В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
По горячим следам

Тележурналист Константин СТОГНИЙ: "Цунами шло к берегу более двух часов. Неужели не могли оповестить людей? Да за это время можно было в каждый номер постучаться!"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар» 8 Февраля, 2005 22:00
В кабинете руководителя студии документальных программ и спецпроектов, полковника милиции Константина Стогния телефон раскалился добела.
Людмила ГРАБЕНКО
В кабинете руководителя студии документальных программ и спецпроектов, полковника милиции Константина Стогния телефон раскалился добела. С тех пор как в эфир вышла программа "Цунами", посвященная трагическим событиям в Юго-Восточной Азии, его буквально накрыла волна телефонных звонков.

"УЖАСАЮЩУЮ КАРТИНУ РАЗРУШЕНИЙ НА ПХУКЕТЕ ДОВЕРШАЛ ВСЕПРОНИКАЮЩИЙ ТРУПНЫЙ ЗАПАХ"

- Сразу после цунами из Юго-Восточной Азии стали поступать данные об огромном количестве жертв. Швеция, например, заявила о трех с половиной тысячах погибших, Австрия - о двух тысячах. А вот информации об украинцах не было. Нас это очень удивляло, так как Таиланд весьма популярен у наших туристов, многие любят встречать там Новый год. Мы связались с крупнейшими туроператорами Украины и выяснили: в конце декабря в пострадавший регион отправились более трех тысяч украинцев. МИД сообщил о 17 пропавших без вести.

- По другим данным, в момент трагедии там было 900 человек, улетевших от одной авиакомпании, и установлена судьба лишь 82-х из них.

- Да. Но в любом случае напрашивался вопрос: где остальные?! Почему не оглашены списки? Может, жертв гораздо больше, чем объявлено? Чтобы максимально объективно восстановить ход событий и выяснить, что произошло с нашими гражданами, на какую помощь они могут рассчитывать, мы - журналист Михаил Дворянчук, оператор Владимир Хоменко и я - вылетели в Бангкок. В аэропорту нас встретил украинский консул Александр Кротенко, который присоединился к нашей группе и активно участвовал в поисках украинских граждан.

Еще час лету - и мы на острове Пхукет, где, по сведениям турфирм, находилось большинство наших туристов. Этот крупный курортный центр стал братской могилой для 12 тысяч местных жителей и тысяч туристов. Консул посоветовал нам посетить Сити-Холл - центр розыска пропавших без вести.

Мы подошли к длинному стенду, увешанному тысячами объявлений о розыске, и сразу же увидели три листочка с фотографиями украинцев. На них не было никаких сведений, кроме имен и фамилий. А вот в соседних объявлениях указывался возраст, вес, цвет волос, украшения, татуировки - полное описание вплоть до нижнего белья, а также номера телефонов и места вероятного нахождения этих людей. Мы спросили, где данные об остальных наших гражданах, и услышали, что их нельзя вывешивать... из этических (?!) соображений.

Около стенда мы встретили французских врачей, которые расклеивали фото своих соотечественников. Прекрасно экипированные, они были готовы работать днем и ночью. Стало обидно за своих: где же наши поисковики? В зале приема мы подошли к столу российского консула. Как он гордился достижениями своих спасателей! В Таиланде они отыскали почти всех - живых или мертвых!

После Сити-Холла мы объехали госпитали (их на Пхукете три), но среди живых украинцев не было.

- А среди мертвых?

- Тоже. В каждом городе есть так называемые центры экспертизы, проще говоря, морги. Как правило, они располагаются на территории буддийских храмов. Условия там просто чудовищные. Трупы хранятся в рефрижераторах, причем каждый час поступают новые, а куда девать старые, неизвестно.

На каждое доставленное тело заводится специальная карточка: в ней сведения о его состоянии, фотографии лица и отпечатки пальцев, описание татуировок и украшений - все, что поможет опознать погибшего. Но украинцев в моргах мы не нашли. Не было их следов и на курортах Патонг-бич и Хао Лак.

Ужасающую картину тамошних разрушений довершал всепроникающий трупный запах. Глядя на руины, перевернутые машины, отчетливо понимаешь: человек, попавший под удар стихии, мог уцелеть только чудом. По информации консула, в гостинице "Софитель" близ города Хао Лак в момент катастрофы находилось шесть украинцев. Мы уговорили менеджера гостиницы показать номера, которые занимали наши сограждане. На стенах, которые остались от когда-то первоклассного отеля, свежие надписи с указанием стран и даты, рядом - кресты и слово "о’кей". Значит, проживавших здесь людей отыскали. На номерах украинцев - лишь даты осмотра.

По соседству работали люди - прекрасно оснащенные, в специальной одежде, которая светится в темноте. У нас же не было практически ничего, но мы все-таки решили искать своих. Изучив направление волны, приблизительно рассчитали, куда могло отнести тела из этих номеров, и через несколько часов, собрав группу из тайцев, отправились на поиски. Отзывчивые и доброжелательные местные жители по каким-то особым, только им известным приметам, определяют местонахождение тел.
"МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ ИЩУТ ТЕЛА МЕТОДОМ ТЫКА: ВТЫКАЮТ ПАЛКУ, А ЗАТЕМ ЕЕ ОБНЮХИВАЮТ"

- Как же они это делают, не имея ни собак, ни снаряжения?

- Буквально методом тыка. Втыкают в землю палку, а потом тщательно ее обнюхивают. Если оказывается, что ошиблись, радуются, как дети: прыгают, хлопают в ладоши! Несколько раз мы натыкались на дохлую рыбу и совсем уж было потеряли надежду, и тут к нам присоединился монах из близлежащего храма.

В этой истории вообще много мистики, начиная с предсказания Нострадамуса: "Идут затопленья, страдают народы, но все ж и господ ожидают невзгоды".

Нас удивили слова, с которыми монах подошел. На ломаном английском он спросил: "Зачем вы ищете то, что вам заведомо не понравится?". В ответ на эту философскую сентенцию я завернул в том же духе: "Это наш путь, мы его не выбираем. Главное - идти по нему!".

Он было отошел в сторону, но спустя какое-то время сказал: "Пойдемте, я покажу вам то, что вы ищете. Если вы, конечно, к этому готовы...". Монах привел нас к месту, где лежал труп девушки. Затянутый илом и песком, он практически не просматривался под наваленными сверху ветками. Уверен: если бы не наш добровольный помощник, мы прошли бы мимо этого места!

Конечно, жара и высокая влажность сделали свое дело: труп практически разложился. Но приметы, которые сообщили нам поисковики: рост, цвет волос, одежда, - указывали на то, что погибшая была славянкой.

В "Софителе" отдыхали две наши девушки. Может, это одна из них? Екатерине Кермик удалось спастись. А вот Анна Глущенко, 1974 года рождения, последний раз звонила родным 25 декабря вечером. Домой должна была вылететь 27-го, рейсом Бангкок - Киев. Ее судьба до сих пор неизвестна... С матерью девушки мы разговаривали перед отъездом из Киева. Понимая ее состояние, не хотели ошибиться. Поэтому, завернув тело в простыню, отправились с ним в центр экспертизы города Хао Лак, созданный по инициативе Интерпола. Там работают 60 детективов, врачи и патологоанатомы из 20 стран. Именно здесь мы встретили украинского врача-судмедэксперта Давида Валеахметова.

При нас принесли сумку с человеческими останками. Оттуда вывалилась рука, но ее тут же запихнули обратно. Кожа на ней почти совсем расползлась, и иностранным экспертам показалось, что на этой стадии взять отпечатки пальцев уже невозможно. Каково же было их удивление, когда Давид вытащил руку, ввел в нее какой-то препарат и "откатал" пальцы. Коллеги уважительно стали спрашивать, кто он, откуда.

Давид попытался провести нас внутрь центра, но внезапно появившийся представитель одного из самых демократических государств (не буду его называть во избежание международного конфликта) преградил путь: "Вам сюда нельзя!". И это при том, что на наших глазах в центр беспрепятственно прошли шведские журналисты. "Других вы пускаете! - возмутился я. - Тогда составьте список журналистов первого, второго и третьего сорта и распространите его через организацию "Репортеры без границ", чтобы все знали свое место!". Он задумался. "Как вы смеете нас задерживать?! - продолжал я. - Ведь в этой трагедии пострадали и наши граждане!". Он задумался еще сильнее, потом начал куда-то звонить. Но, очевидно, вышестоящее начальство распорядилось нас "не пущать". Тогда я просто отстранил его и попытался пройти. Он закричал: "Полиция!".

- И что?

- Да ничего! У него нет права задерживать меня или ограничивать мои передвижения, он там такой же иностранец, как и я. Но при этом чувствует себя вольготно. Дело в том, что мировое сообщество выделило на ликвидацию последствий катастрофы 900 миллионов долларов. А раз есть деньги, кто-то должен их распределять и, соответственно, какие-то страны допускать, а какие-то нет. Да Бог с ними, с деньгами! Нам бы узнать, что с нашими людьми!

В конце концов, из центра нас таки выдворили под тем предлогом, что воздух пропитан трупным ядом. Они знали, что свои респираторы последней категории (сродни противогазам) мы в знак благодарности подарили тайским полицейским, помогавшим нам найти труп девушки.

- Как же вам удалось снять все происходящее в центре?

- Скрытой камерой. Мы всегда берем с собой, кроме большой камеры, и маленькую (она не раз выручала нас в горячих точках). Мы передали ее Валеахметову. Давид снял все этапы, которые проходит там тело: его вытряхивают из мешка, бросают на стол, вспарывают, берут отпечатки пальцев, проводят экспертизу кожи, волос и зубов. Потом все это обмывают водой, труп укладывают в целлофановый пакет и помещают в холодильник.
"ТЕХ, КТО ДО СИХ ПОР НЕ ПОЗВОНИЛ ДОМОЙ, СКОРЕЕ ВСЕГО, НЕТ В ЖИВЫХ"

- Удалось ли вам установить имя найденной девушки?

- Увы, нет. Ее тело практически невозможно было отыскать среди массы других, находящихся в центре. Вся наша надежда была на Валеахметова, но выяснилось, что он тоже покидает центр. Давида просто выжили иностранные коллеги, имевшие мощную поддержку со стороны своих государств.


Гламурный курорт на острове Пхукет стал братской могилой для 12 тысяч аборигенов и десятков тысяч туристов

Официально его отстранение объяснили тем, что из-за насыщенности воздуха токсинами в центре нельзя работать больше двух дней. Но иностранные специалисты там уже несколько недель и уезжать не собираются.

Покидали Пхукет мы с камнем на сердце. Казалось, предаем своих людей: и тех, кто, может быть, жив и нуждается в помощи, и тех, кто погиб и должен найти последнее успокоение в родной земле. Тем более что поползли слухи о массовых захоронениях без идентификации. Власти Таиланда решились на такой шаг из-за угрозы эпидемий (по данным Международной ассоциации здравоохранения, только жертвами малярии могут стать 100 тысяч человек).

Едва о "братских могилах" стало известно, многие страны стали требовать эксгумации. Но к этому времени трупы разложились настолько, что установить личности погибших можно только по анализу ДНК. По самым скромным подсчетам на это уйдет не менее полугода.

- Есть надежда отыскать живых?

- Теоретически такое может быть. Например, из очага катастрофы люди перелетели в более спокойное место и теперь догуливают там отпуск. Но почему тогда не звонят? Или решили завязать с этим миром и отправились на пару лет в Сиам. На почве серьезного нервного потрясения такое возможно. Кто знает... Но, скорее всего, те, кто до сих пор не позвонили домой, погибли.

- Как вы считаете, у погибших был шанс спастись?

- Я уверен, что был, и это отдельная тема, к которой еще придется вернуться. Крупные сейсмологические центры за несколько суток до землетрясения знали о том, что оно произойдет. Согласно одной версии, власти Таиланда были предупреждены о грозящей катастрофе, но умолчали о ней, чтобы не нанести ущерб туристическому бизнесу. Согласно другой, сейсмологи ничего им не сообщили, поскольку у них с Таиландом не было соответствующих договоренностей. Проще говоря, им за это не заплатили. Представляете, сотни тысяч людей могли спастись, но все упирается в деньги. Это одна сторона проблемы. Есть и вторая.

После землетрясения цунами шло к берегу более двух часов. Оно замыло берег на три километра. Чтобы преодолеть это расстояние, людям хватило бы 15-20 минут. Неужели население нельзя было оповестить? Передать SMS? Объявить через громкоговорители, которые работают на каждом пляже? Да за два с лишним часа можно было в каждый номер постучаться! Но ничего не было сделано! Остаются вопросы. Остаются...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось