В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

"Cводный брат Франкенштейн" актер Даниил СПИВАКОВСКИЙ: "Можно сделать томный взгляд, припухлить губки и облизать нёбо, но к любви это не будет иметь никакого отношения"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 8 Февраля, 2006 22:00
В Киев "сводный брат Франкенштейн" пожаловал, чтобы сняться в одной из главных ролей в фильме известного украинского режиссера Андрея Бенкендорфа, который пока носит рабочее название "Знак тамплиеров".
Людмила ГРАБЕНКО
В Киев "сводный брат Франкенштейн" пожаловал, чтобы сняться в одной из главных ролей в фильме известного украинского режиссера Андрея Бенкендорфа, который пока носит рабочее название "Знак тамплиеров". В день интервью на съемочной площадке в лесополосе неподалеку от Киева Даниил ловко водил раритетную "Эмку", перегораживал дорогу шлагбаумом и даже устраивал взрыв.

"НЕ ХОДИЛ ЛИ Я В ПОИСКАХ СВОЕГО ПЕРСОНАЖА ПО ПСИХИАТРИЧЕСКИМ КЛИНИКАМ? НЕ ХОДИЛ!"

- Даниил, на вас хорошо сидит генеральская форма!

- Неудивительно, я ведь служил в армии. Меня там научили очень многим вещам, например, стрелять. А еще стратегическим навыкам, выправке и умению носить военную форму. Как видите, пригодилось.

- Закосить от армии не было желания?

- Ни малейшего! Так уж мама меня воспитала, что, получив повестку, я безропотно отправился в военкомат. И очень рад, что отслужил положенное. Я ведь рос окруженным всеобщей любовью домашним мальчиком, которого в основном воспитывали женщины - мама и бабушка. А армия меня закалила, сделала более мужественным, сильным, смелым. Хотя, конечно, два года в мужском коллективе - это определенный образ жизни. Но у нас была очень хорошая часть (я служил в войсках связи), никаких проявлений дедовщины и других неуставных отношений. Наверное, поэтому годы службы пролетели для меня быстро и, как ни странно это прозвучит, легко. Но это была настоящая армия, хоть я и не бывал в горячих точках.

- В армии вы встречали людей, похожих на своего героя из картины Валерия Тодоровского "Мой сводный брат Франкенштейн"?

- И там тоже. Вообще, когда картина вышла, журналисты буквально одолели меня вопросами: "Кто прототип вашего героя?". А у него нет прототипов, он - образ собирательный. Еще один, не менее популярный вопрос: не ходил ли я в поисках своего персонажа по психиатрическим клиникам? Отвечаю: не ходил! Да и не нужно было. Таких людей в нашем с вами окружении гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Это и бывшие афганцы, и те, кто воевал в Чечне. Испытания, которым подверглись эти люди, сильно калечат психику.

- Но многие считают, что вы сыграли чудовище!

- А мне кажется, он просто несчастный человек. И все его поступки продиктованы... любовью. Он любит свою семью, просто делает это в силу своего разумения. Я пытался поставить себя на его место и понял, что тоже защищал бы свою семью. Просто делал бы это другим способом. Но Павлик - искалеченный войной человек, и виноват в этом не он, а общество, которое довело человека до такого состояния. Об этом, собственно, и фильм...

- Такая роль - серьезная нагрузка на психику...

- Все сложности сглаживала приятная компания актеров, с которыми мне довелось сниматься, - Ярмольник, Яковлева, Гармаш. А уж как мне хотелось поработать с Тодоровским, даже передать не могу! Он заметил меня во время работы над сериалом "Темная лошадка", где был продюсером. И сразу же - без проб! - назначил меня на главную роль. Но, конечно же, это была трудная творческая работа. А любая работа, если, конечно, ее делать добросовестно, трудна. Разве сейчас, когда я мерзну в тонкой гимнастерке на холодном ветру, мне легко? А, например, для "Франкенштейна" мне пришлось похудеть на 14 килограммов. Режиссер видел моего героя поджарым, худощавым, и мне ничего не оставалось, как подчиниться.

- Как вам это удалось?

- Есть только один способ расстаться с лишним весом - меньше есть. Я, конечно, не голодал, просто съедал в течение дня столько, сколько нормальный человек съедает в обед. Утром ел салат, в обед суп, вечером - второе. И не воспринимаю свое похудение как жертву. Мы, актеры, ради интересной роли готовы сделать все, что угодно. Куда сложнее было сниматься по 12 часов с заклеенным глазом, с непривычки начинала болеть голова. А сложный грим - шрам через все лицо, который мне ежедневно делали по полтора часа!
"ГОНЧАРОВ ШУТЯ ГОВОРИЛ ОБО МНЕ: "А, ЭТО ТОТ, С ДВУМЯ ВЫСШИМИ ОБРАЗОВАНИЯМИ"

- У вас два высших образования, одно психологическое, второе - актерское. Знание психологии помогает вам в работе над ролями?

- Традиционный вопрос! Всем почему-то кажется, что, получив очередной сценарий, я открываю учебники и справочники по психологии и копаюсь в них в поисках мотиваций своего героя. Да у меня и времени-то на это нет. Другое дело, что какие-то вещи я знаю априори, вот они помогают мне в работе. Мне проще разобраться в любом характере, понять причину и следствие того или иного поступка. Но самое смешное, что режиссеры почему-то дают мне в основном роли людей неврастеничных, с неуравновешенной психикой! Наверное, считают, что дипломированный психолог справится с ними лучше. И в чем-то они правы. Тот же Павлик Захаров из "Франкенштейна" - человек с поствоенным, посттравматическим синдромом. Специалисты, с которыми мне доводилось общаться, говорят, что я его очень точно угадал.

- Как вообще получилось, что учились одновременно в двух разных вузах?

- Наверное, две эти профессии существовали в моей жизни параллельно. С одной стороны, я просто обязан был стать психологом, потому что моя мама Алла Семеновна Спиваковская - большой авторитет в этой области, - психотерапевт, доктор наук, профессор, преподаватель МГУ.

- Наверное, она и поспособствовала вашему поступлению на психологический факультет?

- Представьте себе, мама для этого палец о палец не ударила. Но она научила меня другим вещам, которые очень помогают мне в жизни, - например, уверенности в себе, в своих силах. Поэтому, когда я в первый год не поступил, не стал биться в истерике и опускать руки. Пошел работать санитаром в психиатрическую клинику, а на следующий год снова подал документы в МГУ. И поступил! Но меня всегда тянуло в театр, я с детства занимался в театральной студии Дворца пионеров на Ленинских горах.

Учась в МГУ, стал выступать в его знаменитом студенческом театре, через который в свое время прошли многие знаменитые нынче актеры. А на третьем курсе произошла классическая история. С одним из своих приятелей, который несколько лет обивал пороги театральных вузов, пошел на экзамены, что называется, за компанию. Меня взяли сразу в три вуза, его - ни в один. Я выбрал ГИТИС, когда узнал, что курс там набирает Андрей Александрович Гончаров.

- Как отнеслась к этому ваша мама?

- Был собран семейный совет, который постановил: я должен, несмотря ни на что, получить университетский диплом! И я решил учиться в двух вузах одновременно.

- Но в советское время это достаточно сложно было оформить...

- Честно говоря, я схитрил. Пошел в свою школу и сказал, что потерял аттестат. Мне выдали дубликат, который я и отнес в ГИТИС. Гораздо сложнее было скрыть свое "совместительство" от преподавателей. Правда, в МГУ к нему отнеслись терпимее, а вот Гончаров обо всем узнал только перед государственными экзаменами. Произойди это раньше, все могло бы закончиться для меня плачевно: как известно, в театральных институтах не любят, когда студенты "изменяют" учебе, даже в кино не отпускают. Гончаров потом всегда шутя говорил обо мне: "А, это тот, который с двумя высшими образованиями?!".

- Вы сейчас очень востребованы в кино, тем не менее и от работы в театре не отказываетесь.

- И не откажусь. Во-первых, я очень преданный человек, и касается это не только других людей, но и каких-то традиций, устоев. Не знаю, что должно произойти, чтобы я ушел из своего театра. А во-вторых, я получаю ни с чем не сравнимое удовольствие от игры на сцене. Когда-то Андрей Александрович Гончаров сказал нашему актерскому курсу: "Не могу гарантировать вам благосостояния, нормальной личной жизни и здоровой нервной системы. Но если вы станете настоящими актерами и будете выходить на сцену, чтобы руководить чувствами зрителей, вы будете получать колоссальное наслаждение!". Как же он был прав!

- Режиссура - прикладная психология. У вас нет желания попробовать себя в этой профессии?

- Желание есть, а вот времени пока не хватает. Чтобы стать режиссером, нужно от очень многого отказаться и заниматься только съемками фильмов или постановками спектаклей. Годами! Это актер может параллельно сниматься в двух-трех картинах, да еще и четвертую озвучивать. Хотя тоже приходится идти на определенные жертвы. Я, например, уже шесть лет нигде не отдыхал. Вы только не подумайте, что жалуюсь! Слава Богу, что есть работа, нет ничего хуже актерской невостребованности.

- Известность к вам пришла...

-...после первой же картины, это был сериал Ускова и Краснопольского "Две судьбы". Случилось это достаточно поздно, мне уже было за 30. А ведь у меня есть коллеги, которые уже в 20 лет звездами становились! Наверное, и я мог начать сниматься гораздо раньше, но характер и воспитание не позволяли мне ходить на показы, предлагать себя и просить: "Я хороший, возьмите меня!". Я ведь даже в театре не показывался, меня взяли в труппу еще на третьем курсе и сразу же ввели в спектакль. Но только театральной известности актеру мало, он должен быть звездой. А такую популярность может дать только кино и телевидение.

- Не боитесь, что сыгранные вами ситуации "проиграются" когда-то в реальной жизни?

- Если этого бояться, вообще лучше ничего не играть. В сериале "Две судьбы" мой герой режет себе вены. В фильме "Родственники" моего героя, сторожа еврейского кладбища, избивают и отрывают ему ухо. В последнее время такие повороты сюжета начали меня преследовать...
"СКОЛЬКО СЕБЯ ПОМНЮ, ВСЕГДА ДЕВУШКАМ НРАВИЛСЯ. ЧУТЬ ЛИ НЕ С ДЕТСКОГО САДА!"

- Поклонниц у вас много?

- Не знаю, много ли, но есть. Пару раз сталкивался с тем, что они откуда-то узнавали номер моего мобильного и начинали звонить. Нет, это были хорошие звонки - с добрыми словами, с предложениями где-то встретиться, поближе познакомиться. Такое происходит со многими моими коллегами, и я знаю, что некоторые из них очень страдают, даже вынуждены бывают менять номер мобильного. Мне этого делать пока не доводилось. Я просто деликатно объяснял девушкам, что моя личная жизнь принадлежит только мне, поэтому не надо меня беспокоить. Как ни странно, они все понимали!

- Говорят, вы неоднократно были женаты. Чем объясните такой успех у женского пола?

- Сколько себя помню, всегда девушкам нравился. Чуть ли не с детского сада! И в школе большим успехом пользовался. А вот почему? Трудно сказать. Я действительно был женат несколько раз, но не думаю, что все дело в моей сногсшибательной привлекательности. Просто так все сложилось. С кем-то из жен расписывался официально, с кем-то жил в гражданском браке, но о каждой сохранил самые лучшие воспоминания.

- Как правило, вы отказываетесь комментировать свою личную жизнь.

- Во-первых, все мои жены - известные актрисы. Во-вторых, у них новые семьи, и мои откровения в прессе им совсем не нужны. Вот мы и договорились хранить молчание. К тому же мне всегда кажется, что в подобных рассказах очень много от комплекса неполноценности. Если ты уверен в своих мужских силах, никогда не станешь распространяться о том, где, когда и с кем у тебя что-то было.

- И тем не менее о своей нынешней девушке вы говорите открыто.

- Так это потому, что наши отношения не в прошлом, а в настоящем. Она - актриса Эмилия Спивак, зрители знают ее по сериалу "Тайны следствия" и картине "Статский советник".

- В одном из интервью вы сказали: "Мой идеал - женщина умная и талантливая. Она должна быть музой, ради которой мне хотелось бы творить и совершать подвиги".

- Хотите спросить, такова ли Эмилия? Думаю, да, иначе я бы с ней не встречался.

- Хороший актер может сыграть любое чувство. А можно ли сыграть любовь?

- Мне кажется, это неверная задача, любовь сыграть нельзя. И дело даже не в том, что герой-любовник не мое амплуа. Просто любовь в отличие от влюбленности не столько чувство, сколько сложная работа. Когда приходится ради другого человека во многом себе отказывать, а в чем-то и вовсе "наступать на горло собственной песне". Конечно, можно сделать томный взгляд, припухлить губки и облизать языком нёбо. Но, к сожалению, к любви это не будет иметь никакого отношения.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось