В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Продюсер Александра Розенбаума Белла КУПСИНА: "Когда "скорая" сказала, что Розенбауму уже ничего не поможет, я стала та-а-ак рыдать! Врач не выдержал: "Сделайте ему третий электрошок, чтобы эта сумасшедшая успокоилась"

Наталия ДВАЛИ. «Бульвар Гордона» 12 Сентября, 2005 21:00
За каждым великим мужчиной стоит великая женщина. И в случае с Беллой Купсиной это не дежурный комплимент.
Наталия ДВАЛИ
За каждым великим мужчиной стоит великая женщина. И в случае с Беллой Купсиной это не дежурный комплимент. Розенбаум не раз повторял: "Без своего продюсера я потеряю многое, если не все". Широкой публике Белла Михайловна неизвестна. Зато в шоу-бизнесовых кругах ее не только уважают, но и боятся. Во всяком случае, первое, что спрашивают, когда Розенбаум собирается на очередную гастроль: "А Белла с ним будет?". Почти 20 лет Купсина - бессменный продюсер Розенбаума. Она не только вдохновляет артиста на творческие проекты, но и разделяет его гастрольно-кочевую жизнь. Например, в прошлом месяце Белла Михайловна наслаждалась домашним уютом в родном Питере ровно пять дней, остальное время провела в поездках. Остается только удивляться, как при таком режиме ей удалось сохранить семью и вырастить сына. Учтите, что Купсина принадлежит к редким счастливицам, которые могут позволить себе не работать: ее муж - крупный российский бизнесмен Евгений Купсин. Взять интервью у Беллы Михайловны удалось в буквальном смысле на ходу. Мы договорились побеседовать прямо в машине. Причем в этом же авто ехал и Розенбаум. Пообещав, что не будет вмешиваться в беседу, Александр Яковлевич демонстративно отсел от нас подальше. Благо места в машине было много - артист с продюсером перемещаются исключительно на лимузине.

"Я ГОВОРЮ ТО, ЧТО ИЗ УСТ ЖЕНЩИНЫ НЕ ДОЛЖНО ПРОИЗНОСИТЬСЯ"

- Белла Михайловна, почему организаторы концертов так вас боятся?

Розенбаум:- (Хохочет). Вот оно, прозрение!

Купсина:- (Удивленно распахивает глаза). Боже мой! Это страшный миф! Даже не знаю, кто распространяет эти слухи! Постоянно узнаю о себе ужасные вещи: что я монстр, который одним взглядом может уничтожить. На самом деле, когда меня обижают, я тупо плачу. И за 20 лет продюсерства еще никого не наказала, не уволила, не разорвала...

Розенбаум:- Когда надо разорвать, она обращается ко мне!

Купсина:- (Улыбается). Может, потому и боятся, что за моей спиной стоит такая грозная фигура, как Розенбаум?

Если без шуток, я не беру взяток. Многим продюсерам организаторы предлагают наличные в обмен на снижение гонорара артисту или ухудшение условий проживания. Меня уговорить на такие вещи невозможно. Денег за спиной у Александра Яковлевича я не возьму никогда в жизни и ни в каких количествах.

- Еще говорят, что Купсина, как никто, умеет послать далеко и надолго. В каких случаях употребляете крепкое словцо?

- Часто. К сожалению, добрые слова мало кто понимает. Зато как скажешь что-нибудь... конкретное - сразу все становится на свои места. Но бояться меня не надо. Меня надо только понимать.

Был один дяденька, который вдруг захотел отменить концерт Александра Яковлевича. Все твердил: "Извините, так получилось". Но как только я применила нужное слово, у него сразу все заладилось.

- У вас такой богатый словарный запас или эффектностью выражений берете?

- Просто говорю то, что из уст женщины не должно произноситься. Особенно из уст такой молоденькой, как ты. Знаешь, за 20 лет я действительно мало с кем ссорилась. Хотя бы потому, что уважительно отношусь ко всем - начиная с организаторов концертов и заканчивая охранниками. Например, уже много лет в киевском дворце "Украина" нас встречает один и тот же охранник. И мне приятно с ним поздороваться, расспросить, как его дела.

- Помимо непонятливых организаторов, что еще доставляет хлопоты?

- Все, что связано со здоровьем. (Вздыхает). Несколько раз на гастролях Александр Яковлевич мог умереть. Страшнее момента в моей жизни не было.

Один случай произошел в Киеве. Я была в гостинице. Мне позвонили и сказали, что где-то под Черкассами Розенбаум попал в аварию. Я помчалась в больницу. Помню, у входа стояла огромная толпа. Но, увидев меня, они почему-то молча расступились. На ступеньках были следы крови. По ним я и шла. А в голове одно: "Жив или нет?!". Только когда оказалась у двери операционной и услышала...

Розенбаум:-...ненормативную лексику! (Смеется).

Купсина:-...и услышала голос Саши: "Да пустите ее, а то она подумает, что я умер!", только тогда я позволила себе расслабиться и потеряла сознание. Меня спасла молодость и крепкие нервы. Случись это сегодня - не оклемалась бы.

Еще один случай произошел в Сиднее. Александру Яковлевичу стало плохо с сердцем. Он лежал фиолетового цвета, потом наступила клиническая смерть. И это все на моих глазах! В каком-то жутком виде я побежала за помощью. На наше счастье, недалеко от гостиницы был госпиталь. Поверь, если бы это произошло у нас - мы бы с Александром Яковлевичем не ехали сейчас в лимузине.

Клиническая смерть длилась семь минут. За это время я успела сбежать вниз, позвать на помощь, приехала "скорая", поднялась в номер, подключила электроды и несколько раз ударила Александра Яковлевича электрошоком. После чего врач сказал, что уже ничего не поможет: мол, заказывайте гроб, везите тело в Россию. Я стала та-а-ак рыдать, что доктор не выдержал: "Да она сумасшедшая какая-то! Сделайте ему третий электрошок, чтобы она успокоилась!". После чего наше явление (кивает в сторону Розенбаума) село, удивленно оглянулось и спросило: "А че в комнате столько народу?!".
"В ГОСТИНИЦЕ У МЕНЯ УКРАЛИ СУМОЧКУ, ГДЕ ЛЕЖАЛО 10 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ И ТРИ АМЕРИКАНСКИХ ПАСПОРТА"

- Белла Михайловна, Александр Яковлевич, который обещал не вмешиваться в наш разговор...

Розенбаум:- (Возмущенно). Я и так абсолютно ничего не слышу!!! Вас так точно - вы очень тихо задаете вопросы!

-...так вот, Александр Яковлевич всегда точно называет дату вашего знакомства - 13 октября 1983 года. Почему этот день врезался в память?

- 13 октября 1983 года у Александра Яковлевича был первый сольный концерт в Петербурге, тогда еще Ленинграде. Причем первый афишный концерт. Я работала старшим администратором в Ленконцерте, вот мы и познакомились.

- Озвучьте первое впечатление от знакомства.

- Ой, впечатление было обалденным. Стоял такой лысенький...

Розенбаум:- (Громко прерывает). Давай без хамства! Озвучивай нормально! (Сердито). Я не был лысеньким!

Купсина:- (Смеется)...лысенький, в джинсах... Жутко завораживающий. Когда он вышел на сцену, у зрителей перехватило дыхание.

- Как получилось, что из администратора Ленконцерта вы стали продюсером Розенбаума?

- Через три года после знакомства Александр Яковлевич предложил с ним работать. Причем особого предложения не было. Он просто сказал: "Белла, бросай все к чертовой матери, иди работать ко мне". Я не смогла отказать. Вот и все.

- Розенбаум называет вас, цитирую: "Современно мыслящим продюсером, но по корням - человеком старой эстрадной школы". Что это значит?

Купсина:- (Обиженно поворачивается к Розенбауму). Ты когда-нибудь перестанешь гадости про меня говорить?! "Ста-а-арая"...

Розенбаум:- "Старая" в лучшем смысле! Ну ты же понимаешь, что я имел в виду!

Купсина:- Он имел в виду советскую эстрадную школу, в которой учили, что главное - это артист. А сегодняшние продюсеры почему-то считают главными себя. Это неправильно. Нас может быть много: лучших или худших - неважно. Но если не будет артиста, не понадобятся продюсеры, администраторы, директора.

- Я знаю, что вы с Розенбаумом заключили контракт в Нью-Йорке. Зачем нужно было так далеко ехать для оформления бумаг?

- Мы тогда начали сотрудничать с американским коллективом и должны были подписать международный контракт. Заодно и между собой оформили договор. Ой, с этим американским коллективом связана веселая история.

В 1987 году мы приехали на гастроли в Киев, причем с нами было 20 американцев. А в те чудесные времена нельзя было ездить без КГБ. Но никого из представителей этой славной организации мы легкомысленно не взяли. В общем, пока я отводила американцев завтракать, у меня в гостинице украли сумочку, где лежало 10 тысяч долларов. По тем временам хранение валюты - это уголовная статья лет на 15. Кроме долларов, в сумке было три американских паспорта...

Розенбаум:-...еще плюс 10 лет...

Купсина:- Воришки, естественно, настучали куда надо. Тут же приехали бравые пацаны из КГБ и меня забрали в каталажку. Не представляешь, какой шок я испытала! Мало того, что 10 тысяч долларов, так еще американские паспорта... Было очень страшно. Освободили меня только в два часа ночи. Слава Богу, американцы написали заявление, что это были их деньги и документы. Иначе я бы съехала, как минимум, лет на 15. Причем строгого режима.

Розенбаум:- (Прозаично). В особо крупных размерах, статья 88-я. (Неожиданно переходит на грузинский язык). Чемо чити гапринда! ("Упорхнула моя птичка!". - Авт.).

- Еще с бравыми пацанами из КГБ приходилось встречаться?

- Не-е-ет, тьфу-тьфу! Я человек ответственный, так что со мной редко что случается.
"АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВИЧ МОЖЕТ КРИЧАТЬ, ПОРТИТЬ СВОЮ НЕРВНУЮ СИСТЕМУ"

- Вы возглавляете сугубо мужской коллектив. Тяжело мужиками командовать?

- Конечно! Многие гуляли, выпивали. Всякое было. Но серьезных проблем не возникало. Они же взрослые люди: всем далеко за 50...

Розенбаум:- (Резко). Не надо! Во-первых, не всем! А во-вторых, далеко не за 50!

Купсина:- Ну че ты подслушиваешь?! А если я подпольную информацию рассказываю?!

Розенбаум:- Если бы это действительно была подпольная информация, ты бы мне ее выложила. Причем только мне и больше никому. И вообще, я половины вашего разговора не слышу!

- Ну раз Александр Яковлевич по-прежнему нас не слышит, опять приведу его цитату: "Белла - женщина и при всех своих исключительно деловых качествах может проявить себя чисто по-женски". В чем это выражается?

- В конфликтных ситуациях Александр Яковлевич может кричать, портить свою нервную систему. Я же подойду и тихонечко скажу, например: "Василий Петрович, давайте отойдем в стороночку и спокойненько все обсудим".


"С Розенбаумом довольно сложно. Он вспыльчивый и непримиримый, существует только его мнение. Но если нужно отстаивать свою точку зрения, отстаиваю. Причем каждый день..."


- А как можно понять, что Розенбаум сегодня не в духе?

- По дыханию. Он начинает тяжело дышать, раздувать ноздри. Тогда сразу ясно - злится...

- И что нужно сделать, чтобы он успокоился?

- Заплакать.

- На какую черту характера Розенбаума вы обижаетесь?

- На резкость. С ним довольно сложно: Александр Яковлевич вспыльчивый и непримиримый человек, существует только его мнение. Но, поверьте, и ему сильно достается от жизни. За 25 лет гастрольной жизни нервы расшатались - хуже некуда. Я-то точно знаю, что сейчас ему больше всего на свете хочется домой, в Питер: лечь на диван, чтобы рядом играли внуки, собака лежала в ногах.

- Что же заставляет так много гастролировать?

- Артист - это такая история: чем больше ездишь, тем больше помнят. Да и вне гастролей Александр Яковлевич настолько устает от политики, бизнеса, съемок, что концерты для него - отдых. Хотя в последнее время мы выработали систему: весь год работаем, а летом в отпуск.

- При такой суматошной гастрольной жизни много милых женскому сердцу вещей потеряли?

- О-о-о! Сейчас-то я стала посерьезней, а раньше в каждой гостинице оставляла то туфлю, то цепочку, то косметичку. Но самая больная моя потеря - роскошные сапоги, которые подружка прислала из Нью-Йорка. Я берегла их как зеницу ока. А пес Александра Яковлевича взял и тупо сожрал каблуки моих потрясающих сапог! Я так плакала.

- Розенбаум никогда не скрывал, что место женщины - на кухне. А тут на протяжении 20 лет рядом вы. Идеологических споров не возникало?

- Ему кажется, что остальные женщины должны быть на кухне, а я нет. Да и зачем спорить? Я же женщина - значит, сделаю, как надо мне. И нормально!

- Вы не создаете впечатления человека, которого легко укротить...

- Бывают, конечно, проблемы: и ссоримся, и дверьми громко хлопаем. Когда совсем устаем друг от друга, разъезжаемся по домам. Правда, через 40 минут все равно созваниваемся. Но слепого подчинения быть не может. Если нужно отстаивать свою точку зрения - отстаиваю. Причем каждый день. Тем более что есть вещи, в которых я понимаю больше. И не потому что такая умная - просто чаще сталкивалась с этими проблемами.

- Кто делает первый шаг к примирению?

- (Молча кивает головой в сторону Розенбаума).

- Неужели стоит под дверью с букетом: прости, мол, Белла, погорячился?!

- Не-е-ет! Александр Яковлевич такого не умеет. Максимум, на что можно рассчитывать, так это на небрежно произнесенное: "Да ладно, кончай обижаться!".

- Что вы должны сделать, чтобы Розенбаум в сердцах бросил: "Все бабы одинаковые!"?

- (Смеется). Такого шанса я ему не дам.

"БОЯСЬ ПОТЕРЯТЬ РАБОТУ, Я СДЕЛАЛА НЕПОПРАВИМУЮ ВЕЩЬ"

- Розенбаум не раз говорил: "Белла выросла и живет в семье, которая не нуждается в деньгах". Признайтесь, вы внучка миллионера?..

- Нет, всего лишь дочка. Хотя по сегодняшним меркам мой бедный папа был бы очень и очень необеспеченным человеком.

- Интересно, чем нужно было заниматься, чтобы стать простым советским миллионером?

- Папа был директором нескольких магазинов. Поэтому тяжелых времен я не помню. И когда читаю, что в советские времена нечего было есть, удивляюсь: в моей семье всегда были деньги и еда. Более того, по пятницам папа раздавал всем родственникам пакеты с продуктами.

Я действительно выросла в очень обеспеченной семье, но не думаю, что это меня испортило. Нет во мне плохого или неуважительного отношения к деньгам, нет жадности. Я и сына воспитывала в абсолютной дозволенности. У него все было: квартира, "мерседесы", охрана. И вырос замечательный мальчик. Даня получил лучшее, какое только возможно, образование. Окончил школу в Швейцарии, два университета: в Вашингтоне и Нью-Йорке. Ему сейчас 27 лет, бизнесмен, работает в Москве, недавно женился. Вот вам пример, когда человек хочет чего-то добиться, он это делает. И неважно, кто у него папа или мама.

- Неужели дочь миллионера не замечала зависти окружающих?

- Я со всеми дружила. Подружки часто у меня кушали, ночевали, одалживали одежду. Кроме того, папа доставал всем моим знакомым дефицитные по тем временам дубленки.

- Вот и сидели бы на отцовских миллионах. Зачем работать-то пошли?

- Назло папе и мужу. Они твердили, что я избалованная и никогда не смогу работать. А я пошла и устроилась в Ленконцерт. И, как видите, задержалась на 20 с лишним лет.

- Чем пришлось пожертвовать ради работы?

- Жалею, что не родила второго ребенка.

- Розенбаум тоже не раз сожалел, что Бог не дал второго ребенка.

- Неправда! Мы сами это сделали. Бог давал, мы не брали. Это самая большая моя ошибка. Боясь потерять работу и осесть дома, я сделала непоправимую вещь, которую женщине делать нельзя. Надо было быть чуть храбрее. Ни одна профессия не сравнится с удовольствием, которое дает тебе семья, дети, внуки...

Не верю современным девушкам, утверждающим, что сначала карьера, а после семья. Значит, не встретила принца, который захотел бы ее взять. Или сама не смогла стать для кого-то принцессой. Поверь, если в твоей жизни появится твой мужчина, работа становится вторичной.

- Вы единственная женщина-продюсер?

- У Лаймы Вайкуле и Яна Арлазорова тоже продюсеры женщины. Кажется, больше ни у кого. Если честно, это мужская работа. Когда совсем плохо, начинаю причитать: "Все, ухожу работать воспитательницей в детский сад". Потому что детеныши все маленькие, сладкие и никого не обижают. Осталась в профессии только благодаря тому, что отец, муж и сын меня поняли. Заниматься подобной работой женщине нереально. Во всяком случае, не хочу, чтобы моя невестка стала продюсером.

- Ваш ресторан "Белла Лионе" называют самым роскошным в Петербурге. Именно здесь справляли свадьбу Пугачева и Киркоров. Как вас в рестораторы занесло?

- Мы с мужем общительные люди, поэтому у нас все время были гости. Я с утра до ночи стояла у плиты и просто выбивалась из сил. Поэтому муж предложил открыть ресторан, куда можно приглашать друзей. Первый ресторан мы открыли лет 12 назад. Затевалось ради шутки, а получился красивый, модный ресторан итальянской кухни. Вот Алла и Филипп и решили там отпраздновать свадьбу. К сожалению, мы с Александром Яковлевичем тогда были на гастролях.

Кстати, "Белла Лионе" переводится как "Прекрасная львица". Это муж придумал. Он все любит делать сам. Но ресторана уже давно нет.

- Завистники сожгли?

- (Улыбается). Нет. Просто мой муж криэйтор - все время создает что-то новое. Сейчас на месте этого ресторана огромный торгово-развлекательный комплекс "Золотая страна". Это муж вместе с Александром Яковлевичем основали.

- Какое из ваших блюд предпочитает Александр Яковлевич?

- Ой, его накормить, чтоб ему было вкусно, сложно и просто одновременно. Он не любит наворотов, предпочитает домашнюю еду: жареное мясо с картошкой, вареники, картофельное пюре.

- Белла Михайловна, если Розенбаум оставит сцену, кого возьметесь продюсировать?

- Никого.

- Почему?

- Лучше артиста уже не будет, а хуже я не хочу.

- Чем же вы тогда займетесь?

- Боже мой! Буду сидеть дома, читать книжки, готовить обеды, смотреть кино, ездить в гости к подружкам и воспитывать внуков.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось