В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Отцы и дети

Дочь маршала ЖУКОВА Эра: «В 1946 году отца обвинили в том, что он готовит военный переворот, — близкое окружение Сталина постоянно нашептывало вождю, что маршал более популярен в народе, нежели генералиссимус»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 10 Января, 2013 22:00
Сегодня о Жукове пишут книги и статьи, снимают фильмы, в которых о его боевых заслугах не упоминается вообще, зато его женам, любовницам и детям уделяется первостепенное внимание.
Людмила ГРАБЕНКО
В советские времена интерес к Маршалу Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову ограничивался исключительно его профессиональной деятельностью: все посвященные полководцу материалы, включая художественные произведения, рассказывали исключительно «о доблести, о подвигах, о славе». Личная жизнь знаменитого военачальника всегда была табу, хотя она не­обы­чайно важна для характеристики его далеко не однозначной фигуры. Сегодня о Жукове пишут книги и статьи, снимают фильмы, в которых о его боевых заслугах не упоминается вообще, зато его женам, любовницам и детям уделяется первостепенное внимание. Очень часто самозваные биографы, руководствуясь какими-то своими, только им известными соображениями, фантазируют, а то и беззастенчиво перевирают факты. С этим не могут и не хотят смириться родные и близкие маршала — например, его старшая дочь Эра. 
«СТАЛИН СОБИРАЛСЯ ПРИБЛИЗИТЬ ОПАЛЬНОГО МАРШАЛА К СЕБЕ, НО НЕ УСПЕЛ»

- Отца я помню с раннего возраста, - вспоминает Эра Георгиевна, - но это не воспоминания-картинки, а, скорее, ощущения: рядом с ним всегда было тепло, спокойно, надежно и безопасно. Папа очень бережно к нам относился, заботился, беспокоился. Если мы заболевали, ужасно переживал - буквально не находил себе места и поднимал на ноги всех врачей, каких только мог найти.

- Георгий Константинович был строгим?

- В семье - нет. В дом Жуков приходил не как боевой командир, а как муж и отец. Когда он входил, печать строгости и суровости на его лице таяла - черты разглаживались, становились добрыми и ласковыми. Закрыв дверь, папа отрешался от службы и жил уже только нашими заботами и делами. Человеком он был очень отзывчивым, с блестящим чувством юмора, очень многому нас научил - и не нотациями, а собственным примером. Отец давал нам с сестрой советы, но никогда ни к чему не принуждал. Говорил: «Я думаю так, а как поступить - решай сама, это твое личное дело».

- Вы радовали его своими успехами в учебе?

- Мы с сестрой учились очень хорошо, прежде всего для того, чтобы доставить удовольствие отцу. Он ни разу никого из нас не наказал ни шлепком, ни уж тем более - не дай Бог! - ремнем. Если чем-то был недоволен, ему достаточно было пристально посмотреть в сторону провинившегося, и мы уже понимали: что-то не так!

Он воспитывал нас самостоятельными и ответственными, говорил: «Не уверены в своих силах - не беритесь за дело, но если уж взялись, отвечайте и за него, и за его последствия». Отец очень рано начал работать, чтобы заботиться о своей семье и себе, и это воспитало в нем твердость, целеустремленность и умение отвечать за свои поступки - он никогда ни на кого не перекладывал своих дел.

- Почему Жукова опасались даже лидеры Советского Союза - и Сталин, и Хрущев?

- Думаю, причина гонений на него в банальной человеческой зависти. Сталин считал себя самым главным, а оказалось, что есть человек, гораздо более популярный в народе. Окружавшие вождя прихлебатели постоянно нашептывали, что Жуков этим непременно воспользуется и займет его место. В 1946 году отца вообще обвинили в том, что он готовит военный пе­реворот. Это был первый звоночек, впоследст­вии такие неприятные моменты случались часто - нашей семье пришлось многое пережить. Возможно, поэтому я так остро и реагирую на попытки извратить биографию Георгия Константиновича. Если бы не вранье и интриги, которые сопровождали его всю жизнь, он прожил бы гораздо дольше. Отец ведь только с виду был крепким и суровым, в душе он все очень остро переживал, поэтому и заболел.

И все-таки Сталин маршала Жукова берег - мог арестовать, но не сделал этого (а ведь многие соратники и друзья отца пострадали от репрессий).

Фото «РИА Новости»

Иосиф Виссарионович понимал: перед ним человек, на которого можно положиться. Не зря же на самые опасные участки фронта, где были возможны любые не­ожиданности, Верховный Главнокомандующий посылал именно Жукова - верил, что тот не подведет.

- Думаю, если бы Сталин знал, что со временем Георгия Жукова назовут Маршалом Победы, он вряд ли бы так к нему благоволил...

Эра Георгиевна: «Рядом с ним всегда было тепло, надежно и безопасно»
- Это звание присвоено ему народом. Наверное, мне как дочери Жукова не­скромно так говорить, но я считаю, что отец ему соответствовал. Он ведь был прирожденным военачальником. Еще в молодости, в годы его службы в Белоруссии, командование знало: Жукова можно посылать в самую отсталую часть, он быстро выведет ее в передовые. Сначала его по достоинству оценили Буденный и Ворошилов, а потом и Сталин, который назначил Жукова начальником Генерального штаба. Между прочим, отец возражал против перевода на эту должность, но воинская дисциплина не позволила ему ослушаться.
 

Говорят, уже будучи при смерти, Сталин хотел вернуть отца из Свердловска, куда сам же его и сослал. Якобы он собирался приблизить опального маршала к себе, но не успел. Правда, это всего лишь слухи и предположения...

«ОТЕЦ НЕ УМЕЛ ВОДИТЬ МАШИНУ  И ЧАСТО ГОВОРИЛ МНЕ: «ВОТ БУДУ Я СТАРЫЙ И БОЛЬНОЙ, ОТВЕЗЕШЬ МЕНЯ В БОЛЬНИЦУ»

Георгий Жуков родился в семье крестьянина. В Красной Армии с 1918 года, в 1919-м вступил в ряды РКП(б), в Гражданскую сражался против уральских казаков, с войсками Деникина и Врангеля

- Не сложились у Георгия Константиновича и отношения с Хрущевым. Это правда, что именно вы предупредили вернувшегося из Югославии отца о том, что он в очередной раз впал в не­ми­лость?

- Находясь в Москве, мы были более осведомлены об обстановке в стране. Никита Сергеевич опасался, что отец, пользуясь своим растущим влиянием в армии, сместит его с поста первого секретаря ЦК КПСС. Слухи о напряженности, которая нагнеталась вокруг фигуры Жукова, до нас доходили, отец же, будучи за границей с официальным визитом, вообще ничего не знал. Вот мы и решили его предупредить, написав на клочке бумаги о том, что обстановка изменилась. А писали потому, что в машине могла быть организована прослушка и нельзя было говорить вслух.

Это еще один трагический момент в жизни нашей семьи - Жукова обвинили чуть ли не в государственном заговоре, отправили в отставку, не посчитавшись с его статусом Маршала Советского Союза. Несколько лет он находился в изоляции - его никуда не вызывали, с ним почти никто не общался. Кончился этот кош­мар только с приходом к власти Брежнева.

С дочерью Эрой. «Отец воспитывал нас самостоятельными и ответственными, давал нам советы, но никогда ни к чему не принуждал»

- Чего маршал Жуков не любил в лю­дях?

- Прежде всего он не выносил предательства. На протяжении жизни так от него натерпелся, что стал оберегать себя от боли и сознательно не подпускал к себе людей, в которых не был уверен на все сто процентов. Поэтому близких друзей у него было очень мало.

Отец не терпел и тех, кого в народе называют пустобрехами, - людей, которые много говорят и обещают, но ничего не делают. Его это выводило из себя: «Как так можно - наорет, наговорит и тут же обо всем этом забывает?!». Папа считал, что человек - особенно мужчина - должен говорить мало, но уж сказал, то расшибись, но сделай.

Сталин и Жуков на кремлевской трибуне. «Думаю, причина гонений на отца в банальной человеческой зависти»

- Правда, что Георгий Константинович не умел водить автомобиль?

- В его молодости машин не было, поэтому он это дело и не освоил. А потом отец всегда был занят более важными делами и тратить время на учебу уже не мог. Да и необходимости в том не видел - к нему всегда была прикреплена машина с водителем. Но нам с сестрой он всегда советовал учиться всему, чему только можно, в том числе и автомобилем управлять. Помню, мне как-то сказал: «Вот буду я старый и больной, отвезешь меня в больницу».

- Чем маршал занимался в свободное время?

Маршал Жуков — четырежды Герой Советского Союза, кавалер двухорденов «Победа», множества других советских и иностранных орденов и медалей

- Отец очень любил читать. К этому занятию он приобщился еще в церковно-приходской школе, которую окончил с отличием. Природой ему была дана потрясающая память: прочитанное он запоминал сразу и навсегда - как будто впечатывал. Отец передал нам с сестрой по наследству свою любовь к книге, у нас дома был настоящий культ чтения. Когда мы с Эллой учились в школе, а потом в институтах, он покупал нам много книг - в нашем доме они всегда считались лучшим подарком.

Папа любил ходить в театры, но особенно ему нравились выступления военных ансамблей песни и пляски, которые раньше существовали в каждом округе. Сколько себя помню, по праздникам - особенно мы любили День Советской (тогда еще - Красной) Армии - всей семьей отправлялись на такие концерты. Во время одного из них, в Свердловске, отец увидел курсанта Бориса Штоколова, в будущем знаменитого оперного певца. Его голос настолько поразил Жукова, что он настоял, чтобы Штоколов поступил на вокальное отделение Уральской консерватории.

«На протяжении жизни отец так натерпелся, что стал оберегать себя от боли и сознательно не подпускал к себе людей, в которых не был уверен на все сто процентов. По этому близких друзей у него было очень мало»

- Нынешние военачальники не всегда знают, с какой стороны к лошади подойти, а маршал Жуков прекрасно держался в седле. Где он этому научился?

- Тут большую роль сыграло то, что его 19-летним призвали на службу в кавалерию, где он буквально жил в седле. Отец любил лошадей, жалел их. Правда, после знаменитого Парада Победы, который он принимал на Красной площади на белом коне, больше по службе верхом не ездил. Зато для себя - так сказать, для души - использовал любой повод для того, чтобы заняться верховой ездой. И нас обучал, часто возил в манеж.

С уходом его из семьи наша жизнь сильно переменилась, у нас уже не было былых возможностей. Но с 45-го по 47-й год мы с сестрой активно занимались конным спортом, отец этого очень хотел.

Георгий Жуков (второй слева), справа от него британский фельдмаршал Бернард Монтгомери и маршал Константин Рокоссовский у Бранденбургских ворот в Берлине. 12 июля 1945 года Монтгомери возложил на Жукова большой Крест Почтеннейшего ордена Бани 1-го рыцарского класса

«МАМЕ И В ГОЛОВУ БЫ НЕ ПРИШЛО ВЫЯСНЯТЬ ОТНОШЕНИЯ С КАКОЙ-ТО  ИЗ ПАПИНЫХ ЖЕНЩИН, КАК  ПОКАЗАНО В ФИЛЬМЕ «ЖУКОВ»

- Георгий Константинович любил выпить рюмочку?

- Ну разве что рюмочку, и то по большим праздникам, в хорошей компании (у нас был очень гостеприимный дом), под душевный разговор, но случалось это крайне редко. В 12-серийном телесериале «Жуков», который сняли в прошлом году, он глушит водку стаканами, а то и из бутылки, пьяным садится за руль. Даже если бы на самом деле в его жизни случались выпивки, загулы, показывать это я считаю неприличным, но ведь ничего подобного не было. Отец вообще вел здоровый образ жизни: много занимался спортом, по утрам обливался холодной водой, прекрасно катался на лыжах и коньках.

Георгий Жуков принимает Парад Победы на Красной площади в Москве, 24 июня 1945 года
То, что в фильме показали, не имеет ничего общего с действительностью. И это касается не только отца. Я хорошо знала певицу Лидию Русланову. Ей совершенно не свойственны поступки, мотивация, приписанные ей создателями картины.

- Ваша семья была, помнится, очень дружна с Лидией Андреевной.

- А как могло быть иначе, если она вышла замуж за его близкого соратника генерал-майора Владимира Крюкова, которого отец знал еще по Белоруссии? Они встретились на фронте, Крюков на тот момент был вдовцом, а Русланова - замужем за конферансье Михаилом Гаркави, но вскоре развелась с ним. Дочь Владимира Викторовича Маргариту Лидия Андреевна воспитывала, как родную.

Георгий Жуков, Алексей Косыгин, Никита Хрущев, Вячеслав Молотов, Николай Булганин и другие, середина 50-х

Вся наша семья ее обожала. Не могу сказать, что Русланова так уж часто к нам приходила, но каждое ее появление становилось праздником: Лидия Анд­реевна пела свои зна­менитые песни, особенно обожаемые отцом «Валенки», сам же он по­ды­гры­вал ей на баяне.

За близость к нашей семье знаменитая певица и пострадала: когда в 1948 году было арестовано почти все окружение Жукова, взяли и Крюкова, а вслед за ним и Русланову - чтобы она, пользуясь своей популярностью, не подняла шум на весь мир. Но дружила Лидия Андреевна не столько с отцом, сколько с мамой. А то, что она якобы была подругой и других женщин отца, как это показано все в том же сериале, неправда.

На полевых учениях, 1940 год, Фото «РИА Новости»

- Вы утверждаете, что в сериале «Жуков» обидели и вашу маму - первую жену маршала Жукова Александру Диевну. Каким образом?

- То, что изобразили в фильме, - выдумка, которая совершенно не соответствует действительности. Создатели картины почему-то не по­считали нужным ни посоветоваться с нами, ни показать готовый сце­нарий. Неудивительно, что наша семья сериал «Жуков» не приняла. Да и все, кто знал Жукова лично (к сожалению, с каждым годом таких людей становится все меньше), восприняли картину в штыки. Больше всего оскорбила даже не однобокость, с которой выведена на экране фигура маршала, а то, что новое поколение будет судить о его личности именно по этой картине.

С Александрой Зуйковой Жуков зарегистрировал брак в 1953-м, хотя состоял в отношениях с 1920 года, параллельно находясь в связи с Марией Волоховой

Мама в отличие от своего экранного образа была очень скромным, спокойным и сдержанным человеком. Не могла она бить посуду, орать на прислугу и раздавать оплеухи дочерям, то есть нам с сестрой. Ей и в голову не пришло бы выяснять отношения с какой-то из папиных женщин или подсматривать за ним, как это показано в фильме «Жуков». Отца мама любила до бес­памятства, потому что это была ее первая и последняя любовь. Они ведь познакомились еще совсем молодыми во время Гражданской войны, когда отец воевал против банд на Тамбовщине, - ему тогда было 24 года, ей - 20. Мама очень переживала, когда у папы появилась вторая семья, но закатывать по этому поводу истерики не позволяла себе никогда.

«КОГДА ОТЕЦ УЗНАЛ, ЧТО МАМЫ НЕ СТАЛО, ЗАКРЫЛСЯ В КОМНАТЕ И СУТКИ ИЗ НЕЕ НЕ ВЫХОДИЛ»

- Для военного человека самое главное - тыл...

С первой женой Александрой Диевной, дочерьми Эрой и Эллой, 40-е
- ...который мама ему обеспечивала. Куда бы отца ни посылали, она всегда была с ним. Он ехал к месту назначения и сразу вызывал ее к себе. Даже во время войны, когда немцев отогнали от Москвы, тут же все организовал, чтобы мы с мамой на три дня приехали к нему из Куйбышева, где были в эвакуации, - без нас папа очень скучал. А как он любил котлеты, которые у мамы получались особенно вкусно!

Никаких изысков у нас на столе никогда не было: гречка, макароны, борщ - все, как у всех. Конечно, когда отец стал сначала заместителем министра, а потом и минист­ром обороны, у нас появился повар и мама уже не готовила, но все равно блюда были самые простые. Папа с детства привык к скромности, так почему же, получив высокие должности и звания, он должен был перемениться?

Со второй супругой Галиной, 1971 год

- Георгий Константинович был щедрым человеком?

- Очень любил делать подарки. Сначала, когда еще не был знаменитым на всю страну маршалом и, соответственно, не имел большого достатка, это были какие-то мелочи. Позже, когда у него появились другие возможности, дарил нам и маме то сережки, то брошку. Очень любил цветы, на даче всегда следил за тем, чтобы их сажали в большом количестве. Но, даже если по какой-то причине он ничего не мог подарить (например, был в командировке), ко всем праздникам обязательно присылал всем нам открытки с поздравлениями.

С дочерью Машей от второго брака. В 2006 году в свет вышла книга Марии Георгиевны «Маршал Жуков — мой отец»

- Уход отца из семьи, наверное, стал ужасным потрясением для всех вас?

- Он тоже очень переживал - это все происходило на моих глазах. Отец настолько сильно любил и маму, и нас с сестрой, что не мог просто закрыть за собой дверь и позабыть обо всем. И эмоциональную связь, которая была у него с мамой, не так просто было разрушить. Я время от времени перечитываю письма, которые он ей писал еще в Гражданскую войну, - если бы вы знали, какая там в каждой строчке любовь и нежность!

Первая дочь Жукова Маргарита, родившаяся в 1929 году от романа с Марией Волоховой, с которой Георгий Константинович в браке не состоял, была признана дочерью официально уже после смерти маршала

Когда отец от нас с Эллой узнал, что мамы не стало (она умерла рано, в 67 лет), за­крылся в комнате и целые сутки из нее не выходил. Об этом мне рассказывала его вторая жена Галина Александровна. Он поднял на ноги всех, чтобы достойно похоронить ее, - мама лежит на Новодевичьем кладбище, за ее могилой мы заботливо ухаживаем.

Георгий Константинович со второй тещей Клавдией Евгеньевной и женой Галиной Александровной, 1969 год


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось