В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

Процесс пошел, но непонятно, в какую сторону

6 Октября, 2004 21:00
Юбилеи вынуждают задуматься. Причем задумываются в разных странах, в разное время и по разным поводам. Сейчас многие разноязычные политологи осмысливают тот факт, что исполнилось 65 лет с начала Второй мировой войны, а также минуло 85 лет со дня окончания Первой мировой. Комментарии бывают весьма интересны...

Юбилеи вынуждают задуматься. Причем задумываются в разных странах, в разное время и по разным поводам. Сейчас многие разноязычные политологи осмысливают тот факт, что исполнилось 65 лет с начала Второй мировой войны, а также минуло 85 лет со дня окончания Первой мировой. Комментарии бывают весьма интересны...

После Первой мировой европейские границы изменились неузнаваемо. Географы подсчитали, что они сразу увеличились тысяч на 20 километров. Вдребезги разлетелась Османская империя, развалилась Австро-Венгерская, распадалась Российская, перекроили поверженную Германию. Государств в Европе прибавилось почти на треть, а валют стало вдвое больше.

Это было время создания национальных государств, поднимающих немыслимые флаги, распевающих звучные гимны на множестве новых державных языков, прежде Европе неведомых, и декларирующих осуществление исторических мечтаний. Постепенно выяснилось, что независимость получили не все. Обиды умножались в опасной геометрической прогрессии.

В почти демократической Чехословакии украинцы-русины и словаки ощутили себя гражданами второго сорта. В независимой Венгрии жило всего около трети всех венгров, а прочие мадьяры оказались в других странах, особенно много в Румынии, и сразу же заговорили о своем угнетении. Вновь созданная Югославия вообще оказалась конгломератом народов, с трудом переносивших друг друга, а Польша, кроме собственно поляков, сосредоточила в себе миллионы еврейского населения, множество немцев, украинцев, литовцев.

Экономики едва дышали, стабильности становилось все меньше, обострялись разговоры о правах и бесправии и, как следствие, усилились попытки новых властей навести порядок "железной лапой".

В общем, между войнами в Европе почти не возникло государств, которые даже со скидкой могли бы называться демократическими. Диктаторы приходили к власти один за другим - атмосфера была такая, что все Сталины-Гитлеры и Муссолини-Салазары-Франко ощущали себя в ней уютно. Карта, которая после Первой мировой войны была перекроена политиками как попало, трещала по швам, и Вторая мировая приближалась под крики о национальной несправедливости. Громче всех об этом кричал Гитлер.

После Второй мировой войны карты были перекроены еще раз, затем рухнул Советский Союз, разлетелась окровавленными кусками Югославия. Снова загремели речи о национальных проблемах, начало выясняться, что курды живут в трех или четырех странах, осетины - в двух, армяне компактно сосредоточены в Азербайджане, русские рассеяны везде, где угодно, а в России украинцев гораздо больше, чем в Киеве. Увеличение количества государств і снова не привело к увеличению числа демократий.

Тем временем настрадавшаяся Европа начала сращиваться, учредив общую валюту, сведя количество таможен и пропускных пограничных пунктов к минимуму. Кого-то в эту Европу приняли, а кому-то запретили и думать о ней. Как говаривал Михаил Горбачев: "Процесс пошел", но при этом совсем еще неясно, в какую он двинул сторону.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось