В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
О своем, о женском

Ольга ГЕРАСИМЬЮК: "Мы приехали к Президенту и вместе с ним завтракали. Я видела его дом, его картины, книги и его тапочки в прихожей. Он был просто человеком. После этого коллеги радостно вымазали мой портрет дерьмом"

Татьяна НИКУЛЕНКО. «Бульвар» 19 Сентября, 2004 21:00
С Ольгой Герасимьюк мы знакомы больше 20 лет - с тех пор как она, тогда выпускница журфака КГУ, пришла в редакцию молодежной газеты, где уже работала я. Смешливая, вызывающе талантливая и красивая журналистка тут же заслужила у коллег, особенно мужского пола, прозвище Кыця. Во-первых, потому что это было ее любимое обращение к окружающим, во-вторых, потому что характер очень соответствовал...
Татьяна НИКУЛЕНКО
С Ольгой Герасимьюк мы знакомы больше 20 лет - с тех пор как она, тогда выпускница журфака КГУ, пришла в редакцию молодежной газеты, где уже работала я. Смешливая, вызывающе талантливая и красивая журналистка тут же заслужила у коллег, особенно мужского пола, прозвище Кыця. Во-первых, потому что это было ее любимое обращение к окружающим, во-вторых, потому что характер очень соответствовал... Она умела в нужный момент и помурлыкать, и показать коготки. Оля все такая же смешливая, талантливая и очаровательная. Вот только теперь она одна из самых популярных и титулованных телеведущих канала "1+1". Соотечественники знают ее как женщину, которая справедливость на ходу восстановит, в начальственный кабинет войдет. И вообще любит экстрим: то в американскую тюрьму рванет на свидание с маньяком-эмигрантом, то во Львов, где городские власти сгоряча решат запретить российские песни. У нее немыслимое количество международных теленаград, а ее авторская программа "Без табу" не имеет конкурентов. Хотя бы потому, что в отличие от расплодившихся российских аналогов, где провинциальные статисты разыгрывают придуманные страсти, в передачах Герасимьюк все настоящее: боль, слезы, персонажи...

"НА ТЕЛЕВИДЕНИИ ВСЕ ЦЕЛУЮТСЯ, ОБНИМАЮТСЯ, ГДЕ-ТО С КЕМ-ТО НОЧУЮТ"

- Оля, тебя раньше в украинских СМИ называли гранд-дамой украинского телевидения...

- Такая толстая?

- Типун тебе на язык - солидная. Но в последнее время ты похудела, похорошела, маску трагичную сменила и стала на телеэкране чертовски веселой, заводной. Это любовь?

- Ну конечно. Что же еще? Хотя мне приходилось слышать и другую версию - о тяжелой болезни. Если честно, мне хотелось бы ответить на твой вопрос утвердительно. Потому что ощущение какой-то влюбленности у меня есть. А вот в кого - не знаю.

- Может, в работу? Не зря же канал называется"1+1".

- Действительно. А на днях мне позвонил старый друг, чтобы поздравить. Мол, от кто-то из моих коллег услышал, что я недавно вышла замуж.

- Твой избранник случайно не оператор?

- Ты знаешь, эти слухи уже устарели. Последний раз их в прессе муссировали, когда я еще была гранд-дамой (смеется). Но я уже в них и сама верю. В конце концов, это так телевизионно.

- Признайся, диджея Пашу убрали из новой программы "Хочу и буду", потому что твой "плюс один" приревновал?

- Паша не для этого. Слух о такой связи оказался нежизнеспособным. У меня была мысль другая. Я его пригласила на роль взрослого, очень положительного сына, а сама хотела быть такой мамашкой, продвинутой, современной теткой с придурью. Но из этой затеи ничего не вышло. Паша в жизни следует только своим правилам и удивляется, если их кто-то не выполняет. То есть уронить его репутацию - дело непростое. В общем, даже на экране было видно, что мы из слишком разных жизней. А из передачи он ушел, потому что мы экспериментируем и существенно изменилась концепция передачи. Так что мне нечем порадовать "Бульвар" в этом смысле.

- С диджеем Пашей у тебя была вторая попытка поработать дуэтом. Первая - с Мыколой Вереснем, который вполне подходил по возрасту.

- Мы с Вереснем никогда не вели вместе передачи. Да, мы работали в совместном проекте "Без табу", но у нас были разные группы и концепции, разный подход и даже роли. В жизни у нас точно так же: совершенно непохожие принципы и представления о том, как нужно любить и не любить. Так вот, я пришла туда со своей командой "для поддержки штанов", потому что передача тогда только запускалась. Никто не был уверен, что одна команда ее потянет... А потом у моего напарника случился - не знаю, как это назвать, - бзик.

- А проще - звездная болезнь.

- Может, и так. У нее разные симптомы. Начиналась предвыборная кампания. Вероятно, у него были свои планы, амбиции и перебор уверенности в том, что имидж сработает. С тех пор мы не общались. То есть встречались лишь несколько раз на каких-то печальных, к сожалению, событиях, когда погибали наши друзья.

Мыкола взрослый мальчик и сам должен чинить игрушки, которые поломал. А то ведь фишка была модная о цензуре, которая не позволила якобы человеку продолжать работать на телеканале, и вот он уходит бороться с этой гидрой в политику. Весь в белом!!! Да только все, с кем дружил, - как давали понять зрителю, жалкие, ничтожные личности - остались есть свои крохи с руки цензора.

Жаль, что так случилось. Раньше мы часто могли с ним где-то загулять и выпить, ночь проговорить в каком-нибудь ресторане. Но это были совершенно платонические отношения (смеется). Хотя, вообще-то, тут, на телевидении, все ведут себя очень раскованно: целуются, обнимаются, где-то с кем-то ночуют, - это еще не повод для более близкого знакомства.
"РЯДОМ СО МНОЙ НЕПЛОХО БЫ СМОТРЕЛИСЬ ВАХТАНГ КИКАБИДЗЕ, ПОСТАРЕВШИЙ ВАН ДАММ ИЛИ ГОША КУЦЕНКО"

- Интересно, а почему у вас на канале женщины тянут воз (а то и два) в одиночку, как ты и Анна Безулик, а мужики работают парами, как, например, Борсюк и Корчинский? Они не выдерживают такой гонки? Или это политика канала?

- (Смеется). Я могла бы сказать, что, к сожалению, в журналистике нет настоящих мужчин. За редкими исключениями, которые лишь подтверждают правило. Но дело тут вообще не в тендере, хотя наш канал действительно ориентирован - в последнее время особенно - на женскую аудиторию. У нас теперь и сериалов побольше, и наша передача "Хочу и буду" появилась в обновленном виде. А есть ли лучше подарок для женщины, чем ток-шоу, которое ведут два импозантных и умных мужчины!

Что же касается меня, то, работая с Пашей, я окончательно призналась себе, что по натуре диктатор, требую беспрекословного подчинения.

- Да здравствует матриархат!

- Мне все мешает, раздражает. И меня бесит, когда кто-то на съемочной площадке дает мне указания. Я об этом прямо сказала своему руководителю. Он меня сразу понял: "Тогда я уважаю!". Это был как раз самый главный аргумент для того, чтобы все изменить.

Наверное, это свойственно всем нашим женщинам-ведущим, тем, кто здесь - ну, не выжил - завоевал место под солнцем. Они должны быть с характером и не иначе.

- И ты намерена впредь коротать свой телевизионный век одна?

- Ну почему?.. В будущем я подберу себе партнера. Но, скорее всего, это будет эдакий стареющий мачо, легкая седая небритость. Думаю, с таким человеком я бы нашла общий язык (смеется). Мой режиссер Андрей Нестеренко, например, говорит, что рядом со мной неплохо бы смотрелся Вахтанг Кикабидзе. Или постаревший Ван Дамм. Или Гоша Куценко, наконец.

- Идя на эту встречу, я вспоминала молодежную газету, где мы с тобой начинали, и одну из первых твоих публикаций - об открытии в Киеве доселе невиданного магазина "Ланком". Ты тогда в красках живописала многострадальных советских женщин, которые стояли в очереди за французским парфюмом. Они были все в мыле и пахли, пардон, как загнанные лошади...

- Я писала такое? Ну и гадина была (смеется). Помню, толпа тогда так напирала, что разбила витрину. Кто-то пробовал, пробовал ее на прочность и таки доказал, что для наших людей нет ничего пуленепробиваемого.

- Скажи, с тех пор твое восприятие соотечественниц стало более радужным?

- Мне стыдно, что я их так обижала тогда.

- А разве ты не ассоциировала себя с ними, идущими в светлое будущее с авоськами в руках и мечтой о "Шанели N5" в душе?

- Я тогда была слишком молода и, как мне казалось, независима для этого. Но мне нравилось изучать наших женщин. Я очень благодарна своей большой коммунальной квартире, где тогда жила. По вечерам мы танцевали на кухне. Помню, я так и не нашла сережку, слетевшую с уха (наверное, упала в кастрюлю злобной бабки-соседки, которая выслеживала нас). Эта особа любила постоять под дверью, когда две девчонки шушукались. И та, которая была менее опытной, все выспрашивала всякие подробности о том, как ночью быть богиней с очередным мужчиной.
Мне было смешно, с одной стороны. А с другой - я сочувствовала им. В то время казалось, что вырваться из коммуналки невозможно. Это была такая же несбыточная мечта, как, допустим, умереть в Париже. Хотя теперь мы знаем, что в таком городе незачем умирать. Там нужно бывать часто. И "Шанель N5" не предел мечтаний. Сейчас у меня на полке стоит десятка три флаконов.

- Ого!

- Да, я нюхачка. У меня каждый день пахнет по-своему, и к нему должны быть другие духи. Ну и, конечно, иногда просто нужно пахнуть, как принцесса Монако.

Вообще, я определила, что в этом смысле не совсем женщина. Мне нравится ходить по магазинам, все примерять. Но я лишена главной женской слабости: когда плохое настроение, пойти и что-то купить. Нет, я пробовала: отправлюсь в бутик, перемеряю там все. Где-то на 16-й вещи прихожу в раздражение. Думаю: "Чем это я занимаюсь?". Даже куплю что-то, но забываю об этом в ту же минуту, когда выброшу деньги - иногда даже последние! - на обнову. Могу прийти домой и забросить ее, вместо того чтобы кому-то показывать, звонить подружкам. Только когда через некоторое время натолкнусь на эту вещь в шкафу, вспоминаю о своем порыве.

А вот хорошие ароматы - это я люблю. Поэтому часто хожу по парфюмерным магазинам. И вижу, какие сейчас женщины. Они подходят прямо к нужной полке, знают последние новинки, разбираются в парфюмах. Это уже совсем другая жизнь. Хотя, может, те, которые загнанные и с авоськами, сегодня просто не стоят там. На то есть причины, правда же?

- Ты с первых шагов в журналистике, еще работая в отделе писем молодежной газеты, начала заниматься разными горемыками, неустроенными женскими судьбами.

- Так ты ж меня гоняла, три шкуры спускала.

- Вот стерва!

- Не то слово. Но я хочу сказать, что страшно тебе благодарна за то, что меня так чмырила. Было тяжело, конечно, потому что, ты же помнишь, у меня не было ни личной жизни, ни прописки, ни денег - ничего. И так себя было жаль. А ты, мучительница, нет чтобы сказать: "Ой, бедненькая, тебя надо к родителям отправить или к ребеночку"... Напротив, спуску не давала и не признавала никакой причины для того, чтобы не написать эту сраную заметку (смеется).

В моей коммуналке туалет был такой, с окошком. Я дождусь, когда все накричатся, улягутся, закроюсь в этом сортире, в окошко высунусь и на подоконнике при свете фонаря пишу. А утром иду в редакцию и, если опоздала или что-то сделала не так, ты на меня наорешь. Мне вначале было обидно, а сейчас я понимаю, как это было правильно. Потому что, если бы меня в тех обстоятельствах еще и жалели, я, может, распустилась бы до невозможности. А так это меня, наоборот, закалило. Действительно, кому какое дело, что у меня случилось? Ты хочешь быть журналистом? За все надо платить. Как говорят, никого не интересует, как вы потели. Важен результат.
"ЛЮДИ ПРОСЯТСЯ В ПРОГРАММУ "БЕЗ ТАБУ", У НАС ОЧЕРЕДЬ"

- Оля, пожалуй, ты единственная телеведущая, которая позволяет себе на экране волноваться, не быть железной леди. Это у тебя спонтанно получается или ты придумала такой ход, имидж, чтобы вызвать больше доверия, усилить драматизм?

- Если бы это был имидж! Во время съемки "Без табу" у меня в подслушке постоянно звучит команда режиссера: "Руки, руки, руки!". Это значит, что я опять ломаю пальцы. Такая жестикуляция очень мешает в кадре, потом приходится все вырезать. И это не все. Я "от нервов" мотаю головой, даже не замечая этого. А ведь у меня в петличке микрофон, и из-за этого звук заметно портится.

- У вас там, на съемочной площадке, наверное, есть валидол, валерьянка, нашатырь? Часто приходится все это применять?

- Конечно, у нас есть аптечка. Это обязательный пункт для администратора, когда она готовится к съемкам очередной передачи. Там полный набор - и для меня, и для гостей. Когда мы собираемся в студии, я сразу предлагаю всем глотнуть по чуть-чуть. Правда, иногда гости начинают что-то из себя строить, но я говорю: "Спокойно! Сейчас мы вместе опрокинем по мензурке". И тогда все радостно пьют. Особенно мужики. Они стесняются показаться слабыми, но на самом деле им очень часто бывают необходимы пять капель.

- Валерьянки или чего-то покрепче?

- Мы после угощаем чем-то покрепче. Хотя у нас всегда есть коньяк для особых случаев. Вот Роман Виктюку нас на передаче был - мы ему предложили, чтоб не убежал (он спешил, а у нас съемка задерживалась). Стало так хорошо, что мы никак не могли начать. Потом он вышел и давай общаться с публикой. Ну очень смешной! Пришлось его за руку хватать, чтобы хоть слово вставить. Когда я заорала: "Сейчас дама будет говорить!", Роман Григорьевич так удивился: "А что ж ты раньше не сказала?".

А так мы все успокоительное пьем и до, и во время передачи. Но истерики с гостями тем не менее случаются. На экране этого нет, потому что мы вырезаем. Но съемки приходится останавливать. В общем, к концу передачи аптечка благополучно пустеет.

- Многие наши коллеги-журналистки, у которых когда-то тоже хорошо получались душещипательные темы, изменили этому хлопотному жанру. Они прямо мне заявили: "Уж лучше информационные заметки писать. Гонорар за это платят такой же, а нервы целы". А чем объяснить твое постоянство?

- Это личный выбор каждого. Согласись, такая журналистика куда интересней, хотя здоровью не способствует и вообще опасна. Но ведь и с парашютом опасно прыгать, и на машине лететь по дороге. А что делать, если любишь скорость?

- А ты отслеживаешь судьбы своих героев?

- В программе "Без табу" без этого нельзя. Ты снимешь передачу - она обычно на грани скандала - и уедешь, а люди-то остаются в тех же обстоятельствах. Поэтому мы поддерживаем с ними контакты, они постоянно звонят.

Вот, например, мы рассказали о девочке, которая хотела убить своего ребенка, но потом спохватилась. Она любит его, воспитывает. А окружение ее уничтожает просто, догрызает, какая-то родственница даже обещала сжечь. Сейчас на адрес "Без табу" ей куча писем приходит. Люди предлагают кров, приглашают приехать, морально поддерживают. Хотя, казалось бы, она должна вызвать к себе ненависть.

Телевидение цинично по своей природе и не может быть другим. Сколько ни рассказывай о благородных целях, все равно ты вытаскиваешь на свет человека, который зачем-то открывает перед другими душу. В этом есть элемент шоу. И мы, вторгаясь своей передачей в такие сферы, потом должны за это отвечать, как-то компенсировать свое вмешательство в личную жизнь. Хотя, приглашая людей, мы их честно предупреждаем обо всех возможных последствиях. Иногда, зная, что им светит, запрещаем говорить то, что они готовы сказать. То есть мы отрабатываем вот этот маленький нюанс. И кстати, люди к нам идут с большим желанием, просятся в программу, у нас очередь.

- Но это же душевный мазохизм какой-то!

- У наших персонажей есть надежда на то, что произнесенное будет изменено. Совершенно сумасшедшая ситуация. Мы думали, что наши люди никогда не могут раскрыться, а они рассказывают самые страшные вещи, чтобы их хоть кто-то услышал. Они видят в этом шанс оправдаться.

Я прихожу сюда, в телекомплекс, и каждый день меня кто-то встречает у входа. Неделю назад возвращаюсь с эфира - я была на "Сніданку", стоит женщина с кошелками, приехала из Одесской области. Я говорю: "Как же вы, не предупредив? Я вообще здесь могла не появиться". Знаешь, что она ответила: "Я бы тут жила". И за это тоже надо платить.

- В том числе и судебными тяжбами. Кстати, за что на тебя ополчилась винницкая милиция, подав иск в суд?

- Недавно к нам на передачу приезжала женщина из Винницкой области: ее муж покончил с собой, потому что старики обвинили его в краже денег (при том, что доказательств особых нет). А он был из Западной Украины, набожный человек... Я односельчан спрашивала: "Вы можете представить ситуацию, что человек не мог жить с этим клеймом?". Они говорят: "Ради Бога. Ну не крал так не крал"... И добавляют: "Даже убийцы живут, и ничего".

А родственники покойного еще и обвинили милицию в том, что его допрашивали с применением силы. Это не доказано, а спросить не у кого. И экспертиза не установит истину, потому что он себя подорвал газом и труп обгорел. Врачу некогда было снимать побои - он спасал жизнь. В общем, в передаче шла речь о том, может ли человек с нечистой совестью выжить среди людей. В итоге милиция подала на меня в суд. Сейчас идет разбирательство, но я уверена, что права. Специально просматривала передачу: из моих уст не прозвучало ни одного обвинения в адрес правоохранителей.

Несколько газет попытались разобраться объективно, а местная пресса провела целую кампанию. Всякие гадости обо мне писали. Напечатали мою фотографию с ротвейлером, чтобы показать, какая я ужасная. Такой ход был найден. Но это все смешно, потому что забыли, о чем была передача. И овдовевшая женщина с ребенком по-прежнему живет вместе с коровой в хлеву. Дом-то у нее сгорел, а местная власть сказала: "Съездила на "Без табу"? Вот пусть тебе телевидение и жилье дает". И оставить их на произвол судьбы мы никак не можем.
"Я ДВА РАЗА ВЫХОДИЛА ЗАМУЖ, ХОТЯ ЭТО НИКОГДА НЕ БЫЛО МОЕЙ ЦЕЛЬЮ"

- Бытует мнение, что интерес к таким темам возникает у людей, у которых у самих в жизни не все в порядке.

- А благополучные - злые, да? Тут нет правила. Не всегда человек, который сам горе пережил, сразу бросится другому помогать. Несчастье обугливает людей. Многие говорят: "Я свое выгреб, теперь ты попробуй".

Возможно, то, что мы делали раньше в журналистике, толкает меня на какие-то небесполезные действия. Ведь мы раньше по каждому письму-жалобе добивались реагирования. Рассылали обращения в суды, прокуратуры, пока не добьемся помощи. А я, хотя и много пережила, благодарна судьбе за то, что при всех несчастьях, которые со мной случались, не обозлилась. Ведь когда тебя раз за разом мордой об асфальт, легко в ответ стать последней сволочью и просто грызть всех, по трупам идти. Но тогда ты не человек - мутант. А живой человек в муках учится любви. Он, может, и не устоит перед искушением, но заплатит за это, не скуля.

- Ты считаешь себя благополучной женщиной?

- Конечно. Казалось бы, чем дальше, тем хуже должно быть. Мне 45 в прошлом году исполнилось. Но я никогда еще не чувствовала себя такой счастливой. Может быть, потому, что спешу что-то сделать и у меня пока, тьфу-тьфу, все получается. У меня есть друзья рядом, которые при первом обмороке крепко врежут по щекам, и это тоже нужно.

Я довольна жизнью. Вся в долгах? Но ведь когда-то расплачусь. Квартиру полгода ремонтирую? Но ее делает мой друг, очень хороший дизайнер Игорь Мадиянский. И мне уже грустно оттого, что когда он закончит, мы не будем так часто видеться. А еще рядом со мной незримо присутствует человек. Это продолжается уже 100 или 200 лет и будет всегда, даже когда я перестану молодеть. А главное, сын у меня взрослый и с ним, тьфу-тьфу, все слава Богу.

- Неужели тебе не хочется что-то изменить? Не так даже на работе, как в личной жизни?

- Нисколечко. Я, в принципе, никогда не чувствовала себя одинокой женщиной. Не знаю, что такое "простое женское счастье". Как-то я была на юбилее одной чудесной женщины, она - потрясающий врач, просто чудеса делает! У нее дочь есть славная. И вот гости - ее же подруги - по очереди встают и говорят: "Все у тебя есть, дорогая. Люблю тебя. Но тебе бы женского счастья".

И сидит рядом с каждой это "женское счастье" - морда почти что в оливье. И видно, как она снисходительно, мягко говоря, к этому "счастью" относится. Но оно у нее есть! И она счастлива стирать ему носки! В конце концов, я вынуждена была встать, разразиться монологом и уйти. Некрасиво получилось. Наверное, вслед подумали: "Ото нес кем, так и...".

Ну что это такое? Я не слышала ни разу, чтобы за столом мужику говорили: "А вот тебе бы еще мужского счастья, брат!". А бедной бабе куда же без него?

Я никогда не мечтала об этом. Хотя так случилось, что два раза выходила замуж, это никогда не было для меня целью. Я всегда, с детства, чувствовала себя одинокой девочкой и от этого никогда не получала какого-то стресса или психического расстройства. Наверное, это плохо - человек не должен быть одиноким. Не должен! Но делать из этого такую проблему, чтобы довести себя до сказу, не стоит. Я уверена: все, что человеку суждено, с ним случится. А если он начинает сучить ножками, то лишь отгоняет от себя то, что ему суждено.
"КАКОЙ БЫ ВАЖНОЙ ПЕРСОНОЙ НАШ ГЕРОЙ НИ БЫЛ, ПОД КОСТЮМОМ ОН ГОЛЕНЬКИЙ"

- Однажды я брала в Верховной Раде комментарий у Леонида Макаровича Кравчука. О национализме, шовинизме, проблеме украинского языка и песен. И он мне говорит: "Посмотрите программу Ольги Герасимьюк".

- Первый раз слышу, что он мои передачи смотрит.

- Речь шла о проекте "Миф о Львове", посвященном гибели композитора Игоря Билозира. Но главное - как душевно Кравчук о тебе сказал, с нескрываемой симпатией. Вы хорошо знакомы?

- Виделись один раз в жизни. Говорили о собаках, потому что я собачница, а он и подавно: у него такие породистые, классные псы. Мы столкнулись с ним нос к носу в приемной у Кучмы, когда снимали проект "Пять дней с Президентом". Получилось так, что два Президента - бывший и нынешний - встречались. На это отводилось 20 минут всего, но мы не могли такой момент пропустить. Поэтому я пристала в приемной к Кравчуку, стала напрашиваться. Нас впустили. Данилыч вышел без пиджака, но когда понял, что тут прусь я с камерой, сказал: "Стоп! Еще раз!". Он надел пиджак и вышел опять. Но мы, конечно, показали оба раза, потому что это было так весело.

- А что-то более пикантное осталось за кадром?

- Было много каких-то моментов, когда он был просто человеком. Но я была бы падлюкой, наверное, если бы об этом рассказала. Потому что каждый, кто разоткровенничался, беззащитен. Как в боксе говорят: открылся. А я хотела его распахнуть, разговорить и приложила к этому все усилия. Ведь он не очень любит журналистов. И, между прочим, правильно делает.

Мы приехали к нему и завтракали вместе с ним и Людмилой Николаевной. Я видела его дом, его картины и книги, его диски и слушала музыку, которая ему нравится. Я видела тапочки, которые стоят в прихожей. А что говорит о хозяине дома больше, чем тапочки или какие-нибудь вешалки? Поэтому человек, который не хочет, чтобы о нем слишком много узнали, не пустит в прихожую. Обычно он тоже мало кого пускает к себе. И правильно делает. Потому что, независимо от того, любят его или нет, он Президент. И надо чтить протокол.

Да мы, честно говоря, еще и не научились снимать фильмы о таких людях. У нас если снял "при жизни" - значит, ты продажный. Я уже на следующий день услышала, что буду возглавлять Национальное телевидение. А часть посетителей приходили ко мне с проектами, чтобы я их подсунула по знакомству "туда". Многие коллеги радостно помазали мой портрет дерьмом. Словом, все проявились качественно.

- Обидно было?

- Да мне плевать. Я занимаюсь телевидением. Согласись, если тебе по какой бы то ни было причине вдруг выпадает возможность профессионально поговорить с Президентом какой бы то ни было страны, глупо отказываться. Другой вопрос, как ты это выполнишь. От того варианта, который нам предложили сделать, мы отказались сразу.

Уверена, что не нажила себе этим друзей. Потому что в политике не те люди, которым можно сказать: "А я не хочу! Не буду!". Если не хочешь, надо убедить и персонажа главного, и тех, кто проводил со мной предварительные беседы. И я нашла аргументы, доказала.

Поэтому Данилыч меня и пригласил тогда к себе в дом. А мы там все клумбы истоптали, пока его записывали (смеется). Прохаживались с ним и так увлеклись, что ходили два часа. И следом два оператора - один спереди, другой сзади. Охрана и пресс-секретарь стояли возле дома и не могли слышать и контролировать процесс. Только когда на клумбе живого места не осталось (до нас там росли цветочки, помидорчики какие-то просто для себя, для прикола - овощей-то им хватает), Людмила Николаевна сказала, чтобы мы наконец-то зашли в дом (смеется).

- А коленки не дрожали? Хотя ты у нас, вообще-то, специалист по VIP-пepсонам: Монтсеррат Кабалье снимала...

-...и Брижит Бардо, и Ани Жирардо. Мы в своих проектах всех людей видим без мундира. Какой бы важной персоной наш герой ни был, все равно под костюмом он голенький и сердце у него болит, как у всех. Когда домой приходит и все с себя снимает, превращается в такого маленького человечка против огромного звездного неба, которому чья-то нелюбовь, измена, болезни близких точно так же причиняют страдания, как и всем остальным...
"ЕСЛИ ВЫПАДАЮТ ДНИ БЕЗ СЪЕМОК, МНЕ ПЛЕВАТЬ, КАК Я ВЫГЛЯЖУ"

- Оля, у тебя и раньше нагрузка была - дай Боже. А теперь, когда прибавилась программа "Хочу и буду", она стала просто немыслимой. А как ты после всего этого расслабляешься? Наверное, ходишь в салон красоты, маски делаешь.

- Я их действительно делаю - по необходимости, потому что лицо каждый день в гриме с утра до вечера. И когда у меня выпадают дни без съемок, я вообще хожу без макияжа. Мне плевать, как я выгляжу. Но внешность на телевидении важна. Поэтому я все свободное от работы время хожу в кремах, приготовленных подругой-косметологом. Почти каждый день вот уже 10 лет начинаю с салона "Лита". Но это не релакс. Иногда приходишь поправить лицо и вырубаешься, пока тебе ту маску делают.

- А с собакой по-прежнему бегаешь?

- Последние полгода я жила в санатории под Киевом - там дубовый лес, озеро. И каждое утро, каждый вечер, даже если ночью приезжала, круги наматывала вокруг корпуса, в котором квартировала. Но сейчас, пока я без дома, собака моя у кинолога. Когда мне совсем плохо, я к ней туда мчусь. Она у меня действительно такой человек, который расслабляет.

- Помню, раньше ты шила замечательно и вязала. Иногда вспоминаешь об этом?

- Да ты что! Даже не готовлю, хотя и люблю это дело. Не успеваю, поэтому заезжаю в магазин, что-то готовое покупаю...

- А где одеваешься?

- Обожаю Лилю Пустовит. Она сшила мне очень красивый костюм - я в нем и снимаюсь. Есть еще такая Ира Каравай - молодой дизайнер, которая нашила мне таких сумасшедших нарядов. Видишь мое пальто дурноватое, блузу? И штаны эти широкие - они сейчас все мокрые, потому что, по ее мнению, очень красиво, когда ты идешь и наступаешь на собственную штанину (смеется).

А вообще, я всегда любила у Лоры Эшли одеваться. Мне там подходят многие вещи. Особенно нравится, что у них есть всегда все размеры. А я как человек, который недавно похудел, это ценю (смеется). И сейчас там была - отобрала себе костюмы для съемки. А так я люблю побродить по магазинам, зайти в спортивную одежду какую-нибудь. Сейчас столько всего появилось! Тогда же мы шили потому, что не было ничего, а хотелось выделиться. Вот и придумывали что-то.

- Последний вопрос. Помню, когда ведущие канала "1+1" играли в программе "Как стать миллионером", вся моя семья за тебя болела. Все хотела спросить: на что ты потратила выигрыш - 64 тысячи гривен?

- Так это же была благотворительная акция. Мы все деньги отправили в "Светлый дом". Есть в Одессе такой приют, который мы снимали (этот документальный фильм, кстати, получил в Москве награды). Там священник собрал беспризорных: и сирот с улицы, и тех, которые из дому убегают. Они жили в палатках, ели креветок, выловленных собственноручно (и нас ими кормили). А его за это еще и упрекали: мол, в антисанитарных условиях детей содержит.

Мы так переживали, когда это снимали. А у них то нечем было за свет заплатить, то их пытались закрыть, потому что до помещения в центре города, которое приют занимает, много охочих. В общем, мы перечислили выигрыш. Эти деньги помогли им дожить до весны.

- И все-таки ты ненормальная.

- От такой слышу (смеется).



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось