В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Кинорежиссер, народный артист СССР Николай ЗАСЕЕВ-РУДЕНКО: "Если нас, мужиков, в бане раздеть, все будем одинаковые. Только у одних длиннее, а у других короче..."

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар Гордона» 8 Февраля, 2006 22:00
Два года назад Николай Засеев-Руденко дал интервью "Бульвару". В нем известный украинский кинорежиссер довольно эмоционально ответил на критические нападки, которые обрушились на него после выхода фильма "Бабий Яр" с Элеонорой Быстрицкой в главной роли.
Михаил НАЗАРЕНКО
Два года назад Николай Засеев-Руденко дал интервью "Бульвару". В нем известный украинский кинорежиссер довольно эмоционально ответил на критические нападки, которые обрушились на него после выхода фильма "Бабий Яр" с Элеонорой Быстрицкой в главной роли. Не могу не упомянуть в связи с этим известного продюсера Марка Рудинштейна, заявившего в полемическом задоре, что Бабий Яр "безусловно, заслуживает другой картины и другого художника". Однако резкая критика не выбила нашего героя из седла. На нее он, как всегда, ответил усиленной работой. К 60-летию Победы Засеев-Руденко снял шестисерийный фильм "Генералиссимус" по книге Владимира Карпова и запустил художественную картину "Запорожец за Дунаем" (главный консультант - выдающийся украинский певец Владимир Гришко). Это снова вызвало яростное недовольство со стороны недоброжелателей и хулителей.

"КАК СНЯТЬ ХМЕЛЬНИЦКОГО БЕЗ ШАРОВАР? В ШОРТЫ ИЛИ ДЖИНСЫ ОДЕТЬ?"

- Николай, ты снова стал возмутителем кинематографического спокойствия. Чем на этот раз не угодил критикам?

- Понимаешь, Миша, моя трагедия в том, что я много снимаю.

- И хотят придержать?

- Конечно. Но, знаешь, это трудно сделать. "Чорна Рада" - девять серий! - обошлась всего в 4 миллиона 100 тысяч гривен. И это - при массовке в тысячу человек. Мы не воровали, не пили, а работали. И получили за прокатный вариант призы на международных фестивалях. Есть хорошая казацкая поговорка: "Якщо собаки лають, то ти ще в седлi".

Представляешь, сейчас прокатчики заказали 19 копий "Чорної Ради". Это победа! Ведь то, что произошло после "помаранчевой революции", уже случилось 300 лет назад. То же столкновение вероломства и честности, предательства и героизма, конформизма и патриотизма, ничтожности человеческой и благородства. Одно к одному, все по срезам идет. Вот почему прокатчики спохватились.

Теперь опять вой поднялся из-за "Запорожца за Дунаем". Один из Москвы кричит, не унимается: "Не давайте Засееву-Руденко деньги!". Другой здесь возмущается: "Это преступление!".

- Кто они, ваши недруги?

- Того, кто в Москве живет, не хочу называть. А другой - Антон Пугач, у него холдинг какой-то, строит кинотеатры. Наверное, неглупый человек, но заносит его страшно. Негодует, бегает по инстанциям, пишет разгромные статьи. Поставил под сомнение профессионализм экспертного совета, который большинством голосов утвердил фильм "Запорожец за Дунаем". А ведь это бессмертная классика, последний раз ее экранизировали 53 года назад, и тех, кто тогда снимался, уже давно нет в живых.

Дело даже не во мне. Из всего сказанного Пугачом становится ясно, что на киностудии Довженко, которая просуществовала более 75 лет, нужно поставить крест, вместо нее построить развлекательный центр и снимать здесь московские сериалы. Ради Бога, снимайте! Но почему мы не должны создавать свои картины - о нашей истории и наших традициях?

То есть территорию киностудии Довженко собираются захватить частные структуры. Так же, как и Одесскую, и Ялтинскую киностудии. Идут арендаторы! Хотят под корень извести украинский национальный кинематограф. Им, видите ли, не нравится "шароварное кино".

Я украинец до десятого колена. Шаровары и вышиванки - наша национальная одежда. Выступая в ней, танцевальные ансамбли Вирского и хор Веревки прославили Украину на весь мир. Я же не говорю, что шотландцы, у которых мужчины ходят в клетчатых юбках, делают "юбочное кино", а евреи, у которых носят ермолки, создают "кино ермолочное".

Я не хочу, чтобы свысока плевали на шаровары, в которых ходили мои предки. И кто? Какой-то Пугач! Что он создал? Он сценарист? Режиссер? Актер? У него есть какие-то звания, государственные премии?

- Но ведь он, очевидно, не сам по себе...

- У того, кто им двигает, уши торчат. Спрашивается, чего вы хватаете за лодыжки украинский кинематограф? У вас не мерено денег, славы, власти, вы овладели телевизионным пространством, строите кинотеатры... Почему вам всего этого мало, почему никак не насытитесь? А какое кино они собираются прокатывать в еще не построенных кинотеатрах, можешь сказать?

- Ясно какое - американское... То, что даст прибыль.

- Правильно! Но многие страны мира (и об этом говорилось на недавнем пленуме кинематографистов Украины) установили для американских картин квоту - не больше 30 процентов. А сколько мы сейчас получаем для проката через Москву из Америки? Цифра убийственная - 98 процентов! Как такое могло случиться в независимом украинском государстве?

Их воротит от наших шаровар. Прикажете Богдана Хмельницкого, Мазепу в шорты или джинсы одеть? Предлагают: мол, нужны новации. Один молодой режиссер поставил спектакль "Отелло", я его смотрел. И знаменитой фразы: "Молилась ли ты на ночь, Дездемона?" не услышал. Подходит она к нему и говорит: "Молился ли ты на ночь, Отелло?". И он из-под одеяла подает голос: "Еще не успел". Дездемона ложится рядом и тут же с диким визгом вскакивает: рядом с ним под одеялом лежит Яго. Они - голубые... Такое современное прочтение Шекспира. А как начинается спектакль "Ромео и Джульетта", поставленный одним современным режиссером? На сцене стоят два унитаза... Вот что должно прийти на смену шароварам.

Пугач говорит о том, что в Украине нет учебного заведения, которое бы растило кадры для кино: мол, институт Карпенко-Карого устарел, его надо закрыть. Что за чушь? Михаил Ильенко, выступая на пленуме, сказал, что студенты этого института завоевали до ста призов на международных конкурсах, а недавно - впервые за всю историю украинского кино! - взяли "Золотую пальмовую ветвь" в Каннах. Причем все это в условиях тотального безденежья.

- Сколько ты получил на новый фильм?

- 4 миллиона 400 тысяч. Я еще не знаю, много это или мало, но за каждую гривну мы отчитаемся. Это та сумма, что выделена из бюджетных денег.
"ДИССИДЕНТ НАТАН ЩАРАНСКИЙ МНЕ СКАЗАЛ: "ВЫ ЕВРЕЙ НЕ ПО КРОВИ, А ПО ДУХУ"

- Все ли они идут по назначению?

- Я никого не могу обвинить, никого не поймал за руку. Но если логически проследить, как распределяются деньги, какая часть из них идет в сторону, на частные предприятия, приходишь к выводу: здесь не все гладко. Пойми: не может бухгалтер-экономист, которая отвечает за финансы, указывать режиссеру-постановщику, кого и когда надо снимать, какая музыка должна звучать в фильме и сколько. Это театр абсурда!

- Ты не задумывался, почему именно на тебя и твои фильмы направлено столько критических стрел? А если копнуть глубже? Тебя обвиняют в антисемитизме....

- Я - антисемит? А кто это говорит? Пугач? Шмондер? Шмеерзон? Да мать вашу, в конце концов, какой я антисемит? Я жил среди евреев с раннего детства, дружил с ними, сросся душой. И первым снял фильм о Бабьем Яре я, украинец Коля Засеев-Руденко! Увековечил память моего друга - еврейского мальчика Эмиля, который там погиб. Он мне снится до сих пор, у меня слезы на глазах, когда просыпаюсь. Говорите теперь все, что угодно, но моя картина снята - раз и навсегда. Чего ж вы, критики сраные, сидели 60 лет и не сделали ничего на эту тему? Что вам мешало?

- Марк Григорьевич Рудинштейн собирается снять другой фильм...

- Я слышал: нашелся какой-то оскароносец, который дает на это 20 миллионов. Да ради Бога! Снимайте! Разве кто-то против? Тема трагическая, вечная, к ней надо возвращаться снова и снова.

В Днепропетровске, на открытии памятного камня в синагоге, я встретился со знаменитым диссидентом Натаном Щаранским. Он сказал, что пять раз смотрел мою картину. Обнял меня и спросил: "Вы кто по национальности?". - "Украинец". - "А по-моему, вы еврей". - "Нет, - говорю, - я украинец". - "Вы еврей не по крови, а по духу".

Нет такого понятия - еврей, украинец, русский, татарин, монгол... Есть национальность, и каждая имеет своих героев и негодяев. Посмотри, что творилось в "Чорнiй Радi" 300 лет назад? А что происходило до и после "помаранчевой революции"? С каким ожесточением украинцы пытаются уничтожить друг друга, с какой яростью набрасываются на ближнего только за то, что он думает иначе! Мы разделились, как минимум, на две Украины - Западную и Восточную - и не можем помириться. Но чем мы как люди отличаемся друг от друга? Если нас, мужиков, в бане раздеть, то все будем одинаковые, только у кого-то длиннее, а у кого-то короче.

- Скажи, насколько то, что происходит сейчас с киностудией Довженко, связано с событиями в стране?

- В полной мере. У нас же все переплелось! Оторвать кинематограф от общего положения дел в Украине, от политики невозможно. И мне хочется сказать вот о чем. Недавно я был во Дворце спорта на концерте "Честь имею пригласить", посвященном 60-летию народного артиста Украины Яна Табачника. Аншлаг. Концерт длился шесть часов. И никто не покинул зал до окончания представления.

Думаю, их привлекло не столько великолепное созвездие исполнителей - Иосиф Кобзон, Вахтанг Кикабидзе, Николай Басков, Тамара Гвердцители, Таисия Повалий, Татьяна Недельская... Все дело в том, что Ян Табачник сам по себе - личность незаурядная. Он потрясающий музыкант и композитор, редких душевных качеств человек. Он мой товарищ по оружию. Музыку к моему фильму "Бабий Яр" он написал за одну ночь. И какую музыку!

Что же в нем притягательного? В чем его харизма? Ян Табачник никогда не был на стороне тех, кто пренебрежительно, скептически, уничижительно относился к украинской культуре. И ни при каких обстоятельствах не говорил, что евреи - Богом избранный народ.

- Но это сказано в Библии...

- Пусть написано. Есть Старый Завет, есть Новый. Мы знаем, что Библию можно писать, переписывать. Знаем, что такое Старый Завет и почему Иисус Христос восстал против него. Мы все знаем. Это хорошо пошутить в стране богатой. Но даже в Америке так нельзя говорить. Нет избранного Господом народа, Он всех нас создал, и мы все Богом избранные.

Я хочу только одного. Чтобы люди, обладающие фантастическими деньгами, не показывали открыто по телевидению и в прессе, как они роскошно живут. Какие у них шикарные особняки, апартаменты, машины, яхты. Меня поразило, что популярный телеведущий, полковник милиции, которого я знал еще капитаном, показан в журнале на фото, где он ложкой ест красную икру.

Я не говорю о фуршетах, на которые тратятся миллионы. Опомнитесь, господа! Нация голодает, люди получают жалкие пенсии, зарплаты. Огромное количество безработных, нищих. У нас 200 тысяч обездоленных детей!
"Я БЫ СНЯЛ ФИЛЬМ ОБ ОТРАВЛЕНИИ ЮЩЕНКО"

- В 2001 году на страницах "Бульвара" ты с симпатией говорил о Викторе Ющенко и Юлии Тимошенко, которые в то время были опальными. Думаю, что есть смысл сейчас напомнить об этом...

- Ющенко как раз сняли с должности премьер-министра, и я говорил: "Мне жаль, что ушел такой политик, как Виктор Андреевич Ющенко. Как режиссер понимаю: он уходил достойно. Сказал на прощание: "Ухожу, чтобы вернуться". Хорошая фраза. Она может сбыться".

Мы с ним еще на Сенном рынке встречались, говорили друг с другом. И в Бабьем Яру, когда отмечалась очередная годовщина со дня трагедии, оказались рядом. Это было перед выборами в президенты, Виктор Андреевич считался одним из главных кандидатов. Я на него посмотрел тогда и сказал: "Вы знаете, почему они вас постараются заасфальтировать?". - "Почему?" - спросил он. "Потому что вы молодой, красивый и талантливый".

Он эти мои слова вспомнил, когда мы снова встретились на кинофестивале "Молодость". Мне было безумно жаль, когда я его увидел после отравления. До этой трагедии он был, конечно, поразительно красивый мужик.

В своем фильме "Генералиссимус" я рассказываю о том, как Берия отравил Сталина. Где были взяты яды, кто их придумал, как их поместили в бутылку "Боржоми". И когда говорят об отравлении Ющенко... Нет, я никого не обвиняю, ни в коем случае. Было отравление или нет, не мне судить, я не следователь, не прокурор. Но здесь есть над чем подумать. Я бы снял об этом фильм.

Сейчас снимают: ала-ла-ла, ла-ца-ца! Фанфары, трубы! Мой фильм был бы о том, о чем я уже говорил, - о благородстве, о вероломстве и предательстве. О том, что произошло после "помаранчевой революции". О том, что не получилось. Я посмотрел по назначению всех министров - везде провалено. И это признал сам Президент. Ему-то зачем обманывать? В Одессе говорят: "Нам делают красиво". Так вот, красиво можно сделать раз, можно сделать два. Но голодному человеку на все это начхать, он хочет реальных действий.

- История еще не закончилась. И финал может быть непредсказуемым, драматичным...

- Согласен, история не закончилась. Собирается новая когорта. Все они были на Майдане. Расстались, снова сходятся. Понимаешь, мужик - это всегда поступок. И неважно, что ты говоришь, какой галстук вяжешь, какого цвета носки носишь.

Кстати, некоторые мои знакомые, получив от Президента Леонида Кучмы все звания, регалии, ночуя у него буквально круглосуточно в наградном отделе, потом мгновенно надели оранжевые шарфики и стали пинать его ногами по телевидению и в прессе. А это все-таки наш бывший Президент, который руководил нами 10 лет.

Да, не все было гладко, были ошибки. Все было! Как у любого из нас. Но публично поливать помоями человека, перед которым ты годами прогибался, - гнусно и омерзительно. Завтра прилетят к нам марсиане, и эти же люди наденут марсианский шарфик. Только какого он будет цвета, я не знаю. И так же не уверен, что они не будут разнузданно хаять нынешнее руководство.

- Немало людей сегодня надежды на лучшее будущее связывают с именем Юлии Тимошенко. Несколько лет назад она вообще была под следствием, а ты хорошо о ней отозвался. Помнишь свои слова?

- Я говорил, что она мне глубоко симпатична, и видеть, как столько здоровых мужиков навалилось на одну хрупкую больную женщину...

Знаю ее с 87-го года. Я приехал в Днепропетровск от Бюро пропаганды советского киноискусства - была такая контора - показывать свой фильм "Дорога в ад" с Людмилой Гурченко в главной роли. Тимошенко тогда руководила ателье "Видеопрокат". Могу предположить, что в тот день, когда шла эта первая в нашем кино картина о наркоманах, мало кто покупал видеокассеты в ее киосках, и она понесла какой-то убыток. Юлия как раз вышла замуж, мне позвонил ее свекор: "Коля, ты снял забойное кино. Оставайся, поработаем в кинопрокате". Но меня ждали другие города.

- А что ты можешь сказать о бывшем министре культуры Оксане Билозир, которая, кажется, тоже атаковала киностудию Довженко?

- Я ее знал как певицу. У нее хороший голос. Когда ее впервые увидел, поразился. Она очень красивая. Я смотрел на нее с удовольствием. Миниатюрная, маленькие ручки-ножки - словно статуэтка. Могу сказать о ней, как о Тимошенко: "Она мне глубоко симпатична". Я хотел пригласить ее на роль Одарки в фильме "Запорожец за Дунаем".

- Когда она была министром?

- Нет, до этого. Американцы наверняка сняли бы с ней фильмов 30, сделали бы из нее суперзвезду. Она хорошо двигается, хорошо сложена. Голливуд это любит. Сейчас немножко приболела. И говорят, ее собираются назначить послом в Канаду. Если она уедет, тянуть ее на съемки будет сложно...

- А как складываются твои отношения с новым директором киностудии Довженко Игорем Ставчанским? С новым министром культуры Игорем Лиховым?

- У Ставчанского два диплома о высшем образовании - юриста и экономиста. Но главное то, что он любит украинское кино. Он добавил всем зарплату. При нем мы задышали. И теперь просим об одном: нас не надо поддерживать, нам не надо мешать. С новым министром культуры я водки не пил, но имел с ним возможность пообщаться на кинофестивале "Молодость". Говорят, он пришел на семь месяцев. Мое первое впечатление: этот человек на своем месте.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось