В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Из жизни отдыхающих

Семен АЛЬТОВ: "В Йоханнесбурге я случайно попал в район, где все чернокожие обкуренные или обколотые. Более счастливых лиц я в своей жизни не видел..."

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 8 Февраля, 2006 22:00
Как известно, звезды отчаянно соревнуются в способах экстравагантной встречи Нового года. Но в нынешнем году всех переплюнул писатель Семен Альтов.
Людмила ГРАБЕНКО

Как известно, звезды отчаянно соревнуются в способах экстравагантной встречи Нового года. Но в нынешнем году всех переплюнул писатель Семен Альтов. Причем не только в переносном, но и в прямом смысле: Семен Теодорович с женой отправились путешествовать в ЮАР, из которой вернулись неделю назад. Поездка произвела на писателя настолько сильное впечатление, что все увиденное там станет основой для его новой книги. А "Бульвару Гордона" он рассказал о самых ярких моментах своего турне:

- Время перелета от Питера до Парижа составляет три часа, а от Парижа до Йоханнесбурга - 10. Стыковочное время c посадки нашего самолета во Франции до отлета в ЮАР - полтора часа. Мы опоздали на два. Только тот, кто так же, как и я, ненавидит сиденье в чужих аэропортах, поймет мое состояние. Поэтому когда, войдя в зал прилета, мы увидели человека с табличкой, на которой был написан номер южноафриканского рейса, я был так счастлив, что готов был на нем жениться. До сих пор мне кажется, что это был темнокожий ангел. Оказалось, что вылет второго самолета задержался на четыре часа. Из Орли мы вылетели практически последними, на Европу обрушился дикий для тех широт мороз, и люди в аэропортах сидели по двое-трое суток.

Йоханнесбург встретил нас умеренным теплом - +25. На улицах пусто. Наверное, только этим обстоятельством можно объяснить то, что я забрел в район, в который белым людям попадать, мягко говоря, не рекомендуется. Мало того что там обитают только темнокожие, так они вдобавок еще и поголовно обкуренные или обколотые. Но хотите верьте - хотите нет, более счастливых лиц я в своей жизни не видел...

Не менее сильное впечатление произвела на меня крокодилья ферма. Ее хозяин - удивительно веселый человек, на одной руке у него два пальца, на другой - три. Сами крокодилы лежат, как колоды, их совершенно невозможно отличить от простых деревяшек. Но реакция мгновенная! Когда им бросают куриную тушку, лязг стоит такой, будто движется колонна танков. В считанные секунды от курицы не остается ни крошки, и снова тишина и покой. А еще там можно взять яйцо с маленьким крокодильчиком внутри, достать его, окунуть в дезинфицирующий раствор, а потом опустить в воду. Надо сказать, что безобидны эти детеныши только с виду, а палец прикусывают весьма чувствительно.

Но вот что поразило меня до глубины души, так это образ жизни маленькой птички, которая называется ткачик (разновидность воробья). Он строит потрясающие гнезда и украшает их перышками, ленточками, камешками! А потом прилетает эта дрянь, его предполагаемая жена, смотрит на будущий дом и, если он ей не нравится, просто улетает. Трудолюбивый ткачик тут же берется за строительство нового.

Иногда бедной птичке приходится строить 10 гнезд подряд, пока наконец-то его будущая супруга останется довольна. Представляете: 10 квартир в разных районах! Бесчеловечная, но близкая нам ситуация. Надо было видеть, с какой болью и сочувствием смотрели на него наши мужики. Давить надо таких жен!

Не оставил Семен Теодорович без внимания и женскую половину местного населения. Его восхитила грациозность мулаток, нижняя часть тела которых развита лучше, чем верхняя. А уж от их умения ходить с нагруженной корзиной на голове можно, по его словам, впасть в полный экстаз! На замечание: "Семен Теодорович, вы же были с женой!" он резонно заметил: "Ну глаза-то при мне!".

В общем, Альтов провел время не только с удовольствием, но и с пользой. Вот только в океане успел искупаться всего два раза. Говорит, что из воды очень трудно выходить: волна тянет назад с такой силой, что заставляет мысленно прокручивать всю предыдущую жизнь. Ну а поскольку за все в этой жизни приходится платить, Семену Теодоровичу пришлось оставить в ЮАР пиджак и мобильный телефон. Причем где он посеял пиджак, совершенно не помнит. А телефон предположительно оставил в аэропорту, когда проходил через рамку. Альтов до сих пор недоумевает, почему его не догнали и не вернули утерянное. Впрочем, есть тут и один положительный момент: в памяти телефона было всего три номера. Семен Теодорович... не умеет вводить номера в память телефона, поэтому по старинке пользуется записной книжкой. Зато утерянным телефоном нельзя воспользоваться со злым умыслом.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось