В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Поле чудес

Создатель пирамиды «МММ» Сергей МАВРОДИ: «Будучи уверенным, что никогда из тюрьмы не выйду, я написал два заявления: о разводе и на имя начальника тюрьмы о том, что прошу больше не пускать жену на свидания»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 25 Мая, 2011 21:00
Часть IV
Дмитрий ГОРДОН
Часть IV

(Продолжение. Начало в № 18-20)

«УБИЙЦЫ И КИЛЛЕРЫ НЕ ПРЕДЪЯВЛЯЛИ МНЕ НИ МАЛЕЙШИХ ПРЕТЕНЗИЙ - ПРИ ТОМ, ЧТО СИДЕЛ Я С ПЯТЬЮ ВОРАМИ В ЗАКОНЕ»

- Правда ли, что в тюрьме вы хотели покончить с собой?

- Нет, никогда - бред полный! С другой стороны, у меня 12 голодовок там было, по-моему (уже не помню), из них одна сухая.

- Это совсем без воды?

- Без - восемь дней, да еще и в жару. Считается, что без воды человек четверо суток живет, причем психологически это опять-таки тяжело. При мокрой голодовке, когда только воду пьешь, происходит постепенный упадок сил и до известной степени ситуацию контролировать можно - иными словами, если ты человек здоровый, завтра, например, не умрешь. При сухой голодовке все неожиданно происходит, то есть ложишься спать и не знаешь, проснешься на следующий день или нет. Какой-то мгновенный сбой в организме - и все!

- Во время сухой голодовки вы вели себя адекватно?

- Да, абсолютно нормально, хотя психологически, повторю, это непросто.

- Вы же и в карцере часто сидели...

- Неоднократно. Там и стихи написал... (Читает).

Ангел черный, ангел бездны!
В мрак кромешный,
в мрак беззвездный
Унеси меня скорей!
Пожалей.
И в аду, мой ангел мрачный,
В свет холодный, в свет прозрачный,
Словно в омут, в глубину
Я нырну.
И - ни боли, ни страданий,
Ни волнений, ни рыданий:
Лишь бесстрастья чистота,
Пустота.
На душе - лишь лед да иней.
Отблеск красный, отблеск синий...
Не взглянуть! Слепит глаза!
Но слеза!..
Ни рыданий, ни волнений,
Ни томлений, ни молений -
Сухо все. Лишь тишь да гладь.
Благодать.
Да не та, увы, не Божья.
Что ж поделать, у подножья
Алтаря мне места нет.
Только свет!
Свет холодный, свет прозрачный!
Ангел темный, ангел мрачный.
Вера вер и мера мер -
Люцифер!

- Как убийцы, киллеры и другие матерые преступники к вам в тюрьме относились? Не предъявляли претензий: «Ах ты, мерзавец, всю страну обманул - мы тебя тут сейчас..!»?

- Ни малейших претензий, при том, что сидел я с пятью ворами в законе, ко мне не было. Словосочетание «вор в законе», кстати, порядком затасканное, поэтому никто толком не понимает, что это значит. В тюрьме человек, которого так называют, - просто Бог, в буквальном смысле этого слова, их, таких, на весь бывший СССР...

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- ...немногим больше ста...

- 100 только российских, а всего, кажется, 500. Можно, замечу, всю жизнь просидеть в тюрьме и так вора и не увидеть - 99 процентов зеков их никогда и не видели.

- Вам довелось аж с пятью общаться...

- Наверное, это рекорд, потому что находился в спецблоке - их туда и сажают. Один из воров, я замечу, объявил меня другом, а это, по сути, охранная грамота. Если заходишь в камеру и говоришь: «Я друг вора», никто тебя пальцем не тронет, даже косо в твою сторону не посмотрит...

- Этого вора мы назовем?

- Нет, ну, конечно же, нет. Второй вор, у которого за плечами 35 лет отсидки (тоже из очень известных), сказал: «Сережа, когда ты в любую войдешь камеру, сразу спроси: «Вы знаете такого-то человека (то бишь его. - С. М.)? Он просил передать, что любые проблемы, доставленные мне, будет рассматривать, как свои собственные». Еще один... (Пауза). Ну что рассказывать? Отношение ко мне в тюрьме было нормальное, уважительное, причем не потому, что я Мавроди, что у меня «МММ», - на самом деле мой статус тюремный в сущности низкий...

- К какой, как говорят заключенные, «масти» вы относились?

- «Коммерс» - человек, которого «доят» и прочее. (На зонах России и Украины коммерсы по своему социальному положению не уступают блатным, потому что тоже не работают, но держат при содействии администрации зоны малые выгодные производства. Во многих вопросах у них даже больше власти, чем у блатных, потому что на воле они имеют связи с бизнес-структурами и на зоне кормят взятками руководство. Коммерсы не платят в общак и не участвуют в блатных разборках, а воры в законе на свободе давно уже стали комерсами, хотя на зонах игра в блатных продолжается. - Д. Г.). Иными словами, начинал я с низкого статуса...

- С низкого старта...

- Точно. Конечно, все знали, что я не просто коммерс, а Мавроди, тем не менее в тюрьме заключенного сразу видят, и отношение к нему соответственное... Вот представьте, что нас с вами в этой поселят комнате. Камера по размеру такая же: тут (показывает) шконки стоят, вон там дальняк, то бишь, пардон, туалет, и мы здесь безвылазно живем месяцами. Можно тут что-то скрыть, сыграть? Тем более что воры - люди опытные, и то же можно сказать об охране.

Из книги Сергея Мавроди «Карцер - репортаж из ада. Из спецСизо 99/1».

«Про воров (или «жуликов», что одно и то же) не знает практически никто практически ничего. Во-первых, их очень мало. Сейчас всего около 500. На весь бывший Союз. Русских - не больше 100. Впрочем, национальности для воров не существует. Национальность? Вор! Все равны.

C Дмитрием Гордоном. «Потребности жениться я не испытываю, поэтому остаюсь холостяком»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

Я сидел с пятью (!) ворами, причем подолгу, к тому же трое из них - русские, а это уже совсем немыслимо, но и просто сидеть с вором еще мало (хотя и само по себе крайне-крайне-крайне маловероятно). Надо же еще, чтобы он с тобой достаточно близко общался, что-то тебе рассказывал о воровском мире - только тогда хоть что-то понять можно, а так что? Ну, вместе едим-пьем, в домино играем - что толку? Что нового ты для себя почерпнешь? - а рассказывают воры крайне неохотно и далеко не всем: да, по сути, вообще никому. Ну, весьма и весьма немногим, так скажем... Мне в том числе.

Все зеки делятся на три группы. Мужики, блатные и воры. Именно в таком порядке. Мужики не вправе обсуждать блатных, блатные не вправе обсуждать воров.

Вор в тюрьме - это царь и Бог. Его слово - закон. Он может разрешить обшмонать ваш баул, прочитать ваши бумаги и т. д., и т. п.

Поднять руку на вора немыслимо: за это смерть, причем, скорее всего, мучительная, и если это произошло в камере - за это ответит вся камера. Почему допустили? Будут сделаны прогоны по всем зонам и тюрьмам, и этих людей будут бить везде, на всех тюрьмах и пересылках. Если, скажем, вора убили в тюрьме (а такое бывало - к примеру, охранники вешали) - вне закона будет объявлена вся тюрьма. Знал кто, не знал - не важно, поэтому при малейших подозрениях, что с вором что-то не так, в тюрьме начинаются волнения, вплоть до бунта, поскольку все понимают прекрасно, чем лично им это грозит. Не дай Бог вор умрет!..

Приказ вора должен исполняться беспрекословно. Если он прикажет выламывать тормоза - вы должны выламывать, прикажет убить сокамерника - должны выполнять: неподчинение еще хуже. Конечно, воры здравые, разумные люди и просто так таких приказов никогда не отдают и вообще властью своей не злоупотребляют, и тем не менее...

Поэтому сидеть с вором, честно говоря, психологически непросто - сознавать, что ты находишься, по сути, в его полной власти. Скажет вот он тебе: «Собирай-ка матрасик и уходи завтра на проверке из камеры» - и привет: жизнь кончена, но, с другой стороны, и преимущества свои есть. Достаточно упомянуть, что ты сидел с вором, - и все, тронуть тебя никто не осмелится: ну, если, конечно, ты действительно чего-то не совершишь неприемлемого, не накосячишь. Помню диалог такой в шмональне шутливый. С охранником - я только приехал с суда. «Запрещенное что-нибудь есть?». - «Нет». - «Что у вас никогда ничего нет? Хоть телефон привезли бы!». - «А вам зачем?». - «А нам премию за это дают - если находим. Хочется же подвига!». - «Тогда меня отпустите». Задумывается на секунду. «Нет, - говорит, наконец, решительно, - это не подвиг будет, это будет уже косяк!».

Никто, короче, не знает, в каких ты с вором отношениях - а может, ты его друг? Из четырех воров, с которыми я сидел, один объявил во всеуслышанье в автозеке, когда на суд ездил: «Мавроди - это человек!»; второй, отсидевший более 35 лет, при расставании сказал мне, чтобы я передал всем, что любые неприятности, мне доставленные, он будет считать своими; третий, самый молодой, к слову сказать, русский, сделал мне надпись на книге: «Моему другу!», четвертый же, грузин, молодой совсем парень - с ним я сидел с самым первым, давно уже - говорил потом во всех камерах, что ему очень понравилось со мной сидеть, и он бы с удовольствием посидел еще, и вообще чрезвычайно хорошо обо мне везде отзывался.

Все это дорогого здесь стоит - о-ч-чень дорогого, и дорого за это платить приходится. Всей предыдущей жизнью. Мало кому по карману».

- ...На спецблоке отношение ко всем очень выборочное, и это не зависит от денег - только от того, как человек себя показал. Вот почему у меня столько голодовок было? Я категорически отказывался соблюдать тюремный режим, считал, что он унизителен, что сижу несправедливо. Когда рассказываю об этом сейчас, кажется, это чепуха: из-за того, что тюремщики потребовали держать за спиной руки, объявлять голодовки - детский сад просто какой-то, но на самом-то деле все это не мелочи. Такими требованиями ломается психика - сегодня ты заложил руки за спину, а завтра или послезавтра будешь маршировать и выполнять любые приказы. Не зря же в фашистской Германии приветствие было «Хайль, Гитлер!» - психологически это беспроигрышно. Ты можешь ненавидеть Гитлера и нацизм, но если каждый день произносишь: «Хайль!»...

- ...фюрера полюбишь, как миленький...

- ...у тебя что-то с психикой происходит. Вот почему охранников, которые обысками занимаются, все так в обычной жизни не любят? Да потому, что их служба неизбежно накладывает отпечаток на психику. Нельзя быть на работе охранником, подсматривать и подслушивать, а прийти домой и сразу нормальным стать - ты не можешь это снять, как одежду.

Такие вещи ломают, поэтому я и отказывался соблюдать режим. Да, это было неимоверно сложно, вообще немыслимо, поскольку подобное поведение там, мягко говоря, не приветствуется, но когда они поняли после 10-й или еще какой-то по счету голодовки, что я просто не доживу до суда, умру и у начальства неприятности будут (никому не хотелось, чтобы я ускользнул от правосудия!), пошли со мной на компромисс и в покое оставили.

«НЕБЕЗЫЗВЕСТНЫЙ ЛЕША-СОЛДАТ СКАЗАЛ ОБО МНЕ: «ЕСТЬ ЕДИНСТВЕННЫЙ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ОПАСНЫЙ ЧЕЛОВЕК В ИЗОЛЯТОРЕ - ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ТОЛЬКО ПРИКИДЫВАЮТСЯ»

- Командир штурмового батальона в Афганистане, лично расстреливавший заложников - женщин и детей, с которым вы сидели в одной камере, говорил, что в жизни более жесткого человека, чем вы, не видел - что он имел в виду?

- Не знаю, я не переспрашивал. Это действительно его слова, но, что самое интересное, никаких поводов я не давал. Любопытно, что примерно то же самое еще двое моих бывших сокамерников говорили, а один из них, небезызвестный Леша-Солдат, буквально следующее сказал: «Есть единственный по-настоящему опасный человек в изоляторе - все остальные только прикидываются».

Из книги Сергея Мавроди «Карцер - репортаж из ада. Из спецСизо 99/1».

«Бывший бригадир медведковских киллеров, ждавший на тот момент два ПЖ, как обещали ему следаки, человек довольно тяжелый, мрачный и вообще суровый, оказавший яростное сопротивление «Альфе» при задержании и раненый навылет в грудь... Поразительное ранение! Стреляли сбоку из пистолета, почти в упор - пуля вошла над левым соском и вышла над правым, ничего не задев! Не поверил бы, если бы сам шрамов не видел - следов входного и выходного отверстий...

Человек, по материалам дела, заставивший, в частности, двух непокорных киллеров (лучших друзей, к слову, сказать!) сначала драться между собой насмерть, а затем лично забивший победителя (мастера спорта по кикбоксингу). Кувалдой. По голове. Да-с...

Чуть ли не единственный из их компании, так и не давший вообще никаких показаний. Передвигавшийся по тюрьме, между прочим, исключительно в наручниках, а все допросы в следственном кабинете - только в специальной клетке. («Склонный ко всему», по-моему, - ко всем возможным нападениям и побегам, чемпион там чего-то по рукопашному бою).

У меня инцидентик с ним - сейчас только вспомнил. Интересный...

Ситуация. Делаю я что-то с ножницами... (Ножницы здесь выдают. На несколько часов. Самые настоящие, железные. Немыслимо, ведь ножницы - это, по сути, нож. Холодное оружие, но, как бы там ни было, выдают. В других тюрьмах - нет). Так вот, сижу за столом, у меня в руках ножницы, он тянет руку, пытаясь что-то у меня со стола схватить, я шутливо замахиваюсь ножницами: дескать, убери руку, а то сейчас в руку, во внешнюю сторону ладони, ножницами ткну! Ну, знаете, как это бывает, и вдруг он мне говорит: «А чего ты замахиваешься? Ты же все равно не ударишь». Я даже не понял сначала: «Чего?». - «Ты все равно в человека живого ударить не сможешь - духу не хватит».

Я смотрю на него и понять не могу: шутит, что ли? Пока я мялся, он засучивает рукав и протягивает мне руку: «Ну на, ударь!». - «Ты шутишь, что ли?». - «Ну, ударь, ударь! Все равно ведь не сможешь. Думаешь, это так просто?». - «Жень, - говорю, - хочешь - ударю, только смотри потом: перережу сейчас какое-нибудь сухожилие, а так-то мне по х...». - «Да не ударишь ты! Только говоришь»...

Ладно. Беру я его кисть и спокойно и не торопясь провожу ножницами на внешней стороне ладони довольно глубокую - до крови - царапину.

Что тут было! «Да ты маньяк! В натуре! Живому человеку руки резать!». Это я-то маньяк...

«Ты рехнулся?! - шепчу я ему в ответ, опасливо косясь на штудирующего, как обычно, свой неизменный «Учебник шахматной игры» сумасшедшего банкира. - На фиг тебе это надо?».

...Со сколькими я уже пересидел здесь за эти годы!.. Коммерсанты, банкиры, террористы, бандиты и киллеры, киллеры, киллеры... Киллеров больше всего. Почти все ореховско-медведковские, курганские, юкосовские... По делу Козлова... По убийствам всяких там мэров, депутатов... Все они перебывали здесь. Все пути ведут сюда. Если громкое дело - все, жди, значит, скоро заедут.

И знаете, что? Нет в России никаких суперпрофессиональных киллеров, нет никакой мафии - все это чушь! Дилетантизм и бардак - как и везде, так что можете смело посылать любого олигарха куда угодно и ничего не бояться. Ничего вам за это не будет, никакой спрут сразу не схватит, не слопает и на дно не утащит. Нет его, этого спрута. Нет, нет и нет!

Вот, например, дело ЮКОСа. Убийство мэра Нефтеюганска. Я лично сидел с непосредственными исполнителями. С киллерами. Да вообще чуть ли не со всеми персоналиями, проходящими по этому делу, - и что? Да ничего! Как все это происходило реально, судите сами и делайте выводы.

Итак, Невзлин (совладелец ЮКОСа! фигура уровня Ходора!) решает «наказать» мэра Нефтеюганска. В принципе, только избить или легко ранить, но там уж, как получится, как фишка ляжет. Он вызывает к себе Пичугина (начальника службы безопасности ЮКОСа, получившего 24 года и тоже сидящего здесь) и популярно объясняет ему ситуацию. Наивно полагая, вероятно, что у того, бывшего крутого фээсбэшника (дивизия Дзержинского и т. д.), масса таких же крутых знакомых элитных профи, готовых за деньги вообще на все. Да хоть 10 мэров наказать - ранить и застрелить. И съесть. Вопрос цены.

Дальше. Этот Пичугин не находит ничего умнее, как обратиться к своему то ли знакомому, то ли дальнему родственнику (крестному, кажется, или свояку) - никакому уже не фээсбэшнику, а обычному мелкому волгоградскому жулику - с просьбой приискать исполнителей. Тот, естественно, клятвенно его заверяет, что все o'key! - люди есть. Ну, еще бы - ЮКОС (Невзлин) же на это аж целых 200 штук зелени отвалил! Не поскупился. Конечно, есть люди! Как не быть?! За такое бабло!

Ладно, продолжим. Итак, Невзлин обратился к Пичугину, Пичугин... В общем, бабка за дедку, внучка за бабку, а дальше пошли уже всякие там безвестные жучки, кошки и мышки и без имен и отчеств. Люди кончились, Пичугин обратился фактически уж совсем неизвестно к кому - к какому-то там... Ну, называть фамилий не станем, тем более что они все равно ровным счетом ничего вам не скажут. К жучке, короче, он обратился, жучка радостно тявкнула: «Есть!» и пригласила, соответственно, кошку - рядового, по сути, уголовника (с которым я потом и сидел). Кошка нашла себе в помощницы мышку, которую даже и жучка не знала: уголовник (мой будущий сокамерник) просто предложил подработать одному своему приятелю, а тот на мели как раз был...

Итак, резюмируем. Концерн ЮКОС! Крупнейшая в России компания, нефть, банки, многомиллиардные обороты! Один из руководителей собирается организовать покушение на мэра Нефтеюганска! Так и представляется: холодные и вышколенные безжалостные коммандос, суперпрофи, зомби (камуфляжные костюмы, суровые разрисованные лица, бинокли, сверхсовременные снайперские винтовки), а на практике? Два совершенно обычных заурядных уголовника (даже не киллеры никакие), до которых из отпущенных на дело 200 тысяч долларов дошло лишь по три на брата. По три!!! - остальное посредники разворовали.

В результате им не на что было даже оружие приличное купить, и они вынуждены были стрелять из какого-то сломанного автомата, из которого было в принципе невозможно вести мало-мальски прицельный огонь. «Купите нам хоть винтовку, хоть автомат нормальный!». - «Нет денег!..». Это же просто театр абсурда какой-то - а? Мало того, им даже не сообщили поначалу, когда они первый раз прибыли, что это мэр, - сказали, коммерсант просто. «Я смотрю, он с охраной, в мэрию зашли... Спрашиваю: «Это кто?». - «Да мэр наш», - отвечают! Я звоню: «Вы чего?! Это же мэр!», а мне: «А тебе-то какое дело? Зачем ты вообще выяснял, кто это? Заплатили тебе - вот и делай!».

Самое поразительное, однако, вот что. В оконцовке ведь все сели, и посредники в том числе, и ведь это ясно было с самого начала, что, если исполнители сгорят, всех за собой потянут. Мультфильм, помнится, был такой: «Ограбление по-итальянски». Банка, а это вот его продолжение - «Убийство по-русски». Мэра! На Каннском кинофестивале можно смело выставлять. В жанре «комедия». Черная. Как нефть.

Думаете, это исключение? Ничуть не бывало! Убийство Козлова (зампредседателя Центробанка): в точности та же история - один в один. Исполнители - никакие не профессионалы, совершенно случайные, по сути, люди - вообще не киллеры! Тот, с которым сидел, к примеру (один, кстати, из двух, непосредственно стрелявших), - бывший лохотронщик. Из Луганска.

...Он умный был и культурный, с высшим образованием, сообразительный, с отличной памятью. В шашки великолепно играл - практически профессионально, физически здорово развит - на одной руке по 100 раз отжимался... Жена, дети... Она его ждет до сих пор. Любит, надеется... Он тоже все время только, помнится, и твердил: «Дети!.. Жена!.. Честность!.. Справедливость!..». Чуть ли не со слезами на глазах, а потом выяснилось - позже, когда он уже уехал из хаты, - что был главарем одной из тамбовских группировок, и, в частности, с двумя своими ближайшими подручными девушек молоденьких в лес вывозил, насиловал и убивал. Эти подручные его до сих пор места все новые и новые по тамбовским лесам указывают, где все новые и новые трупы выкапывают, но это, повторяю, потом только выяснилось, а тогда - ну, главарь и главарь. Несколько 105-х (статья УК: «убийство»): подумаешь! - обычное для этой тюрьмы дело. Если б уже тогда про девушек было известно... Н-да - другой бы с ним был разговор!..

Показания его привезли, между прочим, по ЮКОСу давать, по Пичугину и Невзлину - что-то он там им якобы помогал делать... Помогал или нет, не знаю, но что показания даст любые, у меня еще тогда сомнений не было ни малейших. Подтвердит под присягой, что лично слышал, как Невзлин с Ходорковским Пичугину Маргарет Тэтчер заказывали. Или Джорджа Буша. Да кого угодно! Если только ему пожизненное отменить пообещают. Просто хотя бы намекнут, что это возможно, - в принципе. А вы бы не подтвердили? То-то...

«Слушай, Вить, - говорю ему как-то, - если тебе ПЖ на 20 лет заменят, ты, наверное, счастлив будешь?». - «Сереж, если мне ПЖ на 25 лет заменят - я счастлив буду: хоть какие-то появятся берега».

Такой вот у нас диалог состоялся, когда вместе сидели. Мы ведь с ним даже тогда почти подружились... Н-да... Ну, ладно, чего уж там...

Иногда я расспрашивал его про сокамерников - что, мол, за публика? «Да разные, - отвечал он. - Террористы... Вот тут со мной людоед сидел, но он на самом деле не людоед был - просто работал кладбищенским сторожем, водил к себе баб и, по мере того, как они ему надоедали, их убивал, а мясо в банки трехлитровые закатывал и продавал. Сам, правда, не ел, так что не людоед он. Пробовал, говорит, но не понравилось, а я спросил: «А какое оно на вкус?». - «Да так, - он сказал, - сладковатое, но не объяснишь - пробовать надо!».

Два мусора сидят, причем в чинах. Один майор бывший, начальник аналитического отдела то ли района, то ли области, второй тоже... Майор этот с братом инкассаторскую машину грабанули, а инкассаторов застрелили: вот над ними охрана издевается - над мусорами бывшими. Вероятно, сержанту какому-нибудь приятно, что перед ним целый майор отжимается по команде, а так вообще-то охранники не злобствуют - достаточно мирно себя ведут...

Несколько лет назад у нас смертность была очень высокая («Падеж», - как ехидно прокомментировал в свое время мой следователь, которому я на ознакомке историю эту рассказывал). Потом тренажерный зал установили, где хоть покачаться можно - вроде бы все стабилизировалось, но вообще у половины зоны крыша уже потекла. Гнать начинают...

Кукушка слетает - не каждый ПЖ сидеть может. Все-таки это трудно...».

- От тюрьмы перейдем теперь, с вашего позволения, к личной жизни, которая покрыта у вас ореолом тайны. Правда ли, что когда вы возглавляли АО «МММ», лично проводили конкурсы красоты, а победительниц просто-напросто покупали?

- Давайте всего этого касаться не будем - не люблю я про женщин трепаться.

- Я вас тогда процитирую. «Зачем все усложнять? - пишете вы. - Подходишь, говоришь: «Я такой-то, не извращенец, ничего необычного. Давайте встречаться время от времени - плачу столько-то, а если хотите, чтобы об этом никто никогда не узнал, об этом никто никогда не узнает». Отказов не было ни единого - все же разумные люди, а женщины в особенности. Правильно, продаваться надо легко и дорого»...

- Слова мои, но комментировать их не буду.

- Вы были женаты на «Мисс Запорожье» Елене Павлюченко...

- Был...

- При каких обстоятельствах в нее вы влюбились?

- Я не хочу, не люблю говорить на личные темы - в публичном их обсуждении есть что-то противоестественное, и мне это претит.

- Из тюрьмы вас Елена ждала?

- Ситуация такая: когда угодил на нары, был уверен, что никогда отсюда не выйду, и все были в этом убеждены - следователи, адвокаты (мне просто немыслимым образом повезло). Возникает конкретный вопрос: если вы (не вас лично имею в виду) получите вдруг десятки лет, будет вас ждать жена? Реально это от человека требовать? Есть ведь, в конце концов, обычная физиология, все мы живые люди, к тому же еще неизвестно, как ты поступишь, когда на свободу выйдешь. Может, пошлешь ее...

Эта проблема возникла не у меня одного - она встает перед всеми. У тебя тяжелейшая психологическая ситуация, тебе грозит срок - по сути, твоя жизнь на кону, и это единственный близкий тебе человек, но в то же время ты должен сделать выбор: позаботиться о жене или о себе, губить ее жизнь или нет. Как себя ведут в этой ситуации большинство заключенных? Встречаются на свидании и говорят: «Дорогая, мне такой-то грозит срок. Ты свободна, делай что хочешь», но на самом-то деле для женщины это психологическая ловушка, потому что не может она ответить: «Конечно же, дорогой - на фиг ты мне вообще сдался? Всего хорошего!». Естественно, жена в слезы: «Нет, буду ждать!», то да се... Для этого все и говорится...

Такая вот ситуация, поэтому, если действительно хочешь дать ей свободу, на первый шаг должен решиться сам , что я и сделал. Просто без всякого предупреждения, будучи уверенным, что никогда оттуда не выйду, написал два заявления: о разводе и на имя начальника тюрьмы о том, что прошу больше не пускать жену на свидания. Поставил ее, иными словами, перед фактом без всяких там разговоров.

- Вы волевой человек!

- Считаю, что поступил правильно, и между прочим, один из воров, богатейший в этом смысле опыт имевший, рассказывал мне, как ведет себя в такой ситуации женщина. Она существо легкомысленное и, как правило, не понимает серьезности происходящего, поэтому первая реакция чуть ли не как у жены декабриста, но время идет, денег нет, проблемы накапливаются, ничего не улучшается. Инкубационный период у нее три-три с половиной года - за это время приходит понимание, что впереди ничего, одна беспросветность. Мало того, она начинает тебя ненавидеть, ее любовь превращается в ненависть: «Ладно, я была дура, но ты-то все понимал и меня просто использовал, чтобы я тебе передачи носила...». Для женщины ведь три-три с половиной года - срок огромный, эпоха...

- ...она стареет...

- ...и получается, что через несколько лет до нее доходит: она потеряла их из-за тебя.

«ВСЕ ИМЕЕТ СВОЮ ТЕМПЕРАТУРУ ПЛАВЛЕНИЯ: ЛЮБОВЬ, ВЕРНОСТЬ, ЧЕСТЬ, ДРУЖБА, НО НАСКОЛЬКО ОНА, ОКАЗЫВАЕТСЯ, НИЗКА!»

- Жизнь - штука жесткая, даже жестокая, просто обычный человек с такими вещами не сталкивается: есть просто бездны, в которые лучше не заглядывать, потому что там ничего, кроме грязи, предательства и лжи нет. Вот мы в обычном температурном режиме живем, но если чуть повысится градус, все будет уже по-другому. Все моральные ценности, понятия, которые кажутся незыблемыми, вдруг зашатаются, и выяснится, что они...

- ...очень даже зыбки...

- Да. Я вообще считаю, что все имеет свою температуру плавления: любовь, верность, честь, дружба - впрочем, это очевидно, и на интуитивном уровне даже сомнений никаких не вызывает (ясно же, что, скажем, теми же пытками можно добиться от кого угодно чего угодно). Удивительно другое: насколько низка оказывается эта самая температура! Хочется все-таки верить, что нужны тысячи и миллионы градусов, что требуется нечто совершенно исключительное и немыслимое, чтобы человека сломать, чтобы самый верный твой друг тебя предал, что для этого нужны пытки и концлагеря, а не надо, оказывается, никаких пыток: один-два градуса - и все, что казалось прочным и незыблемым, вдруг потекло.

Если вдруг завтра вас, не дай Бог, «примут», послезавтра от вас отвернутся все лучшие друзья (хотя их никто не пытает). Это психологический феномен очень интересный - я видел такое неоднократно, но объяснения не знаю. Принимаю просто как факт, что все друзья детства, на которых рассчитываете, как на себя, разбегутся в первый же день, а помогать будет человек, которого вообще сейчас не замечаете. Почему так происходит? Неясно. Вот у Галича песня есть: «Знать бы загодя, кого сторониться, а кому была улыбка причастьем...», но, к сожалению, загодя это знать невозможно.

Одному моему сокамернику, руководителю школы единоборств, стал помогать ученик, на которого он и внимания не обращал, причем тот много времени тратил: носил передачи, детей его в школу водил, а все друзья... Другой сокамерник, военный, рассказывал: «Был у меня друг детства, с которым Афганистан прошли, я не раз ему жизнь спасал. Все, что от него надо было, - позвонить, поднять трубку, но когда моя жена побеспокоила его просьбой, он просто сказал: «Больше мне не звоните». Все, и это не единичный случай, не какая-то сволочь так поступила - такова, к сожалению, обычная реакция большинства.

Из книги Сергея Мавроди «Карцер - репортаж из ада. Из спецСизо 99/1».

«С женщинами тут у всех больная проблема. Не с сестрами в основном, конечно, - с женами, хотя почему только с женщинами? А с мужчинами? С друзьями? То же самое ведь: бросают сразу! Почти всегда. Исключения редки. Крайне.

Помните это, хотя бесполезно - всегда кажется, что у тебя-то иначе, вообще все иначе. И жена особая, и друзья - мало ли что «у всех», а вот у тебя!..

Как это: она - самый близкий, самый родной на свете человек - будет еще с кем-то?! Будет меня обманывать?! Предаст!?.

Будет! И с кем-то будет, и обманывать будет! И предаст! И не через пять, 10 лет, даже не через год и не через месяц, а уже завтра. Или сегодня, а скорее всего, еще вчера все произошло. А если не произошло, то потому лишь, что кандидата подходящего пока не нашлось. Аминь!

Ну а как вы сами все это себе представляете? Что она, молодая, здоровая женщина, станет 10-20 лет без мужчины обходиться? Как?! Верность верностью, мораль моралью, но есть же еще и физиология, в конце-то концов, если на то уж пошло, и во что она тогда превратится, если действительно вдруг «станет»? Это уже вообще не женщина будет! Жизнь - штука жестокая, и на проигравших ей наплевать. Горе слабым! Не проигрывай! Естественный отбор. Дарвинизм-с...Вообще же инкубационный период у женщины длится в среднем три-четыре года. Если тебе повезло, конечно, и жена у тебя... ну, верная-преверная оказалась. Преданная-распрепреданная. Как дворняжка...

Это мне вор один старый рассказывал, имевший за плечами 35 лет отсидки, четырех жен и вообще мно-о-го чего повидавший. Про инкубационный период и прочие особенности женской психологии (не вообще «женской», а именно... В этой, словом, сугубо специфической ситуации).

Сначала-то она себя сгоряча, по свойственным всем женщинам легкомыслию, этакой Жанной д'Арк воображает, чуть ли не супругой декабриста, и собирается всю жизнь оставшуюся на алтарь служения своей Великой Любви положить, но время идет - серое и тоскливое... Скучно и уныло, одиночество, беспросветность, да и материальные проблемы очень скоро начинаются неизбежно.

Годика через три она окончательно прозревает и осознает наконец, что никакие не шутки тут, не игра, что все это всерьез, и, что самое страшное, надолго, и тут вся Великая Любовь ее кончается. Разом, но, что всего ужаснее, не умирает, а перерождается - в ненависть! Она начинает тебя ненавидеть, ведь ей нужен виновный. За загубленную свою молодость, за все эти нелепо потраченные впустую годы. Ты! Она-то глупая, дура была, ничего не понимала, но ты-то все понимал - почему же!? Обманывал, манипулировал, лишь бы не ушла, не бросила - так!? А сам выйдешь - еще и молодую потом найдешь?! А меня - бросишь?! Я нужна тебе сейчас просто передачи носить да на свидания ездить?! Так!? Так!?».

...С любовницами тоже шутки плохи. Был у меня сокамерник один, ЮКОСовец (11 лет получил), так у него любовница случайно якобы с женой здесь пересеклась. Передачи они-де вместе, одновременно случайно обе принесли. Ну, вышло вот так - бывает.

«А того, дура набитая, не понимает, что все деньги-то - у жены: на нее оформлены. Перекроет крантик - и все, кранты». - «Ну, и чего собираешься делать?». - «Чего-чего? Письмо щас жене буду писать слезное: «Прости!.. Жить без тебя не могу!.. Люблю!.. Плюнь ты на эту шалаву (любовницу, в смысле. - С. М.) - врет она все!». - «А поверит?». - «Пес ее знает...».

Поверила. Или сделала вид, что поверила. Наверное, есть причина. Женщины ничего просто так ведь не делают и ничему просто так не «верят» (с другой стороны, ей же, кажется, уже под 40... Где нового ей искать? Любимого...).

- После того как написали заявление о разводе с женой, придя в себя, хоть немножко всплакнули?

- Ну, я же живой человек... (Пауза). Не плакал, конечно, но психологически очень тяжело было. (Читает).

Ты пока еще снишься,

Но теперь уже редко.

Иль на волю стремишься?

Так распахнута клетка.

Улетай, коль желаешь,

Удержать не пытаюсь.

Улетай, только, знаешь,

Я и каюсь, и маюсь

Без тебя и с тобою.

И, как спичка, ломаюсь,

И дрожащей рукою -

Сигарету из пачки!

Закурить - поскорее!

И мечты - как подачки,

Но - пиратом на рее,

Вон болтается вера

На веревке пеньковой.

Что ж! «В руке его мера».

Но, быть может, по новой?

Но, быть может, быть может,

Не дотла?! Не до края?!

Только время стреножит!

Только нет его. Рая.

- Жену вы, простите, любили?

- Не буду на этот вопрос отвечать, не хочу! Вновь повторю: терпеть не могу все эти темы. Давайте о тюрьме поговорим, об «МММ», но нюни разводить не надо: любил, забыл... Все это не для публичного обсуждения.

- Слеза, однако, скатилась?

- Без комментариев.

- Почему, если не секрет, вы сегодня один, хотя вполне могли бы какую-то женщину осчастливить?

- Потребности жениться я не испытываю, поэтому остаюсь холостяком. Знаете, Сократа один человек когда-то спросил: «Жениться мне или нет?». Мудрец ответил: «Какое бы ты ни принял решение, все равно раскаешься» - это из той же серии.

- Цитирую Сергея Пантелеевича Мавроди: «Когда все доступно, ничего не хочется. Там, на вершине, ничего нет - там вакуум, но чтобы это понять, надо туда залезть. Я вот слазил и узнал»...

- Да, там действительно вакуум.

- Вас это знание не отравило?

- Трудно сказать - вы задаете вопрос, на который я не могу ответить. Это только наблюдатель внешний может увидеть - со стороны, а человек, если он отравлен, не понимает, в чем тут нюанс. Замкнутый круг получается.

(Продолжение следует)

Киев - Москва - Киев



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось