В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

«Хочешь быть счастливым — будь им!»

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 23 Октября, 2013 21:00
Проблему человеческого счастья изучают философы и физиологи, пишут о ней толс­тые тома, которые ничего толком и не объяснили до сих пор.
Виталий КОРОТИЧ
Проблему человеческого счастья изучают философы и физиологи, пишут о ней толс­тые тома, которые ничего толком и не объяснили до сих пор. Фор­мула Козь­мы Пруткова: «Хочешь быть счастливым - будь им!» не такая уж и простецкая, как мо­жет показаться.

Умение радоваться, жить так, чтобы чувст­вовать удовлетворение, а не депрессию (в которую, мне кажется, обязан впасть зритель и слушатель теленовостей), - дело непростое. Счастье связано с оценкой окружающего мира и не обязательно является анто­ни­мом не­счастья. Если обществу присуща атмосфера жизнерадостности, люди в нем чувст­вуют себя лучше.

В бывшей нашей стране существовал культ принудительно счастливого человека, участника физкультурных парадов и запевалы хоровых маршей. Сейчас нечто похожее можно видеть в кинохронике из Северной Кореи. Это вне нашей сегодняшней логики, так же как и критерии нынешнего счастья - эфемерного, ускользающего из рук. Антагонистом советского счастливчика был пузатый буржуй с плакатов, и прошла целая эпоха, прежде чем мы стали куда разнообразнее оценивать и сортировать окружающий мир.

Появились статьи, книги, передачи о том, насколько вредно быть толстым. Изящные телеведущие являют образцы современного телосложения. Мне довелось видеть в США офицеров, посвящающих в Пентагоне свой обеденный перерыв бегу, - там установлены нормы соотношения роста и веса для разных категорий военнослужащих, не желающих уйти в досрочную отставку. Надо бы и нашим внимательнее следить за собой.

Давно ли мы заговорили о том, что избыточный вес вреден? Тем не менее, что логике не всегда поддается, толстяки вызывают постоянную симпатию - как наш Тарас Бульба, который у Гоголя весит 20 пудов, то есть 320 кг, и трудно представить лошадь, которой бы он не сломал хребет, толстовский Пьер Безухов или жизнерадостный мушкетер Портос.

Наверное, сыграла свою роль недавняя советская жизнь в системе запретов и ее мускулистые пропагандисты, которые надоели до чертиков. Нам симпатичны гоголевские старосветские старомодные помещики, любители вкусной пищи и хорошей выпивки, французские Гаргантюа с Тартареном и всезнающий американский сыщик Ниро Вульф...

Так мы и вживаемся в современность, где на пути к счастью смешались малосъедобные «фастфуды», красивая и вкусная ресторанная еда и супермаркеты, где - были бы деньги - можно купить что угодно. Вспомнилась поговорка, что «мы живем так, как едим». Тем не менее из прошлого запомнился солженицынский Иван Денисович, старательно жующий свою убогую концлагерную пайку. Кстати, вы­яснилось, что эту систему питания - не­спеш­ную, медленную - сегодня рекомендуют вра­чи-диетологи.

Они же установили, что мозг получает первые сигналы об утолении голода только минут через 20 после того, как вы начали есть. Человек, по-гусиному заглатывающий куски, не только расстраивает пищеварение, но и съеда­­ет больше, чем нужно. Тот, кто ест медленно, удовлетворяется меньшим количеством пищи. Ожирение - это не только избыточное, но и неправильное питание. В Германии родился даже термин «пивной живот», описывающий мужчин с переваливающимися через пояс дряблыми брюхами. Переполненная раз­ными сухариками, чипсами, булочками, жирными колбасами, залитая пивом диета уродует организм внешне и внутренне. Те самые буржуи с советских плакатов давно уже так не питаются - берегут здоровье. Когда я вижу наших молодых пузатиков, сочувствую им...

Прошли времена, когда люди, приходя из отпуска, хвастались, сколько веса прибавили. Мы учимся беречь здоровье, хотя еще не знаем, счастливой ли будет жизнь, во имя которой собираемся жить подольше. Впрочем, все в наших руках. Возможно, Козьма Прутков был прав, советуя: «Хочешь быть счастливым - будь им!».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось