуков? Не продавайтесь, как дикари за стеклянные бусы!

В каждом мажоритарном округе нашей страны завелся свой отфотошопленный толстомордый гречкосей, поэтому будьте бдительны. Вы должны понимать, кто такой политик, что это, в принципе, не завхоз, не строитель и не асфальтоукладчик. Он должен не дороги под эгидой своего фонда ремонтировать и не окна менять в больницах и садиках в преддверии выборов, а на уровне Верховной Рады делать все, чтобы ваша местная власть получила бюджетные средства, которыми она и вы, избиратели, будете распоряжаться, как вам необходимо. Это ваши деньги, и именно вам, а не депутату решать, на что их потратить, это не его собачье дело!

«ЕСЛИ ВИДИШЬ, ЧТО ВСЕ НЕ ТАК, НО НЕ ПЫТАЕШЬСЯ ЧТО-ЛИБО ИЗМЕНИТЬ, ТЫ ЖЕРТВА РАБСКОЙ ПСИХОЛОГИИ СОВКА»

Когда спрашивают, зачем иду в политику, я говорю, что у меня есть две мотивации. Одной шесть лет, и она скоро пойдет в школу, а второй на Рождество исполнится три года. И я искренне желаю, чтобы две мои мотивации жили в скучной стране, а не в такой веселой, как сегодня наша. Ну, не хочется мне, чтобы мои дети нахавались того веселья, которого уже нахавались мы, чтобы они стояли на баррикадах, получали от «Беркута» дубинкой по хребту и чтобы на них заводили уголовные дела.

Прежде чем продать за три копейки свой голос мордатому гречкосею с биллборда, подумайте, чьи дети вам дороже — его или свои? Если вас интересует, как будут жить отпрыски мордатого гречкосея, то не переживайте — у них при любом раскладе все сложится. Что с вашими будет?

Недавно в своем округе, в поселке Макаров, я встретил двух молодых людей, которые сказали, что вообще не собираются на выборы, им фиолетово. Надеюсь, мне все же удалось их переубедить. Я спросил: «Ребята, а если музыку в вашем плейере выберет ваша бабушка, вы будете ее слушать?». — «Нет». — «Тогда почему вы позволяете ей выбирать вам власть?». И, пожалуйста, не забывайте, что в Луганске и Донецке кто-то ходил на выборы, кто-то нет, но таким образом они находили себе минометные обстрелы и братские могилы.

Вот как они голосовали, то они и получили, поэтому независимо от того, нравится или не нравится вам Поярков, идите и голосуйте! Не хотите за меня — выбирайте Садового и «Самопоміч», потому что то, как сейчас выглядит Львов и как он выглядел, — две большие разницы. Голосуйте за Соболева, за «Демальянс», за ту же, в конце концов, «Громадянську позицію» — это хотя бы новые лица. А если вы хоть что-то понимаете об этой жизни, вы знаете: нельзя переучить старого вора не воровать. Только молодой человек, который, может, будет делать ошибки, на которых он станет учиться, имеет шанс поменять систему.

Если вас убеждают, что систему поменять нельзя, — не верьте. Когда-то мне говорили: «Ты что, сумасшедший? Янукович не сложит с себя полномочий!». Я отвечал: «Вопрос не в том, сложит он их или нет. Мне будет обидно не попробовать его сковырнуть». Если ты видишь, что все не так, но не пытаешься что-либо изменить, ты жертва рабской психологии совка. Если не считаешь, что достоин и можешь жить иначе, значит, ты просто баран и удел твой — блеять в стойле, пока не поведут резать. А если ты человек, ты обязан верить в то, что можно все поменять, и работать на это. Если тебя интересует твоя судьба и судьба твоих детей, думай перед тем, как голосовать на выборах, обязательно иди и голосуй. Не за гречку — за будущее.

Я искренне верю, что мой избиратель неглуп и что не правы политтехнологи, которые уверяли: «Серега, ты пришел на сельский округ, тут одни дураки, они продавались и будут продаваться!». Я думаю, события, которые происходили и происходят в стране, изменили всех нас и вопрос: «А что лично мне он прямо сейчас даст, чтобы я за него проголосовал?» — уже начал терять актуальность.

Хочу напомнить своим избирателям, что политики Америки, Канады, Австралии и Японии ничего не дали своим избирателям сами — избиратели выгрызли зубами все то, что сейчас имеют. Они живут в цивилизованных благополучных странах, потому что правильно голосовали на выборах и требовали от властей результатов: выходили на акции протеста, боролись и в конце концов заставили политиков на них работать. Я прошу своих избирателей: заставьте политиков работать на себя и выберите тех, кто готов так работать!

Я уважаю их и говорю честно и открыто: «У меня нет денег засевать гречкой ваш округ. Мало того, если вы меня выберете, у меня они не появятся — не будет никакого фонда Пояркова, который клал бы вам асфальт. Но я буду обращаться к бизнесу и просить помочь решить ваш вопрос, и если кто-то из коммерсантов нас поддержит, я назову меценатом его, а не себя». А моя лучшая рекомендация — то, что Медведчук подал на меня в суд.

Хочу напомнить сольварне всей страны: не нравится, когда вас критикуют? Пошли вон из политики, меняйте профессию на более спокойную. В определенной степени политик — это такой специальный козел отпущения, на несколько лет выбранный обществом, и все шишки в первую очередь должны падать на политиков, а не на пенсионеров. Профессия политика — жить под постоянным огнем критики. Скулить и жаловаться — запрещается. К тому, кто не согласен, скоро приедет Автомайдан, придет «Правый сектор» и много других неравнодушных граждан. И в суд на нас подать можно будет просто не успеть, как не успели Пшонка с Захарченко...

Политика и коммерция — вещи, которые нельзя совмещать. Политикой должны заниматься общественные активисты, неравнодушные люди, которым просто некогда быть коммерсантами. То есть ты по жизни или мент, или вор, а когда и мент, и вор одновременно, то ты, извини, и, с точки зрения бандитов, сука, и, с точки зрения ментов, гнида. Будь либо политиком, либо коммерсантом, что-то должно быть главным, а от чего-то нужно отказаться. Это требование Майдана, кстати, — того самого, о котором мы понемногу забываем, хотя категорически нельзя.

Если не хотим, чтобы все повторилось и участниками кровавых событий стали наши дети, если не желаем жить в стране, где время от времени происходят революции и убийства, нужно закатывать рукава и строить такую страну, в которой это невозможно. А если забить на выборы и голосовать, как раньше, то и жить будем, как раньше. Я сейчас не об одном округе — обо всех, потому что система скупки голосов работает по всей стране и потому что не может один округ пойти вперед, когда в остальных победили гречкосеи.

Депутат, который придет в Раду работать на своих избирателей, ничего не сделает для страны в одиночку — если окружать его в парламенте будут бизнесмены, которые пошли в депутаты, чтобы заработать денег и отбить десятки миллионов, потраченных на предвыборную кампанию.

«МОЙ ПРИЯТЕЛЬ ИЗ АМЕРИКАНСКОГО ПОСОЛЬСТВА УДИВЛЯЛСЯ: «ЗАЧЕМ ЯНУКОВИЧУ БЫТЬ КОРОЛЕМ НИЩИХ?». ОН ИСКРЕННЕ НЕ МОГ ЭТОГО ПОНЯТЬ»

Да, у меня тоже спрашивают: «А что ты со своего депутатства будешь иметь — в материальном плане?». Ответ простой. Я художник — продаю картины, скульптуры, условно говоря, бронзовых слонов. И с теми, кто живет в моем округе, у меня есть кое-что общее: я зарабатываю руками. Что они вырастили и продали, на то и живут, и я точно так же: что нарисовал, на том и заработал. И если у пенсионера будет пенсия 500 долларов, а у его детей — зарплаты по 1200 долларов, все эти деньги они пойдут тратить в украинских торговых сетях — покупать магнитофоны, продукты, кирпич, цемент... И те бизнесмены, которые приобретают мои картины, будут покупать их, во-первых, чаще, во-вторых, раза в три дороже, вот и вся моя выгода. И вот вам причина, по которой мне лично очень невыгодны бедные пенсионеры и нищие бюджетники.

Мой приятель из американского посольства удивлялся: «Зачем Януковичу быть королем нищих?». Он искренне не мог этого понять. Так вот, я хочу, чтобы у нас не было короля нищих — за счет того, что не будет нищих. Я вижу, что мои избиратели живут хреново, и никаких денег никакого фонда не хватит, чтобы каждому дать и помочь.

Я хочу, чтобы те, кто может работать, получали достойную зарплату и могли зарабатывать, а те, кто уже не может, за счет бюджета получали достойную пенсию. Чтобы человек мог найти правду в суде, что сейчас невозможно, поскольку в украинские суды без бабла лучше не соваться. Чтобы у него был шанс получить нормальное медицинское обслуживание.

И кстати, если вам на 150 тысяч населения депутат подарил одну «скорую помощь», то не стоит этому радоваться — стоит задать вопрос, почему он не занялся реформированием страны, чтобы из бюд­жета пришли средства на 20 машин «скорой помощи». И он должен объяснить вам, что сделал для того, чтобы их было 20, а не откупиться одной-единственной.

Ни благотворительные фонды, ни благодетели-депутаты не покроют все ваши нужды — помочь себе можете только вы сами, как это делается во всем мире.

Посмотрите, как живут бюджетники и пенсионеры в Польше, и сравните с тем, как живут наши. Небо и земля! А что, мы глупее поляков? Нет. Просто избирателям в Польше дали шанс, которым они воспользовались. Я прошу: воспользуйтесь шансом и не голосуйте за коммерсантов в политике, чтобы страна не ходила по кругу и не пришлось снова восставать, свергать и платить слишком дорогую цену.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось